WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 54 | 55 || 57 | 58 |   ...   | 60 |

2. Изучение соответствия постановления следователя о предъявлении обвиняемому обвинительного заключения, а также позиции обвиняемого по нему, отраженной в протоколе его допроса. Первое их них преследует цель выявить, не содержатся ли в этих документах существенные противоречия, которые исключают возможность постановления судом решения по делу и могут повлечь возвращение судьей уголовного дела прокурору по основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК РФ. Второе необходимо государственному обвинителю для оценки в самом общем виде предмета предстоящего в суде состязания и степени его конфликтности.

Баев М.О., Баев О.Я. Тактика уголовного преследования и профессиональной защиты от него. Прокурорская тактика. Адвокатская тактика. М., 2005. С. 52.

Строгович М.С. Участие прокурора в судебном следствии //Социалистическая законность. 1938. № 8. С.20.

Фаткулин С.Т., доцент Южно-Уральского профессионального института, кандидат юридических наук Понятие экологического преступления и его значение для квалификации деяний против окружающей среды Термин «экологическое преступление» был впервые введен в научную литературу В.Д. Пакутиным в 1980 году в работе «К вопросу о месте норм об экологических преступлениях в системе законодательства и учебных курсах»1.

Тем самым, проблемы, касающиеся признаков именно экологических преступлений находятся под пристальным вниманием ученых довольно продолжительное время, однако единой позиции по данному вопросу достичь не удалось.

Необходимость определения понятия экологического преступления вызвана целым рядом причин.

Во-первых, за все время существования отечественного уголовного законодательства данные преступления были обособлены в отдельной главе Уголовного кодекса.

Во-вторых, Уголовный кодекс РФ не содержит нормативного определения экологического преступления, как это было сделано законодателем в отношении воинских (ст. 331 УК РФ) или должностных преступлений (ст. 285 УК РФ).

В-третьих, что «хотя большинство общетеоретических терминов не находит прямого закрепления в законодательных актах, тем не менее их ценность для практики – правотворческой, правореализационной, интерпретационной, правовоспитательной – очевидна. Без освоения этого понятийного аппарата юридической науки практическая деятельность в сфере деятельности права была бы затруднительной, а на профессиональном уровне – вряд ли возможной»2.

В-четвертых, в правоприменительной деятельности постоянно возникает вопрос о разграничении экологических преступлений и экологических правонарушений, а нормативного определения экологического правонарушения Кодекс Российской Федерации об административных праСм.: Пакутин В.Д. К вопросу о месте норм об экологических преступлениях в системе законодательства и учебных курсах // Эффективность борьбы с преступлениями и совершенствование законодательства в свете Конституции СССР: Сб. Башкирского университета. Уфа, 1980. С. 29- 41.

См.: Бабаев В.К., Баранов В.М. Общая теория права: Краткая энциклопедия. Н. Новгород, 1998. С. 4.

вонарушениях также не содержит1.

Впервые определение экологического преступления было дано в ст.

85 Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды» как общественно опасного деяния, посягающего на установленный в Российской Федерации экологический правопорядок, экологическую безопасность общества и причиняющего вред окружающей природной среде и здоровью человека2. Однако следует подчеркнуть, что вышеназванный Закон 1991 г. носил экологический характер, он не содержал в прямом смысле норм ни уголовного, ни административного права. Установление в данном Законе норм об административной ответственности носило в известном смысле декларативный характер, а уголовно- правовых предписаний, как отмечалось выше, этот Закон не предусматривал.

Ныне действующий Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7ФЗ «Об охране окружающей среды» каких-либо разъяснений по вопросам уголовной, административной или иной ответственности за экологические правонарушения не содержит (ст. 75); законодатель отдал разрешение этих проблем на «откуп» отраслевого права3.

Согласно ст. 1 УК РФ источником уголовного права может быть только уголовный закон, определение, данное в ином законе (в данном случае в Законе РСФСР «Об охране окружающей природной среды») не может быть признано обязательным. Представляется, что главу 26 Уголовного кодекса РФ следовало бы начать с нормы, раскрывающей основные черты экологического преступлений. Это послужило бы важным ориентиром для правоприменительной практики.

На современном этапе в научной литературе сложилось практически единое понимание экологического преступления, как общественно опасного деяния, посягающего на экологическую безопасность и нарушающего экологический правопорядок4.

СЗ РФ. 2002. № 1. Ст. 1.

Ведомости СНД РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. № 10. Ст. 457.

Росс. газ. 2002. 12 янв.

См.: Жевлаков Э.Н. Общие вопросы квалификации преступлений в области охраны окружающей среды. М., 1986. С. 27.; Желаков Э., Суслова Н. Экологическая преступность в Российской Федерации в 1990- 2000 гг. // Уголовное право. 2000. № 3. С. 69.;

Плешаков А.М. Экологические преступления: концепция и система понятий // Государство и право. 1993. № 8. С. 71; Виноградова Е.В. Преступления против экологической безопасности: Дисс…докт. юрид. наук. Ставрополь, 2001. С. 49.; Лопашенко Н.А.

Экологические преступления: Комментарий к главе 26 УК РФ. СПб., 2002. С. 33.; Дубовик О.Л. Экологическое право: учебник / О.Л. Дубовик, Л. Кремер, Г. ЛюббеВольф; под ред. О.Л. Дубовик. – М., 2007. С. 515 и др.

При этом необходимо отметить два обстоятельства. Во- первых, не все посягательства на природные объекты можно отнести к экологическим преступлениям. Экологическим преступление будет тогда, когда оно посягает на природный объект, находящийся в неразрывной связи с природной средой. Например, не относятся к экологическим такие составы, как жестокое обращение с животными (ст. 245 УК РФ), продажа, обмен, скупка шкурок пушных зверей (ст. 175 УК РФ), хищение животных или вылов рыбы, находящихся в условиях неволи (ст. 158 УК РФ) и др. Вторым обязательным признаком любого экологического преступления должно стать наступление последствий в виде существенного вреда или создание угрозы его наступления. Что касается защиты жизни и здоровья человека, то следует отметить, что в 9 составах главы 26 Уголовного кодекса РФ (статьи 249, 253, 255–261) жизнь и здоровье человека не выступают непосредственно в качестве объектов уголовно-правовой охраны.

Тем самым, человек в системе экологических преступлений защищается опосредованно. Как справедливо отмечал А.П. Чугаев, экологические преступления в качестве основного объекта имеют собственно окружающую среду в целом, а в качестве дополнительного объекта – жизнь и здоровье человека1.

Таким образом, обобщая изложенное, экологическое преступление можно определить как наказуемое по уголовному закону общественно опасное деяние, посягающее на экологическую безопасность и экологический правопорядок и причинившее существенный вред природной среде или создавшее угрозу его наступления.

Для целей квалификации экологических преступлений важное значение имеет определение объекта их посягательства, а также конкретизация их предмета.

Родовой объект экологических преступлений определяется местом расположения гл. 26 в особенной части Уголовного кодекса. Поскольку она расположена в разделе IX – «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», то родовым объектом экологических преступлений выступает общественная безопасность, под которой понимается состояние защищенности общественных интересов. Общественная безопасность включает в себя, в частности, безопасность в сфере экологии, производства, использования транспорта, источников повышенной опасности и т.д. Аналогичную трактовку данного понятия да См.: Чугаев А.П. Нормы международного и национального уголовного законодательства о защите окружающей среды и человека: проблемы их гармонизации // Сб.

науч. тр. Российской академии юрид. наук. Т. 2. М., 2003. С. 672- 677.

ют и другие ученые1.

Видовой объект экологических преступлений – экологическая безопасность, т.е. состояние защищенности двух взаимосвязанных компонентов: 1) жизни и здоровья людей от экологической угрозы; 2) окружающей среды от негативного воздействия жизнедеятельности человека. Основное различие между родовым и видовым объектом экологических преступлений заключается в том, что в первом случае под уголовно-правовую охрану поставлена общественная безопасность (более широкое понятие), а во втором случае – экологическая безопасность (более узкое понятие).

Непосредственный объект экологических преступлений – конкретные общественные отношения по охране отдельных видов природных богатств, их рациональному использованию и обеспечению экологической безопасности. Выделение непосредственного объекта имеет большое практическое значение для квалификации преступлений, так как в нем наиболее конкретно, в «чистом виде» отражен объект преступления.

Дальнейший анализ объекта экологических преступлений невозможен без решения вопроса о предмете преступления, поскольку понятия объект и предмет преступления находятся в неразрывной связи. Как справедливо отмечает А.В. Галахова, описанию предмета преступления и его значению для квалификации преступлений в учебной литературе уделяется незаслуженно мало внимания. В то же время законодатель указывает на этот объективный признак в диспозициях норм Уголовного кодекса не так уж редко и от его установления зависит квалификация соответствующего преступления2.

Наиболее обстоятельно соотношение понятий объекта и предмета преступления рассмотрено в работах Н.И. Коржанского, который полагал, что предмет преступления – это конкретная материальная вещь, в которой проявляются определенные стороны, свойства общественных отношений (объекта преступления), путем физического или психического воздействия на которую причиняется социально опасный вред в сфере общественных отношений. Предмет – это материализованная сторона объекта, но не сам объект3. В.Д. Пакутин отмечал, что установление См.: Чугаев А.П. Состав экологического преступления: системно- структурный анализ // Современные проблемы правоведения. Краснодар, 1998. С. 277.; Уголовное право. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 1998. С. 469.

См.: Галахова А.В. Системный подход к изучению судебной практики о признаках состава преступления (предмет преступления). Системность в уголовном праве. Материалы II Российского конгресса уголовного права, состоявшегося 31 мая – 1 июня 2007 г. М., 2007. С. 104.

См.: Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно- правовой охраны. М., 1980. С. 74.

предмета преступления имеет юридическое значение лишь тогда, когда предмет преступления выступает в качестве признака состава конкретного преступления1.

Таким образом, можно констатировать, что предметом экологических преступлений в широком смысле слова выступает природная среда в целом, поскольку все её составные части находятся между собой во взаимодействии и во взаимосвязи и составляют единую экосистему, а в пределах конкретных участков суши или водоемов образуют единую общность организмов, растительность и т. п. – биоценоз. В более узком смысле предметом конкретных преступлений являются природные ресурсы: земля, ее недра, атмосфера, животные, растительность.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что конкретизация понятия экологического преступления и его составных элементов несомненно послужит целям правильной квалификации деяний против окружающей среды.

См.: Пакутин В.Д. Уголовно- правовая охрана внешней среды и природных ресурсов в СССР. Квалификация отдельных преступлений. Уфа, 1976. С. 41.

Филин Д.В., доцент Национальной юридической академии Украины им. Ярослава Мудрого, кандидат юридических наук Опасности уголовного судопроизводства и их классификация В национальных государствах современного мира общественное производство богатств постоянно сопровождается общественным воспроизводством опасностей и рисков. В процессе модернизации современной общественной жизни высвобождаются деструктивные факторы, действие которых либо чрезвычайно трудно прогнозировать, либо они просто недоступны человеческому воображению. Модернизация делает само общественное бытие более опасным, чем это было в предыдущие эпохи. Если в классовых обществах бытие определяет сознание, то в современном обществе опасностей и рисков напротив сознание определяет бытие. Именно сознательная, как интеллектуальная, так и предметная, деятельность генерирует опасности в качестве своего побочного продукта. Человеческая деятельность в современных условиях в высокой степени нормированная и упорядоченная, приобретает вид совокупности технологий как в отдельных областях производственной, общественной деятельности, так и в юрисдикционной. На вопросы развития и использования технологий накладываются вопросы политического и научного «обращения» (обнаружение, предотвращение, сокрытие, вовлечение, управление) с рисками, которые несут ожидаемому будущему уже используемые или потенциальные технологии, к которым относятся и технологии юридические.

Риск при принятии решений и совершении действий обусловливает во многом непрогнозируемость этих действий и решений, не исключая их опасные последствия.

Уголовное судопроизводство, будучи одной из разновидностей человеческой деятельности, также не избавлено от опасностей и рисков. Это связано, прежде всего, с тем, что его материальной основой является наличие конфликта – преступления. Устранение конфликта – цель уголовного судопроизводства.

Учитывая, что расследование и судебное разбирательство уголовного дела может встретить противодействие со стороны как физических, так и юридических лиц, уголовно-процессуальное законодательство наделяет правоприменителя рядом полномочий по реализации принудительных мер, призванных устранить препятствия на пути уголовного судопроизводства. Таким образом, уголовное судопроизводство ограждается от опасностей, воздействующих на него извне (внешних опасностей).

Уголовное судопроизводство само генерирует опасности для лиц, вовлеченных в его сферу. Такие опасности связаны, в частности, с незаконным применением процессуальных принудительных мер, постановкой лица в невыгодное для него процессуальное положение (подозреваемого, обвиняемого и т.п.) либо отказом в признании лица участником процесса, без надлежащих к тому оснований в результате, как умышленного нарушения требований УПК, так и неправильного толкования его норм (внутренние опасности).

Pages:     | 1 |   ...   | 54 | 55 || 57 | 58 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.