WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 60 |

Что же, такое лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, его защитник и законный представитель не могут быть отнесены к кругу тех субъектов уголовного процесса, которых законодатель в ч. 1 ст. 64 УПК РФ именует участниками уголовного судопроизводства По нашему мнению, какой бы ответ на поставленный вопрос мы не дали, исходя из духа уголовно-процессуального института заявления отводов законный представитель лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, а тем более его защитник имеют право в установленном УПК РФ порядке заявлять отвод, в том Ювенальное право: учебник для вузов / Под ред. А.В. Заряева, В.Д. Малкова. М.:

ЗАО Юстицинформ, 2005. // Справочная Система Консультант Плюс Технология 3000: Информационный банк Комментарии Законодательства. М., 2005.

Советское уголовное право. Общая часть: учебник / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачествского. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Издательство МГУ, 1988.

С. 93.

числе и отвод судье. На наличие данного права у законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, имеется прямое указание в п. ч. 2 ст. 437 УПК РФ.

Правовая основа возможности защитника лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, заявлять отвод представляется несколько более сложной.

Но и таковая имеется. Рассматриваемое право защитника закреплено в п.

8 ч. 1 ст. 53 УПК РФ. И в этой статье не уточняется, о каком защитнике идет речь, а значит, позволительно данное право распространить и на статус защитника лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера.

Это общий подход к толкованию использованного в ч. 1 ст. 64 УПК РФ понятия «участник уголовного судопроизводства». Между тем мы не можем не отметить и того факта, что в связи с действующей редакцией ч.

1 ст. 64 УПК РФ и общим подходом к институту заявления ходатайств в уголовном процессе было бы не последовательным говорить о существовании какого-либо запрета заявления отвода для других участников предварительного расследования и последующих стадий уголовного процесса.

При наличии к тому фактических оснований, а равно когда заявление отвода судье может хоть как-то касаться обеспечения прав и (или) законных интересов конкретного участника уголовного процесса, заявление им соответствующего отвода нельзя признать незаконным.

В этой связи следует отметить, что и под «стороной» во втором предложении ч. 2 ст. 64 УПК РФ следует понимать не только субъектов уголовного процесса, выполняющие функцию защиты или обвинения, но и иных участников уголовного процесса, чьи законные интересы могут быть нарушены, если процессуальные решения по делу будет принимать судья, подлежащий отводу.

Соколов Ю.Н., заместитель начальника регионального отдела Управления ФСБ России по Свердловской области, доцент кафедры информационного права и естественно-научных дисциплин Уральской Государственной Юридической Академии, кандидат юридических наук Контроль и запись переговоров (проблемы, пробелы, актуальные вопросы) В последнее время, судебная и правоприменительная практика наглядно показывает, что материалы, полученные в ходе проведения такого следственного действия, как контроль и запись переговоров, все чаще используются в доказывании по уголовным делам.

На сегодня сложилась парадоксальная ситуация. В УПК РФ1 говорится только о контроле и записи переговоров. Что под этим подразумевается Согласно действующему уголовно-процессуальному закону, это телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц, содержащие сведения, имеющие значения для уголовного дела (ч. ст. 186 УПК РФ), а также прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм (п. 14.1 ст. 5 УПК РФ). В связи с чем, можно утверждать, что рамки анализируемого следственного действия охватывают только голосовую информацию. Закономерно возникает вопрос, как же быть с информацией, не содержащей человеческого голоса или транслируемой в электронном (цифровом) виде В данную категорию попадают SMS- и MMS-сообщений, электронная почта, вложенные видео- и графические файлы, IP – телефония, видеовызов в сетях 3 G, информация, передаваемая по единым сетям электросвязи России между пользователями сети Интернет и компьютерами, иная информация, транслируемая по техническим каналам связи.

Ю.В. Гаврилин и Е.С. Дубоносов утверждают, что телефонные переговоры это передача сообщений по городской, междугородной и международной сети электросвязи (проводной линии телефонной сети). Далее они пишут, что телефонные переговоры на этом не ограничиваются, они включают телеграфные и факсимильные виды услуг.

К числу «иных переговоров» названные авторы относят направление в области связи с применением систем компьютерной телефонии. В Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: принят Федеральным законом от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Российская газета. 2001. 22 декабря.

качестве названных систем понимаются: системы голосовой почты, конференцсвязи, тарификации, записи телефонных переговоров.Федеральный закон от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи»2 не содержит понятий городской, междугородной и международной сети электросвязи. Есть понятия городские, междугородние и международные переговоры. А телеграфные и факсимильные виды услуг к телефонным переговорам вообще не относятся. Телеграфные услуги всегда относились к объекту почтовой сети связи, а факсимильные - к сообщениям, передаваемым по сетям документальной электросвязи.

Необходимо проводить принципиальное различие между переговорами и сообщениями. Под первыми необходимо понимать информацию, передаваемую и воспринимаемую с помощью речевого и слухового аппарата человека в устной форме в реальном режиме времени, как непосредственно, так и посредством использования оконечного оборудования единой сети электросвязи России. А под вторыми, – информацию создаваемую с помощью механического воздействия человека на сенсорные элементы средств связи и воспринимаемую визуально (SMS- или ММSсообщения, графические изображения, аудиозаписи, передаваемые через телематические, почтовые и телеграфные услуги связи).

18 раздел Свода Законов США предлагает следующее определение телефонных переговоров: «…любую воспринимаемую на слух информацию, передаваемую полностью или частично по проводам, кабелям или другим подобным соединениям между исходящей точкой и точкой приема (включая использование таких соединений на коммутируемой станции) производимые любым лицом».3 Т.е., в приведенном определение самое важное заключается в том, что телефонные переговоры должны содержать человеческий голос, или, как предписывает законодатель «устную передачу». Если передаваемая информация не содержит оригинального (настоящего) человеческого голоса, одного человека или группы лиц, то данная информация не может рассматриваться как телефонные переговоры.Если по поводу понятия «телефонные переговоры» можно, условно, говорить о наличии общего понимания, как устных односторонних, дву Гаврилов Ю.В., Дубоносов Е.С. Исследование контроля и записи телефонных и иных переговоров в раскрытии и расследовании преступлений: Учебное пособие. М., 2003.

С. 12-13.

Собрание законодательства РФ. 2003. № 28. Ст. 2895.

18 U.S.C. параграф 2510 (1).

См.: S. Rep. No. 99 - 541, at 12 (1986), reprinted in 1986 U.S.C.C.A.N.3555; United States v. Torres, 751 F. 2dd 875, 885 - 86 (7th Cir. 1984).

сторонних или многосторонних переговоров ведущихся с использованием пользовательского оборудования по линиям связи. Относительно же значения термина «иные переговоры» единого мнения не существует. Так, следователи, под «иными переговорами», понимают всю «иную информацию» передаваемую по единой сети электросвязи России, т.е. то, что охватывает своим объемом такое оперативно-розыскное мероприятие, как контроль технических каналов связи.

Полагаем, что снятие информации с технических каналов связи и иные переговоры суть не одно и то же. Термин «контроль переговоров» прежде всего, предполагает фиксацию устной речи, независимо от того, каким способом говорящие обмениваются информацией. По техническим же каналам связи переговоры не ведутся, они предназначены для передачи информации в электронном (цифровом) виде, при этом названная информация уплотняется, неоднократно преобразуется, а в случае необходимости кодируется и устного сообщения, в привычном для нас понимании, не содержит. Поэтому под иными переговорами, по нашему мнению, правильно будет понимать устную речь, транслируемую без помощи оконечного оборудования и линий связи посредством речевого аппарата человека. Например, переговоры, ведущиеся подозреваемыми, обвиняемыми в закрытом помещение, жилище, на открытой местности, в транспортном средстве и т.п.

Таким образом, контроль и запись переговоров позволяет получить информацию, имеющую отношение к расследуемому уголовному делу, путем документирования телефонных и других устных переговоров лиц в целях осуществления уголовного преследования или защиты участников уголовного судопроизводства от преступных посягательств. Вся иная информация, передаваемая по единой сети электросвязи России, остается, на наш взгляд, за рамками рассматриваемого следственного действия. Т.е., контроль SMS- и MMS-сообщений, информации, передаваемой по сетям документальной электросвязи, сообщений, передаваемых по электронной почте, информации обращающейся в сети Интернет, сообщений межкомпьютерного обмена, информации транслируемой по цифровых каналов связи, любой другой информации, передаваемой в знаковой или кодированной форме, не воспринимаемой или не понимаемой человеком на слух – следователь самостоятельно произвести не может. Он вынужден, как и прежде, давать поручение оперативным службам получать необходимую информацию, но уже в рамках оперативно-розыскной деятельности. Данные пробелы в уголовно-процессуальном законодательстве существенно сужают и ограничивают процессуальную самостоятельность следователя.

В отличие от нашего законодательства, в уже упомянутом нами разделе Свода Законов США, дается определение электронному сообщению, под которым понимается «… любая передача знаков, сигналов, письменных сообщений, звуков, данных, или информации любого характера, передаваемой целиком или частично по проводам, радио, электромагнитным, фотоэлектронным или оптическим системам, которые используются при общении между штатами и между городами, за исключением:

(а) любой передачи устной информации по проводной связи;

(б) любой информации передаваемой на пейджер в тоновом режиме;

(с) любой информации передаваемой с устройства слежения;

(д) информации о передаче электронных счетов, хранимых финансовым учреждением в коммуникационной системе».Как видно из приведенного определения, электронная информация - это широкая категория и большинство сообщений передаваемых через Интернет (включая электронную почту) являются информацией в электронном (цифровом) виде. Кроме того, сегодня, все телефонные переговоры ведутся с использованием современных средств передачи данных, телекоммуникационных сетей. Голос человека модифицируется и транслируется в цифровом формате, т.е. передается в электронном виде, а не в форме аналогового сигнала под которым мы понимаем устное сообщение.

Учитывая вышеизложенное можно утверждать, что анализируемое следственное действие нуждается в дальнейшем организационном, методическом и правовом совершенствовании.

На наш взгляд, было бы логично расширить рамки контроля и записи переговоров как следственного действия, включив в него не только устную речь, передаваемую непосредственно, или при помощи оконечного оборудования и линий связи, но и иные сообщения, продуцируемые и представляемые человеком посредством единой сети электросвязи. Это, существенно увеличит возможности следователя по получению информации с целью формирования полноценных доказательств в рамках уголовного процесса и, как следствие, возможность выбирать оптимальный путь расследования уголовного дела с учетом приобретенных материалов. Появится возможность контроля современных средств электросвязи подозреваемых, обвиняемых и других лиц в целях уголовного преследования или более эффективной защиты участников судопроизводства от преступных посягательств.

См.: 18 U.S.C. параграф 2510 (1).

И в заключение хотелось бы отметить, что если в ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»1 содержание оперативно-розыскных мероприятий не раскрыто (т.к. названные мероприятия проводятся большей частью негласно и получаемая в их ходе информация, является ориентирующей (непроцессуальной)), то рамки всех следственных действий предусмотренных УПК РФ должны быть четко определены, что не мало важно для укрепления законности при ограничении конституционных прав граждан, где их произвольная интерпретация не допустима.

Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.

Сундуров Ф.Р., профессор кафедры уголовного права Казанского государственного университета, доктор юридически наук, профессор Ограничение свободы в системе наказаний по Уголовному кодексу Российской Федерации Федеральным законом РФ от 27 декабря 2009 г. №377-ФЗ были введены в действие положения УК РФ о назначении в виде ограничения свободы в новой его интерпретации по сравнению с первоначальной редакцией ст. 53 УК РФ. Данное решение законодателя положительно отразится на практике назначения наказаний, хотя признать его своевременным вряд ли возможна.

Как известно, одним из существенных недостатков системы наказаний, регламентированной в УК РФ, является отсутствие многообразия видов наказаний с одной стороны, а с другой – наличие значительного перепада в степени правоограничений между лишением свободы и наказаниями, не связанными с изоляцией от общества. Несовершенство системы наказаний было усугублено и тем, что введение в действие положений о наказаниях в виде обязательных работ, ограничения свободы и ареста в 1996г. было отложено до создания необходимых условий для исполнения этих видов наказаний. До 2005 г. она включала в себя, помимо двух разновидностей лишения свободы и смертной казни, на применение которой был установлен мораторий, только три вида общих основных наказаний – штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и исправительные работы. Два специальных вида наказаний, которые могут назначаться только военнослужащим, не влияют на систему общих видов наказаний.

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.