WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 60 |

Примирение означает оформленный в надлежащей процессуальной форме отказ потерпевшего от своих первоначальных претензий и требований к лицу, совершившему преступление, отказ от просьбы привлечь его к уголовной ответственности или просьбу прекратить уголовное дело, возбужденное по его заявлению4. Х.Д. Аликперов подчеркивает, что примирение - отказ потерпевшего от поданного им заявления о привлечении лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности или заявление о прекращении в отношении него уголовного дела в связи с достижением с ним мира5. В таком понимании единственным субъектом примирения выступает потерпевший, поскольку именно с его стороны должен поступить отказ от уголовного преследования виновного, а само примирение выступает как «односторонний акт прощения или милости, которая дается виновному потерпевшим»6.

И.М. Гальперин отмечает, что примирение представляет собой восстановление нормальных, предписываемых правопорядком отношений7.

В.В. Ценева расширяет это определение: примирение - это устранение См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 3. М., 2002.

С. 347.

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2006. С. 358.

См.: Современный толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. М., 2004. С. 614.

См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова, М.В.Лебедева. М., 2001. С. 159; Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Окончание предварительного расследования прекращением уголовного дела. С. 122.

См.: Аликперов Х. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим // Законность. 1999. № 6. С. 12.

Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М., 2000. С. 125.

См.: Гальперин И.М. Об уголовном преследовании, осуществляемом потерпевшим, в советском уголовном процессе // Советское государство и право. 1957. №. 10. С. 52.

возникших отрицательных и восстановление нарушенных преступлением мирных (нормальных) отношений между лицом, совершившим преступление, и пострадавшим от него1. Если понимать под примирением именно восстановление отношений, тогда в нем обязательно участие как потерпевшего, со стороны которого исходит прощение, так и виновного, со стороны которого должна последовать определенная деятельность2: осознание вредности своего деяния, его последствий, раскаяние, заглаживание причиненного вреда.

Субъектами примирения является в первую очередь основные участники уголовно-правового конфликта: потерпевший и виновный. При этом следует отметить, что законодатель закрепляя их процессуальные статусы (ст. 42, 46 и 47 УПК РФ), не предусмотрел их право на примирение. Вместе с тем, на наш взгляд, это является существенным, поскольку закрепление такого права в ст. 42, 46 и 47 УПК является одним из средств реализации института освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. Обязанность разъяснения права на примирение возложена законодателем только на суд и лишь в отношении потерпевшего (ч. 2 ст. 268 УПК). Что же касается виновного, то ему разъясняется право на примирение лишь по делам частного обвинения (ч. 4, ст. 319 УПК). Представляется, что такое положение не вполне справедливо, поскольку инициатива примирения может исходить не только со стороны потерпевшего, но и виновный может предпринять некоторые шаги к мирному разрешению возникшего конфликта.

Если потерпевший или виновный не обладают полной дееспособностью, то здесь возникает вопрос об участии в примирении законных представителей. Так, Е.В. Давыдова совершенно верно отмечает, что российское уголовное право не знает института представительства3, однако, как замечает Н. Сухарева, законные представители малолетнего или невменяемого потерпевшего осуществляют его материальные права и, следовательно, должны быть субъектами примирения4. Сказанное должно относиться не только к малолетним и невменяемым, но и к лицам в возрасте от 14 до 18 лет, поскольку они, конечно, могут совершать сделки, См.: Ценева В.В. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим: Дисс. … канд. юрид. наук. Кемерово, 2002. С. 157.

См., например: мнение Е.А. Рубинштейн. Цит. по: Место примирения и посредничества в доктрине уголовного правосудия (материалы «Экспертного семинара») // Государство и право. 2006. № 10. С. 115.

См.: Давыдова Е.В. Примирение с потерпевшим в уголовном праве: Дисс. … канд.

юрид. наук. Ставрополь, 2001. С. 24.

См.: Сухарева Н. Некоторые проблемы регламентации примирения с потерпевшим // Уголовное право. 2006. № 1. С. 130.

направленные на безвозмездное получение выгоды (ч. 2 ст. 26 ГК РФ), что имеет место при заглаживании причиненного преступлением вреда, но самостоятельно вряд ли смогут оценить размеры этого самого вреда, поэтому для защиты интересов несовершеннолетнего потерпевшего обязательно в примирении участвует его законный представитель. Подтверждение этому мы находим в ст. 25 УПК РФ: «Суд, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело…».

Если несовершеннолетним является виновный, то участие законного представителя также является обязательным, поскольку, как и в случае с несовершеннолетним потерпевшим, он защищает интересы виновного при оценке размера причиненного им вреда. Кроме того, если у несовершеннолетнего обвиняемого нет доходов или иного имущества, достаточных для заглаживания вреда, то обязанность по его заглаживанию в материальной форме возлагается на родителей или лиц, их заменяющих (ст.

1074 ГК РФ).

Содержанием примирения является деятельность виновного по заглаживанию причиненного преступлением вреда, формами которой могут быть:

предоставление вещи того же рода и качества;

непосредственное устранение причиненных физических разрушений или повреждений;

возмещение причиненного вреда в денежной форме;

принесение извинений потерпевшему компенсацию морального вреда;

оказание помощи потерпевшему;

уголовно-правовая реституция и др.

Для правовой оценки имеет существенное значение: полностью или частично устранены вредные последствия преступления. В юридической литературе преобладающей можно считать точку зрения, согласно которой причиненный вред должен быть заглажен в полном объеме. При этом подчеркнем, что заглаживание вреда, причиненное преступлением, должно быть полным с точки зрения самого потерпевшего. Стороны уголовноправового конфликта сами определяют наиболее приемлемую для них форму заглаживания причиненного преступлением вреда, что порождает возникновение гражданских правоотношений.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда пояснила, что не может служить поводом для отмены поста новления суда о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) довод «о несоразмерности причиненного ущерба возмещенному, поскольку потерпевший вправе самостоятельно определять сумму ущерба, подлежащую возмещению, и решать вопрос о ее соразмерности»1.

Другой пример. Государственным обвинителем по уголовному делу в отношении К. было внесено кассационное представление, где ставился вопрос об отмене постановления суда о прекращении уголовного дела, поскольку К. не загладил ни одним из возможных способов причиненного преступлением вреда. Судом было установлено, что похищенный магнитофон изъят у К. сотрудниками милиции и возвращен потерпевшей. Никаких требований о компенсации морального вреда потерпевшая не заявляла, напротив, в судебном заседании пояснила, что никаких претензий к подсудимому не имеет. Оснований для отмены постановления суда о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в отношении К.

судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда не усмотрела2.

Восстановление отношений, нарушенных преступлением, происходит в результате достижения согласия о заглаживании причиненного преступлением вреда. При этом получение потерпевшим права требования возмещения причиненного вреда в будущем должно рассматриваться как заглаживание причиненного вреда, если пострадавший приемлет такой способ, в противном случае причиненный преступлением вред должен быть заглажен до освобождения лица от уголовной ответственности.

На наш взгляд, стороны уголовно-правового конфликта могут добиваться достижения примирения как самостоятельно, так и прибегнуть к помощи посредника. Хотя, в отличие от многих зарубежных стран (например, Республика Молдова, Франция и др.), российский законодатель ни в УК, ни в УПК не закрепляет возможность примирения сторон с использованием посредничества, но это не противоречит основополагающим принципам права. Следует отметить, что идея посредничества в сфере уголовной юстиции не является новой. Так, в Москве с 1998 г. Общественный Центр «Судебно-правовая реформа» реализует экспериментальную программу по примирению несовершеннолетнего обвиняемого и потерпевшего3. На наш взгляд, данное средство разрешения уголовноправовых конфликтов является одной из самых перспективных.

См.: Дело № 22-1694. Архив Архангельского областного суда за 2007 г.

См.: Дело №. 22-602. Архив Ленинградского областного суда за 2006 г.

См.: Флямер М. Развитие общественных инициатив в сфере уголовной юстиции // Правозащитник. 2002. № 2. С. 39.

Обязательными участниками примирения являются также суд, следователь или дознаватель, поскольку именно указанным государственным органам (должностным лицам) предоставлено право прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон. Следует отметить, что в ст. УПК РФ и ст. 76 УК РФ говорится именно о праве, а не об обязанности прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон. От подобного «усмотрения» должностных лиц страдают как виновный, так и потерпевший1. Такое положение, нам представляется, не вполне обоснованно.

Преступления посягают не только на интересы всего общества, но и могут нарушать лишь интересы отдельного лица. Подобно тому, как государственный обвинитель обладает правом отказаться от обвинения, потерпевший как частный обвинитель может пользоваться таким специфическим выражением этого права, как возможность примирения с обвиняемым, поэтому роль государственных органов в акте примирения должна, по сути, сводиться к официальному утверждению состоявшегося примирения, контролю за «саморазрешением» уголовно-правового конфликта2 с целью установления добровольности примирения потерпевшего с виновным. Именно такой смысл, по нашему мнению, следует вкладывать в институт освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением сторон. Сходной точки зрения придерживается Р.А. Сабитов, подчеркивая, что слово «может» вовсе не означает возможность правоприменителя действовать по собственному усмотрению, а лишь предполагает его оценочную деятельность3. Придя к выводу о наличии требуемых законом обстоятельств, правоприменитель принимает решение об освобождении виновного от уголовной ответственности.

Модель примирения сторон схематично выглядит следующим образом (См. рис. 1):

См.: Петрикова С.В.К вопросу об императивности и диспозитивности при применении ч. 1 ст. 75 и ст. 76 УК РФ // Конституционные основы уголовного права. Материалы I Всероссийского конгресса по уголовному праву. М., 2006. С. 446.

См.: Красиков А.Н. Примирение с потерпевшим и согласие потерпевшего – «частный сектор» в публичном уголовном праве (материалы «Круглого стола» журнала «Приоритеты правовой политики в современной России») // Правоведение. 1996. № 1.

С. 180.

См.: Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение. Томск, 1985. С. 109.

Рис. 1. Схема модели примирения сторон Таким образом, примирение можно определить как прекращение конфликта между виновным и потерпевшим путем восстановления нарушенных преступлением отношений.

Попова Е.И., оперуполномоченный УФСИН РФ по Республике Бурятия, капитан внутренней службы, аспирант кафедры уголовного права и процесса юридического факультета Бурятского государственного университета Анализ некоторых положений Глав 40 и 40.1 УПК РФ Начиная с 2002 года, в России существовал лишь один вид сокращенного судебного разбирательства, который предусматривается главой 40 УПК РФ «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением». Введение этого правового института сопровождалось жаркими спорами о необходимости его законодательного закрепления. Нашлись противники этой тогда еще новой формы судебного разбирательства1. Вместе с тем были и те, кто оценивал его как положительную тенденцию в развитии отечественного уголовного процесса2.

С момента, когда стало возможным применение особого порядка, предусмотренного главой 40 УПК РФ количество уголовных дел, рассмотренных судом в таком порядке, ежегодно возрастает. Так, за шесть месяцев 2009 года количество уголовных дел, по которым суд постановил приговор в порядке главы 40 УПК РФ, составило в областных судах 7.4%, в районных судах 48.9%, у мировых судей 89%3. Это указывает на то, что сокращение судебного разбирательства является не только допустимым, но и весьма востребованным на практике. Как заявил председатель Верховного Суда РФ, выступая на ХII Всероссийском съезде судей:

«…необходимо развивать упрощенные и ускоренные способы рассмотрения судебных дел»4. При этом он особо отметил положительную практику рассмотрения уголовных дел в особом порядке принятия судами решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением5.

См., например: Петрухин И.Л. Сделки о признании вины чужды российскому менталитету // Российская юстиция. 2001. №5. С.35-37; Михайлов П. Сделки о признании вины - не в интересах потерпевших // Российская юстиция. 2001. № 5. С. 37-38.

См., например: Милицин С. Сделки о признании вины: возможен ли российский вариант // Российская юстиция. 1999. № 12.; Лазарева В.А. Легализация сделок о признании вины // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 41.

Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за месяцев 2009 г. // Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. URL: http:/www.cdep.ru/userimages/documents/ Obzor_o_deyatelnosti_sudov_za_1pol.2009g..doc (дата обращения 13.02.2010) Выступление председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М.

Материалы ХII Всероссийского съезда судей // Российская юстиция. 2009. №1. С.15.

Там же.

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.