WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 60 |

Традиционно считается, что за каждое преступное деяние лицо должно нести уголовную ответственность. Такая формулировка не только не учитывает интересы участников конфликта, но и не способствует достижению справедливости и целей правосудия. Деятельное раскаяние и примирение лица, совершившего преступление, с потерпевшим – это тот правовой механизм, который способен оказать содействие нарушителю закона в искуплении своей вины. В этом случае реакция государства на совершенное преступление не будет иметь столь репрессивный характер, а, напротив, окажет содействие лицу, совершившему преступление, в процессе восстановления своих прав и прав потерпевшего.

Данная концепция в западной литературе получила название «восстановительное правосудие», которое, в свою очередь, употребляется в нескольких значениях:

в узком смысле восстановительное правосудие понимается как программа с участием лиц, так или иначе затронутых преступлением, по выработке соглашения о способе возмещения вреда, причиненного преступным деянием (встречная концепция восстановительного правосудия).

в широком смысле целью восстановительного правосудия является предупреждение совершения лицом новых противоправных действий, минимизация негативных последствий совершенного деяния, а также компенсации причиненного вреда (репарационная концепция восстановительного правосудия).

восстановительное правосудие может также рассматривается как заключение сторонами мирового соглашения (концепция преобразования).Восстановительное правосудие – альтернативный способ осуществления уголовного судопроизводства. Одна из ее форм — медиация между правонарушителем и потерпевшим. Действующее российское законодательство предусмотрело возможность альтернативного разрешения спора:

освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением сторон и деятельным раскаянием (ст.ст.75-76 УК РФ, ст.25 УПК РФ). Однако основания такого освобождения и процедура примирения, а также декларативность этих норм требуют дополнительной регламентации института медиации в российском уголовном судопроизводстве.

Право на защиту предполагает соблюдение принципа самоопределения сторон, с одной стороны, а с другой, выступает причиной к возникновению абсолютно нового для российского уголовного процесса положения о целесообразности применения в отношении определенных лиц уголовного преследования и наказания. Так, освобождение от уголовной ответственности в результате примирения сторон лишь право государственных органов. Принцип публичности, предусмотренный ст.21 УПК РФ, See: Daniel W. Van Ness. RJ City. Centre for Justice & Reconciliation at PFI. 2005.

http://rli.consultant.ru/magazine/2004/01/ugol/art1/ обязывает государственные органы осуществлять уголовное преследование каждого, кто совершил противоправное деяние. Возникает монополия публичной власти на защиту прав и свобод человека. Интересы же самих участников уголовно-правового конфликта либо не учитываются вовсе, либо сливаются с государственными и общественными интересами. В условиях же восстановительного правосудия (медиации) стороны самостоятельно разрешают возникающие между ними противоречия исходя из собственных потребностей. Участие государства в этих отношениях минимально и будет выражаться в контроле над недопустимостью ограничения прав любой из сторон. При медиации в случае раскаяния лицо, совершившее преступление, de facto перестает быть общественно опасным, поэтому de jure не подлежит привлечению к уголовной ответственности.

На наш взгляд, публичный характер уголовного судопроизводства не должен рассматриваться как единственный способ достижения справедливости. Уголовно-процессуальное право развивается в двух направлениях: в сторону карательного уголовного правосудия и восстановительного правосудия. В первом случае преследуется цель установления виновности лица и его наказание. Восстановительное же правосудие направлено на предоставление возможности возмещения лицом, совершившим преступление, причиненного им вреда и, как следствие, его прощение. Эти две концепции не являются взаимоисключающим, хотя и противоречивы по содержанию. Бесконечные дебаты по поводу преимуществ одной и недостатков другой системы просто бессмысленны. Система восстановительного правосудия существует в рамках официальной системы уголовного правосудия и придает ей новое качество.Основная задача законодателя правильно выбрать сферу применения восстановительного правосудия: категорию дел, момент начала процедуры, круг лиц, их права и обязанности, а также правовые последствия окончания процедуры.

Возмещение вреда это наказание, но в ином виде. Очевидно, что в ряде случаев «наказание через стыд» окажет большее воздействие на личность. В зарубежной литературе часто встречается словосочетание «наказание стыдом» или «наказание через стыд». Когда медиация проходит при посредничестве социальных служб (общественных организаций), обнародование информации о преступлении вызывает чувство стыда, стеснение Miers D. An International Review of Restorative Justice. Crime Reduction Research Series Paper 10. London. 2001. p. 86-87.

у лица, совершившего преступление. В идеале это сдерживает лицо от совершения в дальнейшем новых противозаконных деяний. Последствия законодательной регламентации медиационных начал в уголовном процессе колоссальны для развития общественных отношений и правовой культуры в целом. Во-первых, медиация способствует повышению уровня правового сознания граждан и формированию у человека ответственности перед государством и обществом в целом. Во-вторых, содействуя примирению сторон, государственные органы перестанут быть инструментом карательной политики, что, несомненно, поднимет их престиж и вызовет доверие у общества. В-третьих, конструктивный диалог между лицом, совершившим преступление, и потерпевшим способствует укреплению социальных связей и поддержанию правопорядка. «Преступник» 2, к которому не было применено уголовное наказание, быстрее встанет на путь исправления, ускорится процесс его реинтеграции в обществе.

Подобное явление уже не является лишь теоретической перспективой. К примеру, в Австрии, Германии и во Франции программы медиации в уголовных делах предусмотрены законодательством, согласно которому прокурор вправе направлять уголовные дела для организации посредничества между пострадавшим и правонарушителем, причем результатом встречи между сторонами может стать прекращение расследования и освобождение от уголовной ответственности. В Испании предназначенные для несовершеннолетних правонарушителей программы медиации и возмещения вреда осваиваются местными властями в рамках уголовной юстиции. Медиация, как неотъемлемая часть уголовного процесса, должна, получить законное признание и осуществляться в согласии с правами и интересами, как потерпевших, точно также и лиц, совершивших преступление.

См.: Menzel K. Circle Sentencing as a Shaming Sanction. Restorative Justice Online.

Washington, DC: PFI Centre for Justice and Reconciliation. 2005.

www.restorativejustice.org/resources/docs/menzel.

Употребляя термин «преступник», мы не забываем, что только через вступивший в законную силу приговор суда лицо признается виновным в совершении преступления.

Однако при медиационной процедуре лицо, совершившее преступление, признает себя виновным без судебного разбирательства. Иначе для виновного при возмещении причиненного вреда отсутствует причина данного действия.

Петров Д.В., старший преподаватель кафедры адвокатуры Восточной экономико-юридической гуманитарной академии К вопросу расширения круга лиц подлежащих уголовно-правовой охране в соответствии со ст. 295 и 296 УК РФ Правовые нормы, предусматривающие ответственность за преступления против правосудия, содержащиеся в главе 31 УК РФ, в силу их некоторой неполноты, по нашему мнению, нуждаются в совершенствовании.

Статьей 295 УК РФ установлена ответственность за посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование. Объектом данного состава выступают нормальная деятельность суда, органов следствия и дознания, органов и учреждений, исполняющих наказания, не связанные с лишением или ограничением свободы.

В качестве дополнительного объекта охраны предусмотрены жизнь лиц, осуществляющих правосудие или предварительное расследование, исполняющих наказание, или их близких. Потерпевшими согласно ст. могут быть судья, присяжные заседатели или иное лицо, участвующее в отправлении правосудия, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание (дознаватель), защитник, эксперт, специалист, судебный пристав, судебный исполнитель и их близкие.В силу неточности законодательной конструкции ч.1 ст. 295 УК РФ из сферы уголовно-правовой охраны на наш взгляд необоснованно исключается деятельность лиц, являющихся представителями потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика. Наряду с этим, учитывая особенности объекта уголовно-правовой охраны, в диспозиции ст. 295 УК РФ следует указать на то, что посягательство на соответствующих лиц осуществляется не просто «в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта», а именно в связи с участием в этих юридических процедурах соответствующих лиц.

В связи с этим, ч.1 ст. 295 УК РФ следует изложить в следующей редакции: «Посягательство на жизнь судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, прокурора, следователя, лица производящего дознание, защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представитеПостатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.И. Чучаева. М.: Юридическая фирма "КОНТРАКТ", "ИНФРА-М", 2009.

ля, эксперта, специалиста, судебного пристава, судебного исполнителя, а равно их близких в связи с их участием в производстве предварительного расследования, рассмотрением дел или материалов в суде, исполнении приговора, решении суда или иного судебного акта, совершенное в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц, либо из мести за такую деятельность».

Соответственно необходимо внести изменения и в статью 296 УК РФ устанавливающую ответственность за угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования.

В целях приведения в соответствие названия и содержания правовой нормы, содержащейся в ст. 296 УК РФ ее название следует изложить в следующей редакции: «Угроза, насильственные действия, уничтожение или повреждение имущества лиц, участвующих в отправлении правосудия или производстве предварительного расследования».

Основываясь на нормативных положениях действующего российского законодательства1 и в целях обеспечения уголовно-правовой охраны лиц, исполняющих поручение доверителя по представлению интересов потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика ч.2 ст.

296 УК РФ следует изложить в следующей редакции: «То же деяние, совершенное в отношении прокурора, следователя, дознавателя, защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителя, судебного пристава - исполнителя, а равно их близких в связи с их участием в производстве предварительного расследования, рассмотрением дел или материалов в суде, исполнении приговора, решения суда или иного судебного акта».В целях установления адекватного уровня ответственности и для обеспечения надлежащей конструкции правовой нормы, изложенной в ст.

296 УК РФ следует ввести в статью 296 УК РФ часть третью, следующего содержания: «3. Уничтожение или повреждения имущества лиц, указанных в части первой или второй настоящей статьи, -…».

ФЗ «О судебных приставах» от 21.07.1997 N 118-ФЗ, УПК РФ от 18. 12.2001 N 174ФЗ Эксперт и специалист исключаются из субъектов уголовно-правовой охраны в целях недопущения дублирования ответственности за противоправное воздействие на этих лиц в ст. 296 и ст. 309 УК РФ. Об этом подробнее см. напр.: Шаливский В.И. Уголовная ответственность за угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (уголовно-правовой аспект). Автореф. дис…. канд. юрид. наук, М., 2008.

Части третью и четвертую статьи 296 считать соответственно ч. 4 и ч.5.

Часть 4 ст.296 изложить в следующей редакции: « 4. Применение насилия не опасного для жизни или здоровья к лицам, указанным в части первой или второй настоящей статьи, -».

Часть 5 ст.296 изложить следующей редакции: «5. Применение насилия опасного для жизни или здоровья к лицам, указанным в части первой или второй настоящей статьи, -».

Следует согласиться с М.М. Курбановым в том, что определение в уголовном законе более строгих санкций за посягательства на лиц, участвующих в отправлении правосудия или содействующих выполнению его задач, не принижает статус личности по отношению к процессуальному статусу, не отрицает равенства всех перед законом и не является отказом в реализации провозглашенной идеи гуманизма. Субъект уголовного процесса охраняется как непременный участник отношений по осуществлению правосудия, от существования и деятельности которого зависит само существование и нормальное функционирование этих отношений. Повышенная уголовная ответственность обусловлена не только значением самих социальных функций, реализуемых потерпевшим, но и социальным значением сферы их реализации — осуществлением правосудия.Представляется, что высказанные в настоящей работе идеи и предложения могут способствовать более эффективной охране личных и имущественных прав лиц, являющихся представителями потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, и, как следствие - более действенной реализации закрепленного в Конституции РФ права каждого на получение квалифицированной юридической помощи.

Курбанов, М. М. Уголовно-правовая охрана субъектов уголовного процесса. Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Махачкала, 2001.

Попаденко Е.В., доцент кафедры уголовного права ВГПУ, кандидат юридических наук Примирение как уголовно-правовая категория В действующем законодательстве институт примирения с потерпевшим в достаточной степени не урегулирован. В связи с этим и в теории, и на практике возникает множество споров. Прежде всего, неясен сам термин «примирение». В русском языке «примирять», «мирить» означает согласить обе стороны1; прекратить вражду2; привести в согласие3. Понятие «примирение» в уголовно-правовом смысле в литературе трактуется неоднозначно. Основные точки зрения относительно того, что же такое примирение, сводятся к следующему.

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.