WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 60 |

В других случаях собирание объектов для исследования их другими экспертами предусмотрено методикой экспертизы. Например, при судебно-медицинском исследовании из трупа могут быть взяты какие-либо части, внутренние органы и ткани, кровь, моча и т.п. для последующих гистологических, химических и других исследований2.

В литературе было высказано предложение, что эксперт вправе представлять следователю обнаруженные им доказательства только в случаях, когда они выявлены им случайно и не оказывают влияние на его заключение3.

Не предоставляя эксперту права собирать доказательства, действующий уголовно-процессуальный закон в то же время содержит отступления от этого правила в двух случаях: при следственном освидетельствовании лица другого, нежели следователь, пола, когда освидетельствование проводится специалистом в присутствии понятых (ст.179 УПК РФ) и при получении образцов для сравнительного исследования, когда это является частью судебной экспертизы (ст.202 УПК РФ).

На основании вышеизложенного мы полагаем, что для решения данной проблемы требуется законодательное закрепление права эксперта собирать доказательства в некоторых случаях, например, при исследовании предметов – возможных носителей микрообъектов, и при производстве некоторых видов экспертиз, в частности, судебно-медицинского исследования трупа и живых лиц. С этой целью нами предлагается в ч.3 ст.УПК РФ включить дополнительный п.7 следующего содержания: «с разрешения следователя собирать материалы для экспертного исследования, обнаруженные в ходе экспертного осмотра».

Следует заметить, что предложенное решение не означает отнесение эксперта к категории субъектов доказывания. Собирание доказательств осуществляется с соблюдением законности только управомоченСм., например: Криминалистическая экспертиза. Выпуск VIII. М.: ВШ МВД СССР, 1973. С. 227.

См.: Правила производства судебно-медицинских экспертиз. М.: ПРИОР, 2001. С.

21; Ардашкин А. Процессуальная форма объектов судебно-медицинской экспертизы // Российская юстиция. 2003. № 7. С. 67.

См.: Гордон Э.С. Правовые и организационные проблемы судебно-медицинской экспертизы в советском уголовном процессе: Дис.... докт. юрид. наук. М., 1991. С. 87.

ными законом лицами1. Обнаруживает возможное доказательство следователь (при участии специалиста). Он же принимает решение о необходимости проведения экспертизы. Следовательно, экспертиза производится не для обнаружения, а для исследования уже обнаруженных доказательств. Если же в ходе экспертного исследования будет обнаружено новое возможное вещественное доказательство, то эксперт должен сообщить об этом следователю для осуществления фиксации в предусмотренном законом порядке.

Таким образом, мы разделяем точку зрения авторов, что доказыванию способствует процессуальная деятельность свидетелей, экспертов, понятых, специалистов и других лиц, но они не осуществляют доказывания в смысле собирания, проверки и оценки доказательств, поэтому и не относятся к субъектам доказывания2.

Белкин Р.С. Криминалистика: Краткая энциклопедия. М., 1993. С. 78.

Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 239.

Лантух Н.В., доцент кафедры уголовного процесса СПб Университета МВД РФ, кандидат юридических наук, доцент К вопросу о связи юридических институтов и правоотношений в уголовном судопроизводстве Сущность уголовного процесса — один из основных и вместе с тем дискуссионных вопросов в уголовно-процессуальной теории.

Создание качественно иных экономических и общественнополитических отношений в стране, процесс формирования цивилитарного общества обуславливает тот факт, что понимание сущности права – вообще, и уголовно-процессуального – в частности, меняется.

Указанные обстоятельства заставляют пересмотреть современные позиции о существе и понятийном значении терминов «система права», «институт права».

Многообразие норм в современном праве предполагает как увеличение числа критериев, по которым можно было бы классифицировать нормы. Вместе с тем следует учитывать и реальную невозможность их группировки по некоторым общим, основным признакам, которые бы позволили каким-либо образом структурировать все нормы и логически связывать их в рамках системы права1. Такие признаки выделить на сегодняшний день, наверное, трудно, но возможно с позиций системного, комплексного подхода.

В последнее время ученые все чаще обращаются к науке и теории дореволюционного уголовного процесса. Это связано с тем обстоятельством, что современная российская общественная формация наиболее близка к тем экономическим и политическим условиям, которые существовали на рубеже ХIХ-ХХ веков. В современном праве, как и в праве того времени, реализовывались и получали развитие совершенно иные, новые правовые концепции и доктрины. В рамках уголовно-процессуальной науки выдвигалась, в частности, теория уголовного процесса как юридического отношения, яркими представителями которой в России выступали Н.Н. Розин и Г.С. Фельдштейн.

Основное содержание этой теории составляет следующие положения: уголовный процесс есть юридическое отношение между определенными субъектами, участвующими в процессе. Это отношение характериКорякин И.П. Отрасль права и институт права (выводы о доктрине развития уголовно-процессуального права): Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УРГЮА (СЮИ): Материалы международ. науч.-практ. конф., г. Екатеринбург, 27-28 янв. г.: В 2 ч. Екатеринбург, 2005. Ч. 1. С. 460-461.

зуется своей динамичностью, подвижностью, оно непрерывно развивается. Его движение и есть движение уголовного процесса1.

В дореволюционной русской литературе эта концепция не получила широкого распространения и вызывала в научных кругах довольно острые дискуссии2.

Теория уголовного процесса как юридического отношения представляет такую конструкцию, которая может иметь различный политический смысл. В трактовке дореволюционных русских юристов теория уголовного процесса как юридического отношения имела достаточно ясно выраженный либеральный смысл и, следовательно, имела в известной мере прогрессивный характер3. В настоящее время данная концепция, на наш взгляд, приобретает актуальность, поскольку позволяет наиболее четко представить характер общественных отношений, складывающихся в сфере уголовного судопроизводства и систему связанных непосредственно с ними процессуальных институтов.

В этой связи является продуктивным построение четкой системы процессуальных институтов, имеющих собственный предмет и метод правового регулирования. Отдельно необходимо вычленить институт субъекта в уголовно-процессуальном праве. Институты, составляющие объект процессуальных отношений, разнообразны по своей юридической природе и в целом подчинены тем целям и принципам, которые ставит перед собой уголовное судопроизводство. Среди этих структурных подразделений права важнейшее значение имеет институт доказательств.

Сложившиеся конкретные ситуации нуждаются в правовых регуляторах, с течением времени апробируются субъектами отношений, в случае их оптимальности обретают статус процессуального института.

Существенно то, что в понятие уголовно-процессуального права необходимо включать не индивидуальное правоотношение, а отношение, возведенное в степень всеобщности и в силу этого ставшее нормативным правовым институтом, моделью конкретных правоотношений. Таким образом, каков бы ни был путь «легализации» нормы, она должна объективироваться в качестве института, элемента объективного правопорядка.

При этом понятие института в методологическом плане служило обоснованию внутреннего единства установленной в обществе «многослойной» правовой системы, а также предпосылкой решения вопроса о соотношении частного и публичного применительно к уголовно-процессуальному Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса. М., 1939. С. 72-74.

Люблинский П.И. Новая теория уголовного процесса. СПб., 1916. С. 42.

Полянский Н.Н. Очерки общей теории уголовного процесса. М., 1928. С. 97.

праву. В конечном представлении уголовно-процессуальное право – это система институтов, в которой объективированы интересы всех участников уголовного судопроизводства (обвиняемый, потерпевший – носители личных интересов, следователь, судья – интересов публичных)1. В более широком значении построение судопроизводства как определенного типа юридического отношения позволяет выделить исторически сложившиеся модели уголовного судопроизводства.В таком сложном социальном процессе, каким является уголовный процесс, основанном нередко на правовом конфликте, имеются политические, экономические, психологические, правовые и иные аспекты, каждый из которых оттеняет особую сторону этого многогранного социального явления3.

С позиций общей теории управления судопроизводство можно представить как систематически осуществляемое, сознательное, целенаправленное воздействие индивидов на общественную систему в целом или на ее отдельные звенья на основе познания и использования присущих ей объективных закономерностей и тенденций в интересах ее оптимального функционирования, развития и достижения поставленной цели.

Содержание социального управления связано с такими категориями и понятиями, как:

целенаправленность, т.е. наличие определенной цели, для достижения которой производится процесс управления:

объект, или та система, на которую направлено управленческое воздействие (управляемая система);

субъект управления, или та система, которая осуществляет управленческое воздействие (управляющая система);

деятельность управляемой системы;

информация, с помощью которой осуществляется связь между субъектом и объектом управления так же, как внутри управляющей и управляемой систем;

среда, в которой происходит процесс управления:

управленческий цикл и его функции;

Кокорев Л.Д. Общественные и личные интересы в уголвном судопроизводстве. Воронеж, 1984; Дуйшенбиев Т.А. Интересы в уголовном судопроизводстве: Автореф… дисс. … канд. юрид. наук. М., 1999.

Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб, 2000.

Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М., 1975.

управленческие отношения и т.д.Подобные категории и понятия применимы в полной мере и к уголовно-процессуальной деятельности. Так, уголовный процесс по мере своего развития предполагает достижение следующих социальных целей:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод» (ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Каждый субъект уголовно-процессуальной деятельности (орган дознания, следователь, прокурор, судья) осуществляет свою деятельность в определенном направлении, формируя процессуальную функцию, с использованием тех процессуальных возможностей (прав и обязанностей), которые предоставляет ему уголовно-процессуальный закон. В публичноправовой сфере, которой является уголовный процесс, указанные должностные лица и государственные органы привлекают к уголовнопроцессуальной деятельности иных участников судопроизводства, имеющих как личные интересы, так и выполняющие вспомогательные функции. Профессиональные субъекты нередко обладают дискреционными полномочиями на принятие определенных решений. Их взаимодействие с иными участниками судопроизводства многовариантно и имеет в каждой конкретной правовой ситуации непосредственные цели и задачи (орган дознания – прокурор; следователь – руководитель следственного органа, следователь – адвокат; следователь – эксперт; дознаватель, следователь – потерпевший, обвиняемый).

Следует помнить о том, что во всем многообразии процессуальных отношений, возникающих между различными физическими и юридическими лицами, согласно идеальной, исторически сложившейся конструкции судопроизводства главная роль принадлежит государственному органу, призванному разрешить и устранить окончательно спор о праве – суду. Деятельность, выполняемая судом, всегда одинакова по своей сути, каким бы образом не складывались конкретные общественные отношения между иными участниками судопроизводства (в том числе властноуправленческого свойства). Целью деятельности суда выступает анализ фактического материала, либо установленного им самим, либо представленного органами предварительного раследования, и выделение из него тех юридических свойств, которые имеют значение для установления меры ответственности для лица в конкретном случае. По выражению Н.Н.

Туманов Г.А. Организация управления в сфере охраны общественного порядка. М., 1972. С. 128-143; Возгрин И.А. Криминалистика в системе научного знания // Криминалистика. Санкт-Петербург, 2007. С.86-87.

Розина, уголовно-процессуальное отношение в стадии судебного рассмотрения представляет собой две стороны лишенного основания равнобедренного треугольника, где верхнюю объединяющую точку занимает суд, а обе нижние точки – спорящие стороны1.

«…Ничего не может быть похвальнее стремления бороться с преступностью, — писал И.В. Михайловский, – Если она усиливается, несмотря на все предупредительные меры, заботьтесь об увеличении штата опытных, дельных, преданных делу полицейских, увеличьте число государственных обвинителей, постарайтесь обеспечить немедленное раскрытие каждого преступления и предание суду каждого преступника, но не вмешивайте суд в эту страстную, напряженную борьбу. Суд должен остаться бесстрастным, спокойным, разумным и могущественным контролером этой борьбы — умеряющим ее крайности, не позволяющим ей выйти из законных границ и предоставляющим гражданину надежное ручательство, что он не будет принесен в жертву принципу: «пусть лучше погибнет один человек, чем все общество», ручательство, что перед его субъективным правом должно с уважением остановиться все государство»2.

Воздействие субъектов уголовно-процессуальной деятельности направлено на установление всех значимых для уголовного дела юридических обстоятельств. Таким образом, объектом, на который направлена деятельность профессиональных участников процесса, выступает система сведений о фактах, формируемая на основе представлений о преступлении в материальном праве и преобразуемая в доказательства посредством формального (уголовно-процессуального) права. С институтами доказательственного права связаны многие другие институты уголовнопроцессуального права, обеспечивающие собирание, исследование, проверку и оценку доказательств. Среди них – меры уголовнопроцессуального принуждения, гражданский иск, ходатайства, процессуальные решения и сроки и другие.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.