WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 60 |

Полагаю, что законодатель, формулируя положения ч. 2 ст. 49 УПК РФ в части того, что иное лицо допускается и вместо адвоката в качестве защитника при производстве у мирового судьи, исходил из того, что здесь дениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» // СПС Консультант плюс См. более подробно об этом: Кудрявцев В.Л. Реализация конституционно-правового института квалифицированной юридической помощи в деятельности адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве / Под науч. ред. докт. юрид. наук, проф. В.Н.

Григорьева. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2008.

См. более подробно: Еникеев Р.З. Адвокат как субъект доказывания по делам несовершеннолетних // Адвокатура и адвокатская деятельность в свете современного конституционного права: (К 10-летию принятия Конституции России): Материалы Международ. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 29-30 дек. 2003 г. – Екатеринбург: Изд-во «Чароид», 2004. С.85-87.

нет преимуществ для адвоката при допуске в качестве защитника, соответственно, нет и публичного интереса в силу того, что мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, за исключением уголовных дел о преступлениях, перечисленных в ч.1 ст. 31 УПК РФ.

Но вопрос здесь стоит не в том, что мировой суд рассматривает категории уголовных дел не представляющих большой общественной опасности и не вызывающих особых затруднений при рассмотрении, а в том, в отношении кого он рассматривает – в отношении несовершеннолетнего, чьи права и законные интересы находятся под особой охраной государства.

Не случайно, что гарантии предусмотренные Главой 50 УПК РФ «Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних» действуют и по делам несовершеннолетних рассматриваемыми мировым судье, в порядке Главы 41 УПК РФ «Производство по уголовным делам, подсудным мировому судье».

При рассмотрении дела судье в порядке, предусмотренным Главой 50 УПК РФ «Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних» публичный интерес присутствует, и адвокат имеет преимущества при допуске, но осуществление (реализация) публичного интереса является обязательным условием для возможности реализации частного интереса. Это бывает тогда, когда наряду с адвокатом может быть допущено и иное лицо. Здесь законодатель устанавливает, что по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый / ч.2 ст. УПК РФ/.

Полагаю, что это правило в полном объёме должно найти своё отражение и при производстве в отношении несовершеннолетнего у мирового судьи и дело здесь не в категории преступления, а в его субъекте – несовершеннолетнем.

В качестве субъекта оказания квалифицированной юридической помощи несовершеннолетним международно-правовые и европейские акты называют только адвоката. Так, категория «адвокат» фигурирует в п. ст. 40 Конвенции о правах ребёнка ООН (20 ноября 1989 г.) ; п. 7.1 и п.

15.1 Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989) // Сборник международных договоров СССР. Выпуск XLVI, 1993.

правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинских правилах») (29 ноября 1985г.) ; п. 18 «а» Правил ООН, касающихся защиты несовершеннолетних, лишённых свободы (14 декабря 1990 г.) ; п. «с» ст.2, п. «b» ст. 5, ч. 2 ст. 9 Европейской конвенции об осуществлении прав детей (ETS N 160) (Страсбург, 25 января 1996 года)3; п. 15 Рекомендаций № Rec (2003) 20 Комитета министров Совета Европы государствам – членам «О новых подходах к преступности среди несовершеннолетних и о значении правосудия по делам несовершеннолетних» (24 сентября 2003 года)4.

Но то, что в качестве субъекта оказания квалифицированной юридической помощи несовершеннолетним международно-правовые и европейские акты называют только адвоката не исключает того, что наряду с адвокатом в качестве защитника несовершеннолетнего в суде, в том числе и мировом, может участвовать и иное лицо, так называемый субсидиарный защитник.

Подобная роль адвоката среди субъектов, выступающих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, определяется его статусом, обусловленном, с одной стороны, тем, что на него возлагаются дополнительные обязанности, а с другой – он находится в привилегированном положении по сравнению с ними5.

Статус адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве обусловлен тем, что:

адвокат (защитник) является субъектом конституционной обязанности по оказанию доверителю квалифицированной юридической помощи /ст. 48 Конституции РФ, ч.1 ст.1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»/ в уголовном судопроизводстве, что накладывает на него дополнительные обязанМинимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) (Приняты 29.11.1985 Резолюцией 40/33 на 96-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // СПС Консультант плюс Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы (Приняты 14.12.1990 Резолюцией 45/113 Генеральной Ассамблеи ООН) // СПС Консультант плюс Европейская конвенция об осуществлении прав детей" (ETS N 160) (Заключена в г.

Страсбурге 25.01.1996) // Международные акты о правах человека. Сборник документов.- М.: Норма-ИНФРА-М, 2002. С. 733 - 740.

Рекомендация N Rec (2003) 20 Комитета министров Совета Европы «О новых подходах к преступности среди несовершеннолетних и о значении правосудия по делам несовершеннолетних» (Принята 24.09.2003 на 853-ем заседании представителей министров) // СПС Консультант плюс См. более подробно: Кудрявцев В.Л. Роль и место адвоката среди субъектов, выступающих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве // Адвокатская практика. 2008. № 3. С. 20-22.

ности по сравнению с иными субъектами. Дополнительные обязанности устанавливает не только УПК РФ, но и ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекс профессиональной этики адвоката. Так, например, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого / ч. 7 ст. 49 УПК РФ; п.6 ч.4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»/. Кроме того, согласно ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе: а) занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убеждён в наличии самооговора доверителя /п.3 ч.4 ст. 6/; б) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот её отрицает /п.4 ч. 4 ст. 6/. Данным положениям корреспондируются соответственно п.2 и 3 ч.1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката;

адвокат (защитник) является единственным субъектом оказания квалифицированной юридической помощи на досудебном производстве по уголовному делу, а в ходе судебного разбирательства основным /ч.2 ст. 48 Конституции, ч.2 ст. 49 УПК РФ/. Тем самым он находится в привилегированном положении по сравнению с иными субъектами. Так, адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника в упрощённом порядке, согласно ч.

4 ст. 49 УПК РФ, по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

Кроме того, учитывая статус несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), законодательство РФ и адвокатское сообщество устанавливают дополнительные гарантии, связанные с деятельностью адвоката. К ним можно отнести, в частности то, что: а) юридическая помощь оказывается во всех случаях бесплатно несовершеннолетним, содержащимся в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних / ч. 3 ст. 26 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»/; б) обязательно участие защитника /п. 2 ч. 1 ст. 51 УПК РФ/; в) адвокат-защитник обязан обжаловать приговор, как правило, в отношении несовершеннолетнего, если суд не разделил позицию адвоката-защитника и назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление, чем просил адвокат /п. 3 ч. 4 ст.

13 Кодекса профессиональной этики адвоката/.

Адвокатское сообщество придерживается мнения и его реализует по мере своих возможностей на практике, что по уголовным делам в отношении несовершеннолетних следует выделять наиболее опытных адвокатов, специализирующихся в защите прав и законных интересов несовершеннолетних.

Специализация адвокатов-защитников по делам несовершеннолетних должна предусматривать необходимость обеспечения их профессиональной компетентности путем обучения и повышения квалификации не только по вопросам права, но и педагогики, социологии, психологии, этики и т.д.

Курманалин Ж.Н., Магистр юриспруденции, Старший преподаватель кафедры криминалистики юридического факультета Казахского национального педагогического университета им. Абая Современный концепт сущности законности в уголовном процессе Во введении вновь принятой Концепции правовой политики Казахстана (2010-2020 гг.) устанавливается: «Необходима дальнейшая реализация правовых идей и принципов Конституции Республики Казахстан, которые должны воплощаться в законодательных, организационных и других мерах государства». Данное концептуальное положение является значимой предпосылкой для решения ряда задач, сформулированных в рамках настоящего исследования. В данном контексте особую ценность приобретает следующий тезис: «…одной из важнейших гарантий законности является соответствие отраслевых принципов положениям Конституции» (выделено нами - К.Ж.).

Применительно к теме настоящего исследования особый интерес представляет энциклопедическое определение законности в уголовном процессе. Она понимается как: «…универсальный, всеохватывающий принцип, который находит свое выражение во всех принципах и нормах процессуального права, характеризует все стороны уголовного судопроизводства и потому не может рассматриваться как равновеликое начало с собственно процессуальными принципами. Утверждение верховенства закона во всех сферах государственной и общественной жизни возможно лишь при условии последовательного проведения принципа законности… Общеправовой принцип законности заключает в себе требование точного и неуклонного соблюдения и исполнения законов органами предварительного расследования, прокуратуры, судом и всеми лицами, участвующими в деле1».

Вышеизложенное позволяет усматривать в понимании законности определенный дуализм. С одной стороны – это правовой принцип, с другой – «режим реального действия права». Наряду с этим, дуализм проявляется в понимании законности как принципа. В соответствии со ст. УПК РК законность – один из двадцати двух самостоятельных принципов, обладающих собственной системой гарантий. Если говорить о специфике, то она присутствует в каждом принципе. Из приведенного ранее энциклопедического определения законности в уголовном процессе вытеЮридический словарь / Под ред. А.Н.Азрилияна. М.: Институт мировой экономики, 2007. С. 214.

кает, что в системе предусмотренных законом принципов законность обладает гораздо большей юридической силой и значимостью, чем иные принципы.

Таким образом, концептуально значимым является признание законности в уголовном процессе в качестве одного из отраслевых проявлений гораздо более емкого понимания законности как «режима реального действия права». Отсюда, законность в уголовном процессе должна занимать такое положение, при котором все иные отраслевые принципы в своей совокупности составляют специфическую систему гарантий, ориентированных на обеспечение режима законности. При этом складывается двойная система гарантий. Во-первых, каждый принцип уголовного процесса наделен собственными гарантиями. Во-вторых, непосредственно отраслевые принципы являются гарантиями законности уголовного процесса, понимаемого как неотъемлемый отраслевой элемент всеобщего режима законности.

Краткий экскурс в область литературных источников по вопросам содержания, места, роли и значения, а также категориальных характеристик законности в уголовном процессе за последние 35-40 лет дает представление о динамике взглядов на данный предмет исследования.

В 1972 г. профессор П.С.Элькинд писала: «Поскольку требование точного и безусловного исполнения (соблюдения) законов является неотъемлемым свойством организации социалистического общества в целом.., в правовой литературе этот принцип не всегда включают в число принципов, имеющих процессуальный характер1». И далее, она дает достаточно ясные пояснения по поводу причин, лежащих в основе сложившейся точки зрения о месте этого принципа в системе «руководящих положении начал» уголовного процесса.

Во-первых, как считает П.С.Элькинд, законность – это общеправовой принцип и поэтому нет необходимости его специально указывать в отраслевом праве. Во-вторых, в качестве важнейшего свойства принципов она указывает «их правовой характер». При этом, по ее мнению, форма отражения правового характера признаков различная: «…многие из них (выделено нами – К.Ж.) прямо и даже текстуально закреплены в Основном законе государства – в Конституции СССР… Некоторые принципы (выделено нами – К.Ж.) хотя текстуально и не закреплены в Конституции СССР, однако органически из нее вытекают… Все принципы советского уголовного процесса подробно регламентируются в специальном уголовно-процессуальном законодательстве – … в уголовно-процессуальных Уголовный процесс: Учебник. М.: Юрид. лит., 1972. С. 68.

кодексах союзных республик1». В-третьих, по мнению П.С.Элькинд, «одна из существенных особенностей принципа социалистической законности состоит в том, что в нем находят свое воплощение все другие процессуальные принципы. Так как они, будучи конкретным выражением социалистической законности, в то же время имеют свое собственное содержание и значение, не утрачивают таковые и принцип социалистической законности2».

Несмотря на внешнюю безупречность приведенных доводов, в их системе нами усматриваются определенные противоречия. Так, если принцип законности носит общеправовой характер, то он должен в обязательном порядке найти свое законодательное закрепление во всех отраслевых законах и, сообразно целям и задачам, достигаемым и решаемым в пределах правовой отрасли, данный принцип должен быть сопровожден соответствующими гарантиями. В каждой отрасли права имеют место свои гарантии. Отсюда вытекает невозможность прописывания в отраслевом законе гарантий, ориентированных на предполагаемый, но не закрепленный законодательно, принцип. «Растворение» принципа законности во всех иных принципах может означать отсутствие такого принципа вообще, либо его принадлежность к иной правовой категории.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.