WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 60 |

Обращение к историческому анализу в тенденции законодательного развития, создает предпосылки более полному уяснению процессуальной природы дознания. Дознание изначально возникло как административная деятельность полиции на первоначальном этапе расследования. Согласно судебным Уставам 1864г., под дознанием понимались различные виды деятельности: во-первых, как проверка заявлений и сообщений о преступлениях, устанавливающих наличие оснований для возбуждения уголовного дела. По этому поводу А. Квачевский писал: «Дознание дает основание к начатию следствия, устанавливает известный взгляд следователя на способы к дальнейшему раскрытию преступления».2 Во-вторых, раскрытие преступлений и предварительное расследование преступлений, проводимое органом дознания. В данном случае, в связи с обширностью территории России, и с учетом существующих тогда средств передвижения, судебные следователи не могли своевременно произвести неотложные следственные действия. Для разрешения подобных ситуаций полицейские чины были уполномочены произвести дознание, сущность которого заключалась в «мерах, принимаемых указанными в законе органами, для Деришев Ю.В. Органы предварительного расследования: прошлое, настоящее, будущее. Омск, 1998; Скударева Н. И. Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД России, 2004; Гнатенко В.А. Дознание по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в воспитательных колониях федеральной службы исполнения наказаний: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Владимир, 2007; Погорелова Е. Н. Особенности процессуальной деятельности дознавателя и органов дознания в уголовном процессе России: Автореф. дисс. … канд. юрид.

наук. Красноярск, 2008 и др.

Квачевский А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по Судебному уставу 1864г. СПб., 1867. Т.2. С. 61.

установления по «горячим следам» события преступления»1 (то есть аналог современного института неотложных следственных действий). В соответствии с этим различную доказательственную силу имели и документы, составленные органами дознания.

В период подготовки проекта ныне действующего УПК РФ вопрос о целесообразности существования дознания как формы досудебного производства вновь стал актуальным. УПК РСФСР регламентировал дознание в виде полного расследования, производимого по общим правилам предварительного расследования, особых процедур для дознания не предусматривалось. Однако, большинством авторов дознание признавалось самостоятельной формой предварительного расследования, хотя и упрощенной. Ее необходимость детерминировалась разгрузкой следственного аппарата.2 Вместе с тем, следует подчеркнуть, что размытость границ между дознанием и следствием давала основания некоторым авторам отрицать необходимость дознания как самостоятельной формы предварительного расследования. Сторонники данной точки зрения, аргументируя свою позицию, указывают на несовместимость проведения расследования в полном объеме с функциями оперативно-розыскных и административных органов, каковыми являются органы дознания.Уголовно-процессуальным кодексом от 2001 года было закреплено два основных условия производства по уголовному делу в форме дознания, которые ранее были характерны для протокольного производства:

расследование проводилось только в отношении преступлений совершенных в условиях очевидности и в сокращенные сроки (ч. 2 и ч. 3 ст. УПК). При этом нормы не учитывали возможность появления сложных в расследовании очевидных преступлений небольшой тяжести. Указанное упущение до вступления в действие Федерального закона от 6 июня года № 90-ФЗ создало ряд проблемных вопросов, явившихся причиной низкой раскрываемости преступлений небольшой и средней тяжести, отнесенных к расследованию в форме дознания.

Обращаясь к законодательному формулированию, «дознание» – это форма предварительного расследования, осуществляемого дознавателем Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. СПб., 1914. С. 415.

Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965. с. 52; Якубович Н.А. К вопросу о перспективах законодательного регулирования дознания // Проблемы обеспечения законности и борьба с преступностью. М.-Кемерово, 1997. С. 137- Стремовский В.А. Участники предварительного следствия. Ростов, 1966. С. 68-69;

Савицкий В.М. Очерк развития прокурорского надзора. М., 1975. С. 144-152; Ларин А.М. К прогнозу развития советского уголовного процесса // Усовершенствование законодательства о суде и правосудии. М., 1985.

(следователем) по уголовному делу, производство предварительного следствия по которому необязательно (п. 8 ст. 5 УПК РФ). Таким образом, исходя из законодательных реалий, в понятие дознания вкладывается смысл самостоятельной формы предварительного расследования, то есть уголовно-процессуальной деятельности, облеченной в соответствующую процессуальную форму с момента возбуждения уголовного дела и до момента принятия решения о направлении уголовного дела в суд либо о прекращении уголовного дела.

Изменения института дознания по УПК РФ в редакции Федерального закона от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ и от 6 июня 2007 года № 90-ФЗ: вопервых, свидетельствуют о продолжающемся поиске более совершенного механизма предварительного расследования в форме дознания; вовторых, выявляют наличие имеющихся путей совершенствования предварительного расследования в форме дознания.

Предварительное следствие и дознание должны функционировать параллельно, как две самостоятельные формы расследования, выполняющие свои специфические задачи. Отличие дознания заключается в относительной простоте и оперативности расследования, учитывая круг преступлений, по которым, согласно закону, проводится дознание. Нецелесообразно как безгранично расширять подследственность дознания, заменять им предварительное следствие, так и сужать его до первоначального этапа, предшествующего предварительному следствию.

Производство дознания при соблюдении громоздких процессуальных форм, становится пустой формальностью, усложняющей и бюрократизирующей процесс, вызывающей негативное отношение населения к правоохранительным органам. Однако, упрощенное производство при наличии обязательных, предусмотренных действующим УПК РФ формализованных процедур, письменных поручений, уведомлений, судебных разрешений и широко интерпретируемого принципа свободы судебного обжалования всех действий и решений лиц, осуществляющих производство по делу, представляется затруднительным. Законодатель стал заложником существующей ситуации, когда любое упрощение производства по делу будет толковаться как снижение гарантий личности, в том числе обвиняемого.

Громоздкое предварительное расследование по простым в доказывании преступлениям не только не способствует «быстрому» установлению истины по делу, а в большинстве случаев превращается в преграду на пути к истине. Усложненная процедура предварительного расследования по таким делам порой надолго отодвигает наказание от момента соверше ния преступления. Этим снижается его превентивное значение. Протокольная форма вполне органично вписывалась в ранее действовавшее уголовно-процессуальное законодательство, поэтому, видится, целесообразно, вернуть ее в лоно уголовного процесса, модернизировав ее в соответствии с потребностями и реалиями общественного развития, что позволит процессуальную экономию материальных, людских и временных затрат.

Наделение компетенцией по производству дознания органа внутренних дел, как органа, испытывающего наибольшую процессуальную нагрузку, является вынужденной мерой, определяемой их специализацией по предупреждению и раскрытию преступлений. При этом, дознание в различных правоохранительных органах (указанных в законе) определяется их специализацией и разноведомственной принадлежностью.

После принятия соответствующих изменений все еще сохраняется проблема создания более простой по процедуре формы расследования не сложных в доказывании преступлений. Исходя из современной регламентации предварительного расследования и потребностей правоприменительной практики, дознание может представлять собой систему в виде дознания в полном объеме с сохранением специализации.

Преступность в настоящее время представляет угрозу не только для отдельных граждан, но и для общества в целом и государства, что не раз отмечалось в правительственных программах борьбы с преступностью, в посланиях Президента РФ Федеральному Собранию. В силу этого, в числе приоритетных задач современной науки уголовного процесса, стоит вопрос о преодолении конфронтации между либеральным и антикриминальным подходом к назначению уголовного процесса: защита прав личности или борьба с преступностью. Думается, это достижимо при выделении в деятельности дознавателя двух аспектов: информационного (расширении доказательственной базы, поиск истины) и правозащитного (обеспечение прав личности) при активном и эффективном взаимодействии с другими участниками процесса и с другими ведомствами и широком использовании научно-технического потенциала. При этом необходимо менять отношение к дознавателям (устранить «презумпцию недобросовестности» дознавателя) и правоохранительным органам в целом, понимая его не как карательный, а как правоохранительный орган.

Кудрявцев В.Л., зав. кафедрой права филиала МПГУ в г. Челябинске, доктор юридических наук, профессор Поддержание государственного обвинения в суде как уголовно-процессуальная категория В литературе последних лет определение поддержания государственного обвинения в суде рассматривают по-разному.

Одни – как процессуальную деятельность прокурора в суде первой инстанции, направленную на осуществление обязанности по доказыванию обвинения, на основе материалов, собранных в ходе предварительного расследования и полученных в ходе судебного следствия, и применения к подсудимому наказания или иных мер уголовно-правового воздействия, а также деятельность по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, обеспечению законности и обоснованности судебного решения1; другие - как основанную на законе процессуальную деятельность от имени государства, компетентных органов и лиц по изобличению подсудимого перед судом в инкриминируемом ему преступлении и по обоснованию необходимости привлечения его к уголовной ответственности2; третьи – как форму реализации функции уголовного преследования, заключающуюся в законной деятельности государственного обвинителя на основе предоставленных ему в процессе доказывания процессуальных полномочий по изобличению подсудимого в совершении преступления, обоснованию обвинительного тезиса и формулированию позиции по вопросам, подлежащим разрешению судом3; четвёртые – как судебное уголовное преследование. Содержанием этой деятельности государственного обвинителя является выдвижение и обоснование перед судом требования о привлечении к уголовной ответственности обвиняемого и также создание у судей убеждения в законности, обоснованности и справедливости данного требования4.

Ермакова Т.А. Поддержание обвинения прокурором: теория, законодательство, практика: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2009. С. 17-18.

Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учебник / Под общ. ред. доктора юридических наук А.Н. Савенкова. - М.: издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2006. С.246.

См.: Кириллова Н.П. Процессуальные функции профессиональных участников состязательного судебного разбирательства уголовных дел в суде первой инстанции:

Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. Санкт-Петербург, 2008. С. 11.

Щемеров С.А. Участие прокурора в стадии судебного разбирательства уголовного процесса: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2007.

Однако не следует усматривать в этой множественности определений непоследовательность, логическую противоречивость, потому, что «дефиниций может быть много, ибо много сторон в предметах»1.

Тем не менее любое определение должно быть «формулировкой раскрывающей сущность, содержание чего-либо»2, то есть оно должно состоять из существенных признаков, являющихся для него необходимыми и достаточными для раскрытия сущности чего-либо.

Полагаю, что для раскрытия сущности поддержания государственного обвинения в суде следует рассмотреть такие существенные признаки, на которые акцентирует внимание уголовно-процессуальный закон, регулирующий данный вид деятельности. Они должны быть взаимосвязанными и взаимозависимыми вместе составляя единое целое под название поддержание государственного обвинения в суде.

К таким существенным признакам можно отнести с точки зрения закона следующие:

1. Субъект поддержания государственного обвинения в суде – государственный обвинитель.

Государственный обвинитель – это поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры /п. 6 ч.1 ст. 5 УПК РФ/.

Под должностным лицом органа прокуратуры действующее законодательство как ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», так и УПК РФ понимает прокурора.

Это прямо следует из положений ч.2 ст. 35 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», где указано, что осуществляя уголовное преследование в суде, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя, а так же вытекает из системного анализа положений ч.1ст. 35 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» и ч. 3, 4 ст. 37 УПК РФ, ч.4 ст. УПК РФ и т.п./ Как следствие этого, на деятельность государственного обвинителя распространяются, в том числе и соответствующие полномочия прокурора в части участия в суде. К категории «прокурор» п. 31 ч.ст. 5 УПК РФ относит таких субъектов как Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре. Ещё более уточняет этот список ст. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 216.

Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. М.: Изд-во «Эксмо», 2004.

С. 435.

ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», где указано, что под термином «прокурор», в частности, отражённым в пунктах 1 - 4 статьи 35 настоящего Федерального закона (мы отразили выше положения чч.1 и 2 ст.

35- это одно и тоже, что и пп.1 и 2 данной статьи), понимают таких субъектов как Генеральный прокурор Российской Федерации, его советники, старшие помощники, помощники и помощники по особым поручениям, заместители Генерального прокурора Российской Федерации, их помощники по особым поручениям, заместители, старшие помощники и помощники Главного военного прокурора, все нижестоящие прокуроры, их заместители, помощники прокуроров по особым поручениям, старшие помощники и помощники прокуроров, старшие прокуроры и прокуроры управлений и отделов, действующие в пределах своей компетенции.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.