WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 60 |

По этому поводу А.С. Александров отмечает, что недопустимо оглашение показаний подсудимых, заключающихся в протоколе обыска, выемки, осмотра, освидетельствования или иного следственного действия. В ходе оглашения протоколов следственных действий, проводимых с участием подсудимого, не могут быть оглашены их показания, если не были соблюдены условия, предусмотренные ст. 276, 281 УПК2. Таким образом, А.С.Александров допускает возможность получения показаний в ходе практически любого следственного действия.

Представляется, что по действующей редакции УПК в ходе иных, помимо допроса, следственных действий, подсудимый даёт не показания, а объяснения, которые самостоятельным видом доказательств не являются, а подлежат занесению в протокол того следственного действия, в ходе которого даны.

С учётом изложенного, мы полагаем, необходимо внести в ч. 1 ст.

77 УПК изменения, позволяющие признавать показаниями подсудимого сведения, сообщенные им не только в ходе допроса, но и в ходе очной ставки, предъявления для опознания, проверки показаний на месте.

Кроме того, возникает вопрос: могут ли быть оглашены показания подсудимого, в которых он изобличает себя, данные им при допросе на предварительном расследовании, скажем, в качестве свидетеля, подозреваемого Ведь в ходе дознания лицо приобретает статус обвиняемого при предъявлении обвинительного акта. Допрос его при этом не предполагаСм.: Коротков А.П. 900 ответов на вопросы прокурорско-следственных работников по применению УПК РФ: Комментарий / А.П. Коротков, А.В. Тимофеев. М.: Издательство «Экзамен», 2004. С. 393.

Уголовный процесс России: Учебник / А.С. Александров, Н.Н. Ковтун, М.П. Поляков, С.П. Сереброва; Науч. ред. В.Т. Томин. М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 505.

ется и на практике не проводится. Значит, в деле есть только показания этого лица, допрошенного в качестве подозреваемого или свидетеля. Соответственно положения п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК не применяются по всем уголовным делам, по которым предварительное расследование проводилось в форме дознания.

По этому поводу в юридической литературе имеется мнение о том, что если подсудимый, который не был допрошен в качестве обвиняемого на предварительном следствии и которому не разъяснялись положения п.

3 ч. 4 ст. 47 УПК, в суде отказался от дачи показаний или выявились противоречия в его показаниях, то он не может быть изобличаем своими показаниями, данными в ходе досудебного производства. Если, конечно, сама сторона защиты не будет ходатайствовать об оглашении показаний подсудимого1.

Мы полагаем, что оглашение в суде показаний подсудимого, данных им при допросе в качестве свидетеля в ходе предварительного расследования, не основано на законе, ведь при допросе лица в качестве свидетеля ему не обеспечивается предварительное свидание с защитником, да и в ходе допроса участие адвоката не требуется. Что же касается показаний, данных в качестве подозреваемого, то они могут быть оглашены в случаях, указанных в ст. 276 УПК, поскольку подозреваемому разъясняются положения п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК (о последствиях согласия давать показания), а перед допросом и во время его участие защитника подозреваемому обеспечивается.

Проведенный нами анализ правоприменительной практики позволил выявить случаи оглашения показаний подсудимого, данных им ещё в роли подозреваемого.

Например, Е. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК. Будучи допрошенным в качестве подозреваемого, он признался в совершении данного преступления, но на допросе после предъявления обвинения и в суде от ранее данных показаний отказывался, ссылаясь на то, что его избивали сотрудники милиции. Государственный обвинитель в прениях указал, что доводы о применении к Е. незаконных методов следствия являются надуманными. В качестве подозреваемого Е. допрашивался в присутствии защитника, каких-либо заявлений после допроса от него и от защитника не поступало, за медицинской помощью Е. не обращался. Суд сослался в обвинительном приговоре на поСм.: Александров А. Оглашение показаний подсудимого // Законность. 2003. № 12.

казания Е., данные им в качестве подозреваемого1.

Анализ архивных уголовных дел также показал, что имеют место единичные случаи, когда суд, не оглашая показаний лица, данных на допросе в качестве подозреваемого, принимает решение о демонстрации видеозаписи такого допроса.

Так, допрошенный в суде Ш., обвиняемый в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 139, п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. ст. 116 УК, виновным себя признал частично, в то время как на допросе в качестве подозреваемого полностью сознался в инкриминируемых деяниях и подробно описал, как всё происходило. Подсудимый пояснил, что на следствии давал такие показания, поскольку на него оказывалось давление со стороны сотрудников милиции, а подробность показаний объяснял тем, что ранее бывал на месте происшествия и знал обстоятельства дела.

По ходатайству представителя потерпевшей была просмотрена видеозапись допроса. Из записи было отчётливо видно, что Ш. даёт последовательные показания в присутствии защитника, педагога и законного представителя. При таких обстоятельствах суд счёл возможным сослаться в приговоре на показания Ш., данные в роли подозреваемого, хотя сами показания не оглашались2.

Полагаем, что такая практика противоречит положениям ч. 3 ст. УПК: не допускается воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъёмки допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса.

Для обеспечения единообразного понимания ст. 276 УПК мы считаем целесообразным дополнить ч. 1 указанной статьи после слов «данных при производстве предварительного расследования» словами «в ходе допроса в качестве подозреваемого или обвиняемого».

См.: Архив Промышленного районного суда г. Смоленска, уголовное дело № 1135/07.

См.: Архив Промышленного районного суда г. Смоленска, уголовное дело № 168/06.

Карягина О.В., преподаватель кафедры уголовного права и процесса Таганрогского института управления и экономики Идеи примирения в современном законодательстве В настоящее время в условиях развития правового государства и гражданского общества поиск способов эффективного предупреждения и урегулирования, в том числе и уголовно-правовых конфликтов, становится все более актуальной. Ранее для России была характерна карательная идеология правосудия, в условиях которой, стигматизация преступников и зачастую невозможность их удовлетворительной социализации, сопровождалась неудовлетворенностью граждан справедливостью вынесенного судебного решения, что порождало нигилистическое отношение к системе правосудия, в принципе. В таких условиях идеи общественного согласия и примирения не имели под собой прочную идеологическую основу, и, в целом, оставались без должного внимания со стороны ученых. В развитых западных странах в условиях иной концепции правосудия, направленной на минимализацию карательного элемента для лиц, совершивших преступление, получила распространение идея примирительных процедур в уголовном судопроизводстве. Она предоставляла правонарушителю возможность принять непосредственное участие в устранении последствий совершенного им преступления, акцентируя внимание на интересах жертв преступлений. Возникло целое международное движение за «восстановительное правосудие» (Restorative Justice), развернувшееся, прежде всего, в таких странах как Канада, США, Франция, ФРГ и Великобритания.

В рамках развития идеи восстановительного правосудия на международном уровне в результате обобщения национальных практик, была принята Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью.1 Среди концептуальных принципов защиты жертв преступлений в данном документе прослеживается идея смены акцентов, в ракурсе которых доминирующее значение приобрели не наказание преступника, а восстановление нарушенных прав жертв преступлений. В терминологический оборот зарубежных юристов стало входить понятие парадигмы, так называемого «восстановительного правосуДекларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (принята Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985г.) // Сборник международных документов в области прав человека. М., 2003.

дия»1, которая декларируется как альтернатива карательному правосудию.

Получили развитие процедуры, представляющие собой механизмы разрешения конфликтов (споров) вне процедур традиционного уголовного судопроизводств, как альтернативы уголовному преследованию. В дальнейшем были приняты резолюция Экономического и Социального Совета ООН 1999/26 «Разработка и внедрение мер по медиации и восстановительному правосудию в уголовном судопроизводстве» от 28 июля 1999г.

и резолюция Экономического и Социального Совета ООН 2000/14 «Основные принципы применения программ восстановительного правосудия в уголовных делах» от 27 июля 2000г.), рекомендации которых были апробированы в национальном уголовном судопроизводстве странами англосаксонской группы (Великобританией, Канадой и США), при этом они все имеют свою национальную специфику.В Англии, в частности, многие конфликтные ситуации регулируются путем организованных акций. Спор между представителями сторон может быть разрешен до того, как наступило время его разбирательства в судебном заседании3. В Японии из общего числа включенных в обзор случаев дорожных происшествий с последствиями различной тяжести 88% нашли свое разрешение без обращения в полицию, а путем частной договоренности потерпевшего и виновного. Нежелание обращаться в полицию объясняется главным образом тем, что при взаимной договоренности справедливость восстанавливается легче, дешевле и быстрее.Российское уголовное законодательство в процессе реформирования в конце ХХ века претерпело ряд изменений, которые можно относить к числу кардинальных. Изменения происходили в двух направлениях. В рамках первого произошла переоценка административно-волевых методов регулирования общественной жизни, приведшая, в свою очередь, к переоценке возможностей уголовно-правового запрета влиять на поведение людей, к стремлению адекватно реагировать на рост преступности усилением репрессивной направленности действующих уголовноправовых норм5. Второе направление включает изменение приоритетов объектов уголовно-правовой охраны. В частности, ст.76 Уголовного ко Зер X. Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление и наказание.

М., 1998.

Флямер М.Г. Уголовно-правовое посредничество как способ примирения сторон // Российская юстиция. 2003. № 9.

Арчер П. Английская судебная система. М.: Иностранная литература, 1959. С.Боботов С.В. Буржуазная юстиция: состояние и перспективы развития. М.: «Наука», 1989. С.154.

Сахаров А. Перестройка и уголовное законодательство // Советская юстиция. 1988.

№1. С.26.

декса РФ и ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса предоставили потерпевшему процессуальные и материальные права в случаях, если виновный загладил причиненный вред и примирился с потерпевшим выразить свое мнение об освобождении его от уголовной ответственности.

Норма ст.25 УПК РФ определяет прекращение уголовного дела в качестве возможного юридического последствия примирения между потерпевшим и обвиняемым (подозреваемым). Данная норма, наследующая смысл ранее действующего ст.9 УПК РСФСР, существенно расширившая ее поле действия, появилась в действующем ныне УПК не случайно; она воплощает позитивную тенденцию расширения сферы форм государственного реагирования на криминальную ситуацию. При этом примирительная форма разрешения проблем, порожденных преступлением, предполагает отход от традиционной конфронтации сторон и выдвигает на передний план такие важные результаты как снижение напряженности в межличностных отношениях, разрешение конфликта, удовлетворение законных интересов жертвы преступления в возмещении ущерба, получение и принятие извинений, экономию уголовной репрессии.

По делам частного обвинения уголовно-процессуальный закон предоставляет пострадавшему и обидчику право самим урегулировать свой криминальный конфликт. Дело этой категории в соответствии со ст. УПК РФ может быть возбуждено не иначе, как по жалобе потерпевшего.

При этом, мировой судья принимает меры к примирению потерпевшего с лицом, на которое подана жалоба. К примирению, влекущему прекращение дела, приравнивается ситуация, когда потерпевший, управомоченный поддерживать частное обвинение, не является без уважительных причин в судебное заседание, а подсудимый не ходатайствует о рассмотрении дела по существу в отсутствие потерпевшего. Неявка потерпевшего и воздержание подсудимого от ходатайств о продолжении судебного разбирательства здесь представляют собой конклюдентные действия, выражающие обоюдное согласие на прекращение дела.

Однако, ряд авторов высказывали опасения по поводу широкого внедрения возможности прекращения уголовных дел по данным обстоятельствам, мотивируя это тем, что, во-первых, предоставление возможности освобождения от уголовной ответственности и прекращение уголовных дел при примирении с потерпевшим может повлечь злоупотребления данной нормой – давление на потерпевших, коррупция и т.п. Во-вторых, – неэффективность диспозитивной регламентации, которая отдает вопрос примирительного разрешения уголовно-правового конфликта «на откуп» гражданам, разделенным враждой и противоположными процессуальны ми интересами.1 Возникает закономерный вопрос: не станет ли бесконтрольность взаимодействия участников криминальной ситуации источником трудностей применения института примирения на практике и фактором снижения доверия к этому развиваемому законодателем институту (данные рассуждения смело можно перенести также на ст.28 УПК РФ, ст.75 УК РФ) Некоторые считают, что сделки о признании вины снижают стандарты доказывания, установленные для вынесения приговора и осуждения. Это становится возможным из-за либерализма и лености прокурора, который не хочет утруждать себя сложной аналитической работой по исследованию доказательств и заменяет существующее у него сомнение, вызванное нехваткой доказательств, более мягким приговором, по которому удалось заполучить согласие сторон2.

Думается, с этими доводами нельзя согласиться в полной мере, так как имеющийся зарубежный опыт показывает несостоятельность подобных умозаключений. Так, в США девять уголовных дел из десяти рассматриваются в досудебном порядке, но это обстоятельство вовсе не подорвало авторитет и престиж официального правосудия.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.