WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||

Отрасли промышленности, в которых в предреформенный период преобладал крепостной труд, пришли в упадок. Ярким примером в этом отношении была уральская металлургия, которая в первой половине XIX века находилась в состоянии полного застоя. Между тем промышленные отрасли, в основе которых лежали капиталистические начала, развивались быстро и интенсивно. К числу наиболее передовых отраслей относилась хлопчатобумажная промышленность: уже в 1814 году в ней насчитывалось около 97 % вольнонаемных рабочих.

Кроме привлечения вольнонаемного труда подъем промышленного производства был тесно связан с начавшимся переходом от ручного труда к машинному: владельцы мануфактур стали все чаще приобретать и использовать различные механизмы, вводить усовершенствованные способы обработки сырья, заменять двигательную силу человека и лошади силой пара. Это и стало началом промышленного переворота. Благодаря чему повышалась производительность труда, увеличивалось количество производимых продуктов при снижении их себестоимости. Оснащенные современной техникой фабрики, выпускавшие более качественные и дешевые товары, начали вытеснять ручные мануфактуры и мелкое ремесленное производство. Важную роль в техническом перевооружении промышленности играл ввоз машин из-за границы: с 1830 по 1850 год оборудования и машин было ввезено на 24 млн. руб., а в течение 50-х годов на 48 млн. руб. Частично машинное оборудование ввозилось сначала из Бельгии, затем из Англии, которая производила более совершенные механизмы. К 1857 году только в московской промышленности использовались 152 паровые машины, мощностью 3115 лошадиных сил, а во всей промышленности по России в это же время мощность паровых двигателей составляла 15 тыс. лошадиных сил.

Для производства различных механизмов строились и отечественные машиностроительные заводы, в основном в Петербурге; в 1849 году для постройки пароходов был построен Сормовский завод около Нижнего Новгорода. Хотя количество этих предприятий было небольшим, но это было новое явление в российской промышленности, характеризовавшее начавшийся промышленный переворот.

Несмотря на технические нововведения, продукция российских мануфактур и фабрик не могла конкурировать с западноевропейской по своему качеству и стоимости. Вывоз товаров в восточные страны – Среднюю Азию, Иран, Турцию – был ограниченным, а емкость внутреннего рынка – недостаточной изза бедности деревни и низкого уровня ее покупательной способности. Только таможенные барьеры, установленные в 1822 году правительством, обеспечили высокий уровень прибыли капиталистам.

Своевременному сбыту промышленных товаров мешало и несовершенство путей сообщения: оно замедляло необходимый оборот капиталов и поднимало цену продаваемых продуктов. Несмотря на начатую постройку железных дорог, строительство шло низкими темпами, что не отвечало насущным требованиям промышленности и торговли. Хотя неуклонно развивается магазинная торговля, ярмарки, базары и коробейники оставались основными элементами товарооборота. Таким образом архаичные формы товарообмена отставали от роста промышленного производства.

Рост общественного разделения труда в первой половине XIX века вызвал интенсивный рост значительного числа промышленных селений в Центрально-Нечерноземном районе, особенно в губерниях Московской, Владимирской, Костромской, Калужской, Нижегородской, Тульской и Ярославской. По архивным данным Центрального статистического комитета, в 1846 году только в Нижегородской губернии в промышленных селениях насчитывалось до 2,5 тыс. предприятий, производительность которых составляла 73 % общегубернской суммы промышленного производства. Наиболее развитыми в промышленном отношении были Московская и Владимирская губернии, представлявшие собой ядро промышленного центра России. При этом ведущую роль играла Московская губерния, в которой в году насчитывалось 1249 промышленных цензовых предприятий со 114,5 тыс. рабочих, где доминирующие позиции в производстве промышленной продукции принадлежали мануфактурам и фабрикам Москвы, которые производили более 56 % общегубернской промышленной продукции.

Ткацкие промыслы крестьян служили базой для возникновения крупной капиталистической промышленности, превратившись впоследствии в ее составную часть. Они же поставляли кадры наемных рабочих для текстильных фабрик Москвы и Подмосковья. Текстильная промышленность значительное развитие получила не только и Московской, но и во Владимирской, Костромской и Ярославской губерниях.

В мануфактурной России большое место в промышленном производстве занимала промысловая деревня. Поэтому отраслевая специализация находила свое выражение в разделении труда не только между отдельными районами и городами, но и между промышленными селениями. При этом происходила специализация даже по отдельным частям продукции. Так, в колесном производстве «ободья гнет одна деревня или село, втулки точет другая, колеса собирает третья, а оковывает их четвертая». В кожевенном производстве «в одном месте заготовляют корье, в другом дубят кожу, в третьем шьют обувь». Эти факты, характеризующие углубление процесса разделения труда, свидетельствуют о прогрессирующем процессе отделения ремесла от земледелия, когда «по мере упадка натурального хозяйства, один за другим вид обработки сырья превращался в особые отрасли промышленности».

По мере расширения и углубления общественного разделения труда домашнее производство все более превращалось в товарное, попадая под власть крупного капитала.

Развитие капитализма в предреформенной России, разрушая патриархально-натуральный уклад крепостнической деревни, предъявляло большой спрос на рабочие руки. В этих условиях частичное лишение крестьянства средств производства, малоземелье и рост относительной перенаселенности деревни вызывали интенсивный рост промыслового отхода, получивший наибольшее развитие в центрально-промышленных губерниях России.

В конце 50-х годов XIX века только из семи губерний промышленного центра на заработки уходило 887 тыс. человек, что составляло 26,5 % мужского населения деревень, при этом наивысший процент отходников был в Московской и Тверской губерниях – до 43 % работников-мужчин, во Владимирской, Костромской и Ярославской – 30 – 36 %. Из Вышневолоцкого и Кашинского уездов Тверской губернии, а также из Рыбинского уезда Ярославской губернии на заработки уходило почти все взрослое мужское население.

В Московской губернии главным занятием отходников была работа на заводских и мануфактурных предприятиях Москвы и промышленных селений Подмосковья. Меньше всего крестьян уходило в отход из промысловых деревень и сел Богородского уезда, где широко развитая текстильная промышленность позволяла находить им работу на месте.

Во Владимирской губернии на заработки уходили преимущественно крестьяне из деревень Шуйского, Александровского, Юрьев-Польского и Переяславского уездов. Отсюда свыше 85 % отходников направлялись на текстильные предприятия Москвы, Иванова, Александровска, Шуи. В Калужской губернии промысловый отход был наиболее развит в северо-восточных уездах, примыкавших к Московской губернии. Основную массу составляли ткачи, уходившие на московские фабрики и мануфактуры на годичный срок. Они фактически теряли хозяйственную связь с землей. Ревизор Министерства государственных имуществ А.И. Ламанский в этой связи отмечал, что в Калужской губернии «фабричные совершенно отвыкают от крестьянской жизни и составляют в крестьянстве совершенно отдельный класс».

Основная масса крестьян-отходников из центральных промышленных губерний направлялась в Москву и Петербург, играя важную роль в развитии этих ведущих промышленных центров страны. В 1841 году пришлые крестьяне-отходники составляли 46 % жителей Петербурга.

Промысловый отход играл важную роль в процессе отрыва крестьянина от земледелия и пополнении армии наемного труда. Отходничество усиливало процесс социального расслоения крестьянства. Из массы отходников постепенно выделялась небольшая прослойка зажиточных «хозяев» в лице скупщиков, подрядчиков, светелочников и торговцев, применявших наемный труд и скапливающих нередко значительный капитал.

Именно крестьяне, занятые в отходном промысле, считались вольнонаемными рабочими, за исключением небольшой прослойки разорившихся мещан. Как правило, вольнонаемные рабочие первой половины XIX века сами не порывали связи с деревней: в период сельскохозяйственных работ они покидали предприятия и промышленное производство вынуждено было сокращаться или останавливаться на летние месяцы.

Список рекомендуемой литературы 1 Новосельцев А.П. и др. Пути развития феодализма. М., 1972.

2 Смирнов И.И. Очерки социально-экономических отношений Руси XII – XIII вв. М.-Л., 1963.

3 Заозерская Е.И. У истоков крупного производства в русской промышленности XVI – XVII вв. К вопросу о генезисе капитализма в России. М., 1976.

4 Струмилин С.Г. Очерки экономической истории России, СССР. М., 1966.

5 Струмилин С.Г. История черной металлургии в СССР. Т. 1. М., 1954.

6 Каштанов С.М. Финансы средневековой Руси. М., 1988.

7 Толкушин А.В. История налогов в России. М., 2001.

8 Мельникова А.С. Деньги в России: История русского денежного хозяйства с древнейших времен до 1917 года. М., 2000.

9 Русский рубль. Два века истории. XIX – XX вв. М., 1994.

10 Экономическая история России XIX – XX вв.: современный взгляд. М., 2001.

11 Собственность в России в средневековье и раннее новое время. М., 2001.

12 Хромов П.А. Экономическое развитие России в XIX – XX вв. 1800 – 1917. М., 1950.

13 Хромов П.А. Очерки экономики феодализма в России. М., 1957.

14 Дружинин Н.М. Избранные труды: Социально-экономическая история России. М., 1987.

15 Погребинский А.П. Очерки истории финансов дореволюционной России (XIX – XX вв.). М., 1954.

16 Ляхов А. Основные черты социально-экономических отношений в эпоху Императора Александра I. М., 1912.

17 Кафенгауз Б.П. Очерки внутреннего рынка России первой половины XVIII в. М., 1958.

18 Павленко Н.И. История металлургии в России в XVIII в. М., 1962.

19 Троицкий С.М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в. М., 1966.

20 Заозерская Е.И. Мануфактура при Петре I. М.-Л., 1941.

21 Ансимов Е.В. Время Петровских реформ. М., 1989.

22 Россия в период реформ Петра I. М., 1973.

23 Клокман Ю.Р. Социально-экономическая история русского города. Вторая половина XVIII в. М., 1967.

24 Муравьева Л.Л. Деревенская промышленность центральной России второй половины XVIII в.

М., 1971.

25 Рубинштейн Н.Л. Сельское хозяйство России во второй половине XVIII в. М., 1957.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.