WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

Одной из особенностей экономического развития России являлось возникновение промышленных центров не в городе, а в сельской местности. Русский город в XVIII веке с экономической точки зрения был довольно слабым, а его население в условиях крайнего ограничения свободы передвижения по стране росло крайне медленно. В то же время, начиная с рубежа XVII – XVIII веков в России появляются десятки торгово-промышленных поселений, население которых занималось в основном промысловой деятельностью. Это было типичное мелкотоварное производство с эпизодическим применением наемного труда. В процессе его эволюции и конкурентной борьбы между мелкими производителями среди них выделяются две группы: те, кто вынужден жить продажей своего труда, и те, кто использует наемный труд. Из последних со временем выделяются более крупные товаропроизводители. Именно таким путем из недр мелкотоварного производства вырастает капиталистическая мануфактура. Процесс выделения крупных предприятий из массы мелких активизировался примерно с 60-х годов XVIII века. Однако из-за сезонности производства и краткосрочности найма рабочих он протекал достаточно медленно. Важной особенностью этого процесса являлось то, что он происходил в обстановке крепостного права, когда владельцы капиталистических предприятий оставались крепостными своего барина, т.е. бесправными людьми.

Раннее всего процесс появления крупных предприятий капиталистического типа затронул такую отрасль как текстильное производство (40-е годы XVIII века), впоследствии – металлургию, металлообработку, кожевенное дело и др.

Предприятия капиталистического типа появились и в крупнейших городах России – в Казани, Москве, Нижнее Новгороде, Ярославле. В стране постепенно формировался капиталистический уклад.

4.6 ЭВОЛЮЦИЯ ФИНАНСОВОЙ ПОЛИТИКИ На протяжении XVIII века русский бюджет испытывал все нарастающий дефицит по причине непрерывных войн, роста государственного аппарата и непомерных расходов императорского двора. Разоренное крестьянство было не в состоянии вынести всю тяжесть налогового бремени, в результате недоимки по налогам росли из года в год. В 20 – 30-е годы XVIII века недоимка по подушной подати, как правило, составляла треть от всей суммы налога. Суровые правительственные санкции против неплательщиков и прочие меры административного характера оказались неэффективными. К 1739 году общая задолженность по подушной подати достигла огромной цифры – 5 млн. руб. В этой ситуации правительство было вынуждено в 20-е – 40-е годы неоднократно прощать недоимки.В 1754 году была списана старая недоимка за 1724 – 1746 годы – около 2,5 млн. руб. В 50-х годах наметилась тенденция к постепенному понижению подушного оклада, сначала на 3 коп., а затем на 5 коп.

В 1740-е – 1750-е годы в области финансовой политики наметился поворот. Правительство берет курс на повышение роли косвенных налогов в системе государственных доходов, видя в этом наиболее безболезненный путь выхода из финансового кризиса. В 1742, 1756 и 1763 годах были повышены цены на продажу вина. В итоге ведро вина стало стоить 2 руб.

53 коп. В 1749 году по предложению П.И. Шувалова были резко повышены цены на соль (до 35 коп.

за пуд), что позволило увеличить доход казны на 0,5 млн. руб. в год. В 1756 году пуд соли стал стоить 50 коп., что привело к сокращению ее потребления. В итоге, в 1762 году правительство было вынуждено снизить цены на соль до 40 копеек за пуд. В 1740-х годах были введены новые казенные монополии на продажу товаров, но существенной роли в доходах бюджета они не сыграли.

Традиционным способом увеличения государственных доходов являлась порча медной монеты – уменьшение ее действительной стоимости. В послепетровское время правительство к этому прибегало дважды – в 1727 – 1731 годах и в начале 1760-х годов. Уменьшение реальной стоимости денег немедленно вызывало рост цен, что отрицательно сказывалось на жизненном уровне населения. Правительство же таким путем извлекало миллионные прибыли. В 1760-е годы манипуляция с металлическими деньгами привела в окончательное расстройство финансовую систему страны. Именно тогда правительство решилось на выпуск бумажных денег, как одного из источников покрытия бюджетного дефицита.

В 1766 году два банка в Москве и Санкт-Петербурге получили право на выпуск бумажных денег – ассигнаций, которые выдавались только в обмен на сдаваемые металлические деньги. В первые годы ассигнации свободно обменивались обратно на монеты, но с 1769 года специально учрежденный Ассигнационный банк стал выпускать бумажные деньги без обмена на металлические. За время правления Екатерины II было выпущено бумажных денег на сумму 157 млн. руб. К 1786 году свободный обмен ассигнаций на серебряные деньги прекратился, вследствие чего их ценность стала падать. К концу века бумажный рубль уже стоил 68 коп. В России появилась практика расчетов в торговле одновременно в ассигнациях и в серебре. Нестабильность денежного обращения сохранялась вплоть до 1840-х годов.

Новым источником пополнения казны стали внешние займы. Впервые внешний заем был получен Россией в 1769 году в Амстердаме на сумму 7,5 млн. гульденов. В результате, к концу XVIII века внешний долг России составлял 41,1 млн. руб. Общая же сумма государственного долга в конце столетия исчислялась в 216 млн. руб. Рост государственного долга России свидетельствовал о несоответствии экономической модели страны уровню ее государственного развития.

5 КРИЗИС ФЕОДАЛЬНО-КРЕПОСТНИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ РОССИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА 5.1 Тенденции развития сельскохозяйственного производства В первой половине XIX века процесс разложения феодализма происходил одновременно с развитием нового капиталистического уклада и носил острый и противоречивый характер. Процесс разложения феодально-крепостнических отношений, проявлялся во всех областях жизни страны и, прежде всего, в экономической. Усиливается рост товарно-денежных отношений, рост внутреннего и внешнего рынков, разложение крепостнических отношений в сельском хозяйстве, рост капиталистических форм в промышленности и упадок промышленности, основывавшейся на крепостном труде.

Сельское хозяйство данного периода основывалось на феодально-крепостнической системе производства, которая состояла из таких основных элементов, как натуральное хозяйство, наличие средств производства у помещика, личная зависимость крестьянина от помещика, внеэкономическое принуждение к труду, низкая техника производства. Хотя крепостнические отношения необратимо разлагались под влиянием капиталистического элемента, данный процесс проходил крайне медленно, поэтому феодально-крепостнические связи общества оставались господствующими. Ко второй четверти XIX века помещичьи хозяйства, основанные на крепостном труде, исчерпали свои возможности. Если помещик был кровно заинтересован в увеличении производства сельхозпродукции на продажу, крестьяне все меньше проявляли старания в работе.

Основы крепостнической хозяйственной системы заключались в том, что земля как хозяйственная единица разделялась на барскую и на крестьянскую, которая отдавалась в надел крестьянам для обработки своим трудом и инвентарем. Прибавочный продукт создавался крестьянами путем обработки своим инвентарем помещичьей земли, продукт этого труда шел в пользу помещика. Следствием данной системы хозяйства был крайне низкий уровень развития сельскохозяйственной техники и технологии сельскохозяйственного производства.

В этот период в России получили распространение три формы феодальной ренты: денежная, отработочная и рента продуктами, хотя степень развития их была неодинаковой в различных районах страны. Отработочная рента, она же барщина, являлась низшей формой феодальной ренты и была распространена в большей степени в черноземных губерниях Российской империи, так как земля здесь являлась большей ценностью, чем рабочая сила. Оброчная рента господствующее значение имела в нечерноземных великорусских губерниях, которые отличались значительным развитием промышленности и ремесел. Здесь источником оброка являлся не только собственно крестьянский труд, но и отхожие промыслы в городах, на фабриках и в кустарных промыслах. На протяжении первой половины XIX века по мере развития торговли и товарных отношений в обществе, что явилось следствием постепенного перехода к капиталистическому способу хозяйствования, продуктовая рента все чаще стала превращаться в денежную. Это в свою очередь вынуждало крестьянина реализовывать свой товар на рынке, и он тем самым волей-неволей включался в рыночные отношения, которые вели к дифференциации крепостной деревни. Развитие данная форма ренты получила в промышленных нечерноземных районах страны, но при этом положение крестьян, несших эту повинность была немногим лучше тех, кто работал на барщине. Если в конце XVIII века средняя сумма оброка составляла 7 руб. 50 коп. с души, то к концу 50-х годов в нечерноземных губерниях 17 – 27 руб. Кроме этого с более состоятельных крестьянкапиталистов сумма оброка могла колебаться от нескольких десятков до нескольких сотен рублей.

Процент барщинной формы эксплуатации среди помещичьих крестьян был выше оброчного. Однако на протяжении первой половины XIX века происходит рост удельного веса оброчных крестьян среди крепостных, но при этом в отдельных губерниях происходил обратный процесс повышения процента барщинных крестьян: в Воронежской – с 36 до 55, в Орловской – с 66 до 72 и в Пензенской – с 48 до 75.

Необратимый рост торговли и промышленности привел к увеличению спроса и сбыта на рынке хлеба, мяса и иной сельскохозяйственной продукции, что в свою очередь приводит помещиков к желанию повысить доходность своих имений. Увеличение доходности шло двумя основными путями.

Передовые помещики вводили новые сельскохозяйственные культуры, применяли передовые агротехнические технологии, использовали технические новинки в своем хозяйстве. Так, в хозяйстве купца Рекка 53 человека (в переводе на годового работника) обрабатывали 480 десятин, или один человек десятин с лишним; в то время как в помещичьих хозяйствах, ведущихся традиционными способами, при самой интенсивной эксплуатации крестьян этот показатель редко превышал пять десятин. В году крупное имение А.Ф. Реброва а Пятигорском округе Предкавказья принесло ему 12 тыс. рублей.

Помимо пшеницы, которая сбывалась не только на местных рынках, но и далеко от имения, доход приносило разведение овощей, сенокосы, виноградники. Кроме того, в имении были тутовый сад, образцовое шелкомотальное заведение, шесть водяных мельниц, конный завод на 900 лошадей и т.д. При этом самые трудоемкие процессы в хозяйстве выполнялись не крепостными, а наемными работниками, как более эффективной производственной единицей.

Однако большинство помещиков выбрали экстенсивный путь развития хозяйств своих поместий. С целью повышения доходности своих имений помещики расширяли свою запашку, оставляли за собой удобные земли и лесные угодья. Так, в Рязанской и Тамбовской губерниях по сравнению с концом XVIII века барская запашка выросла в 1,5 – 2 раза. Кроме этого часть владельцев поместий, стремясь извлечь из барщинной системы максимальную выгоду попросту отбирало у крестьян их земельные наделы, сажая их на месячину. Таким образом производительность труда, а за ним и продуктивность хозяйств неуклонно падала, ставя в тупик крепостную форму хозяйствования в целом и барщинную систему в частности.

Крепостная система, приводившая к крестьянскому малоземелью, усиленную ростом населения, приводила к обеднению основной крестьянской массы. Следствием чего была хроническая задолженность перед помещиками и беспомощность в неурожайные годы. Скотоводство среди крестьянства носило вспомогательный характер, скот был малорослый, подвергался массовым падежам и поэтому также не мог оказать существенную поддержку в период бескормицы. Помимо барщины и оброка, другой весьма тяжелой повинностью стала возрастающая в зимнее время года подводная повинность, которая заключалась в перевозке помещичьего хлеба на ярмарки и крупные промышленные центры, губившая и без того немногочисленный крестьянский скот.

Положение удельных и государственных было крестьян несколько лучше крепостных крестьян.

Удельные крестьяне принадлежали царскому двору, имели большие наделы земли и состояли на оброке. Государственные крестьяне составляли около половины крестьянства России и их экономическое положение выгодно отличалось и от крепостных и от удельных крестьян: среднедушевые наделы у них были больше, а размер оброка ниже, чем у помещичьих крестьян, но выше чем у удельных. Так, денежная рента, уплачиваемая государственными крестьянами в 1829 году по отношению к удельным, составляла в Вологодской губернии 9 руб. к 8 руб., в Новгородской 8 к 6, Псковской 8 к 6,28, в Смоленской 9 к 6,50, в Черниговской 8 к 5 рублям.

Наиболее высокий процент государственных крестьян проживал в Сибири, в северных губерниях России, Приуралье, части районов Украины и черноземного центра.

Данная категория крестьян в силу более лучшего своего социально-экономического положения активней втягивалось в капиталистические отношения. Зажиточная часть крестьянства на основании указа 1801 года начинает приобретать ненаселенные участки земли в собственность. На протяжении первой половины XIX века государство рядом законов и постановлений облегчило включение государственных крестьян в рыночные отношения: в 1814 году было разрешено производить торговлю на ярмарках людям всех состояний, в 1818 году было разрешено крестьянам казенным, удельным и помещичьим учреждать фабрики и заводы при условии уплаты пошлин и с согласия начальства. Также было разрешено переселение государственных крестьян в города, предоставлялось право открытия фабрик в селениях, не выбирая свидетельству и т.п. Таким образом, более тесную связь с рынком имели государственные, удельные и помещичьи-оброчные крестьяне, что напрямую зависело от степени личной свободы этих категорий крестьян.

Несмотря на открывшийся доступ крестьян к торговле и рынку, доля крестьянского хлеба, из всей массы хлеба на рынке, составляла на 50-е годы XIX столетия по ориентировочным подсчетам не более 10 %; это было связано прежде всего с тем, что у крестьянина было мало «излишков», которые он мог вывезти на рынок. Однако встречались и исключения. Образцовые хозяйства зажиточных крестьян, как государственных, так и удельных и помещичьих, использовавшие агротехнические нововведения, нередко перегоняли помещичьи хозяйства по производству товарного зерна. Целинные степи Предкавказья были населены в основном государственными крестьянами, в 1849 году государственные крестьяне со своих полей собрали 60,5 % от общего количества зерна, в то время как помещичьи хозяйства 2,7 %.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.