WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 15 |

Эти успехи давали возможность министерству финансов с надеждой говорить о скорой перспективе восстановления свободного размена кредитных билетов на звонкую монету. По всей видимости, министр финансов Рейтерн в этот период отказывается от идеи восстановления курса кредитного рубля до паритета серебряным. Во всяком случае покупка Государственным Банком металла с лажем даже несколько более значительным, чем установившийся под влиянием вексельного курса, косвенно свидетельствует об этом. Во второй половине 1870-х годов Рейтерн выступает с целым рядом инициатив по реорганизации системы денежного обращения. Во-первых, он высказывается в пользу отказа от серебра как металлической основы кредитного рубля. Дело в том, что цены на серебро на мировом рынке в 1870-е годы существенно упали в связи с открытием богатых серебряных приисков в США и обильным притоком серебряной монеты на международной финансовый рынок. В первую очередь от этого пострадали страны, где существовала биметаллическая денежная система, при которой монета чеканилась одновременно из золота и серебра, а золотые и серебряные монеты обменивались друг на друга по фиксированному курсу. Более дешёвая серебряная монета стала вымывать из обращения более дорогую – золотую. Дестабилизация всей системы денежного обращения побуждала эти государства постепенно демонетизировать серебро. Тем более, в 1867 году на Парижской конференции было принято решение о придании золотому стандарту международного статуса.

В данных обстоятельствах ориентироваться на серебро значило привязывать кредитный рубль к изначально неустойчивой, имеющей постоянно колеблющуюся ценность, металлической основе. Восстановление серебряного стандарта в этом случае могло лишь усугубить главную беду неразменного бумажного денежного хозяйства – резкие и постоянные колебания курса, развитие инфляционных тенденций.

Во-вторых, в марте 1876 года министр финансов вышел в Комитет финансов с предложением санкционировать сделки между частными лицами на золотую монету по установившемуся рыночному курсу, которые неофициально довольно значительно распространялись на рынке к тому времени. К тому же, в международных расчётах русские золотые полуимпериалы и империалы практически вытеснили полноценную серебряную монету. Фактически это был проект подготовительного этапа денежной реформы, основным принципом которой должна была стать девальвация. Определённые условия для расширения обращения золотой монеты начали к этому времени уже создаваться. В ноябре 1876 года был издан указ о взимании с января 1877 года таможенных пошлин золотой монеты, что означало их увеличение в пересчёте на курс бумажного рубля почти на треть. Впрочем, Комитет финансов счёл предложения Рейтерна не соответствующими сложившейся политической ситуации.

Дело в том, что в 1876 году разразился балканский кризис, связанный с всеобщим восстанием славянских народов против турецкого владычества. Российская империя решительно выступила в защиту болгар, сербов и черногорцев, что делало войну с Турцией неизбежной. Предугадывая чрезвычайные военные расходы и возможную эмиссию новых кредитных билетов, Рейтерн просил императора Александра II в целях сохранения внутренней экономической стабильности не вмешиваться в конфликт на Балканах. Но царь был непреклонен.

Русско-турецкая война 1877–1878 годов оправдала самые худшие ожидания главы финансового ведомства, поставив Российскую империю практически на грань государственного банкротства и уничтожив все достижения министерства в предшествующее десятилетие. Она вызвала рост бюджетных расходов, значительно превысивший соответствующие издержки периода Крымской войны. Они покрывались за счёт внутренних и внешних займов. В конце 1876 года был осуществлён первый военный заем путём выпуска банковских билетов, приносящих 5 %-ный доход. Дальнейшие займы заключались за счёт Казначейства. 17 мая 1877 года был утверждён первый Восточный 5%-ный заем в 200 млн. р., в августе 1878 и мае 1879 года были размещены второй и третий Восточные займы на 300 млн. р. каждый. 26 мая 1877 года состоялось заключение 5 %-ного внешнего займа на сумму в 15 млн. фунтов стерлингов (94,5 млн. металлических рублей). Однако сразу стало очевидным, что одними заёмными средствами покрыть все военные расходы не удастся.

Уже 25 октября 1876 года указом императора Александра II государственному казначейству дано было право покрывать чрезвычайные расходы военного времени с помощью заимствований у Государственного Банка, которому, в свою очередь, разрешалось осуществлять эмиссию кредитных билетов временного выпуска на сумму долга казначейства. И уже с апреля 1877 года казначейство стало активно эксплуатировать этот неиссякаемый источник финансирования дефицита государственного бюджета, а Государственный Банк – монетизировать возникающий долг министерства финансов. В сущности, повторилась ситуация 1855–1856 годов с той лишь разницей, что тогда за счёт казначейства выпуск билетов осуществляла Экспедиция кредитных билетов, а теперь эту операцию осуществляло кредитное учреждение банковского типа – Государственный Банк. К 1 января 1881 года долг Казначейства Государственному Банку составил 419,5 млн. р., в том числе по билетам временного выпуска – 417 млн. р. Финансовые результаты войны заключались в том, что беспроцентный долг государства по неразменным кредитным билетам вырос более, чем на 400 млн. р., а процентный – почти на миллиард. Для сравнения: Крымская война, подорвавшая основы системы серебряного монометаллизма увеличивала процентный долг государства чуть более чем на 100 млн. р. Количество кредитных билетов в обращении достигло к 1 января 1879 года рекордного показателя в 1 188 115 125 р., в то время как разменный фонд уменьшился до 176 785 803 р., что составляло 12,4 % от общей массы бумажных денег.

Выпуск огромного количества кредитных билетов и уменьшение их металлического обеспечения почти моментально сказались на вексельных курсах рубля. Средний курс на Париж перед войной составлял около 311 сантимов за рубль. Во время войны и непосредственно после неё он не падал ниже 233 и не поднимался выше 278 сантимов. Лаж на золотую монету увеличился с 80 к.

кредитной валютой в 1876 году до 63 к. – в 1879 году. Одновременно в этот период выросли цены практически на все виды товаров на 20…25 %, в сравнении с предвоенным временем.

Разуверившийся в перспективах стабилизации денежной системы, Рейтерн ушёл в отставку летом 1878 года. Вместо него министром финансов был назначен С.А. Грейг, удержавшийся на этом посту только два года. На смену ему в управление финансовым ведомством вступил известный своими либеральными взглядами отпрыск старинной дворянской семьи А.А.

Абаза, бывший к тому же опытным коммерсантом. Им был предложен план оздоровления денежного хозяйства, который лёг в основу закона от 1 января 1881 года.

Содержание данного закона сводилось к следующим положениям:

1) прекращались заимствования казначейства из Государственного Банка и связанные с этим выпуски последним дополнительных кредитных билетов;

2) принималось решение выплатить Государственному Банку за счёт средств государственного казначейства сумму, необходимую для уменьшения беспроцентного долга Казначейства по временно выпущенным билетам до 400 млн. р.;

3) оставшаяся сумма государственного долга Банку подлежала погашению в течение восьми лет ежегодными выплатами по 50 млн. р.;

4) все поступавшие в Государственный Банк кредитные билеты должны были уничтожаться в соответствии с потребностями товарного оборота; в случае стеснённого положения рынка допускалась возможность их использования для кредитования промышленности и торговли.

Этот закон, определивший направленность и содержание монетарной политики министерства финансов, исходил из предположения, что бюджет будет располагать такими доходами, которые позволят без ущерба для иных финансовых обязательств государства осуществлять платежи в пользу Банка.

Между тем, как оказалось, эта презумпция выглядела безупречной лишь на бумаге. Слабым местом закона являлось и суждение о том, что ценность кредитной валюты определяется в точности количеством обращающихся денежных знаков.

Извлечение их части позволит повысить курс кредитных билетов, а возможно и довести его до нарицательной ценности. Это в целом отражало иллюзии верхов бюрократического аппарата относительно возможности восстановления ценности рубля до его металлического базиса и нежелание ставить вопрос о девальвации кредитного рубля из-за боязни уронить престиж государства. На практике, однако, это предположение не подтвердилось.

По подсчётам профессора Н.Х. Бунге, в 1875 году 797 млн. кредитных рублей стоили 677 млн. металлических рублей, а в 1880 году 1 млрд. р. соответствовали 730 млн. металлических рублей. В результате получалось, что с 1875 по 1880 годы кредитный рубль потерял четверть своей стоимости, но при этом ценность всей совокупности кредитных билетов возросла на 53 млн. р. звонкой монетой.

В то же время нельзя не признать весьма здравой идею о возможности выпуска уплаченных казначейством билетов вновь в обращение посредством кредитования промышленности и торговли. Бумажные деньги, будучи обеспечены в этом случае кредитным портфелем Государственного Банка, при производительном использовании способны были увеличить товарную массу в рамках национальной экономики и тем самым противодействовать дальнейшему падению их курса.

Реализация закона от 1 января 1881 года легла на плечи нового министра финансов – известного специалиста в сфере финансов и денежно-кредитного обращения профессора Киевского университета Н.Х. Бунге. А.А. Абаза в апреле 1881 года ушёл в отставку в знак протеста против свёртывания либеральных реформ Александра II новым императором Александром III. Бунге, в отличие от Рейтерна, был противником девальвации кредитного рубля и восстановления размена по существующему рыночному курсу. Считая, что это повредит имиджу Российской империи как исправного кредитора, он выступал за постепенное повышение курса рубля до его металлического паритета и восстановление размена кредитных билетов как на золото, так и на серебро. Оригинальность его финансового плана заключалась в признании нецелесообразности и даже вредности немедленного восстановления свободного размена. Бунге отдавал себе отчёт в том, что залогом успеха операции по восстановлению металлической ценности кредитного рубля является осторожность и постепенность действий. Первоначальным этапом преобразования денежной системы должна была стать, по его мнению, стабилизация валютного курса. Причину его колебаний он усматривал в фактической невозможности использовать звонкую монету как полноценное средство платежа во внутренних расчётах. Только появление большого количества монеты в обращении способно было стать залогом постоянства внутренней и международной ценности российского рубля. В развитие своих намерений министр финансов в декабре 1882 года внёс в Комитет финансов представление, где предлагал разрешить сделки между частными лицами на звонкую монету, а также допустить приём и выдачу казной золотой и серебряной монеты в расчётах с частными лицами по вексельному курсу. Решительно поддержал идею Бунге бывший министр финансов Рейтерн. Он высказал убеждённость в том, что монета, допущенная к обращению по вексельному курсу, станет надёжным регулятором последнего. В случае его резкого падения отток благородного металла предотвратит его дальнейшее падение через включение механизмов автоматического выравнивания платёжных балансов. Действие его представлялось в следующем виде. Пассивный платёжный баланс имел своим последствием отток из страны для покрытия зарубежных платежей значительного количества звонкой монеты и падение вексельного курса национальной валюты. Это влекло за собой, в свою очередь, сокращение денежной массы в стране – дефляцию, сопровождаемую понижением уровня цен и повышением уровня процентных ставок (платы за привлекаемый денежный капитал). Более низкие цены должны были привлечь зарубежных покупателей, а высокие процентные ставки – иностранных инвесторов, ставших бы активно скупать векселя в валюте данного государства для осуществления инвестиций на его территории. В результате платёжный баланс анализируемого государства выправлялся, а вексельный курс возрастал.

Обратная ситуация наблюдалась при повышении вексельных курсов и притоке в страну благородного металла.

Однако проект Бунге был отвергнут Совещанием Соединённых департаментов Государственного Совета в марте года. Поскольку не удалось создать условий для появления монеты в каналах денежного обращения, Бунге деятельно занялся реализацией закона от 1 января 1881 года. Погашение задолженности Казначейства перед Государственным Банком и извлечение кредитных билетов временного выпуска было частью финансового плана министра. Несмотря на то, что в предшествующих своих работах сам Бунге доказывал отсутствие точного соответствия между количеством бумажных денег и их ценностью, тем не менее, он, надеясь добиться всё же согласия царя и высшей бюрократии на узаконение сделок со звонкой монетой, санкционировал дефляционную политику. Она была направлена на сжатие денежной массы и повышение тем самым ценности кредитных билетов.

Главные свои усилия министерство финансов обратило на погашение задолженности Казначейства Государственному Банку. В 1881 – 1884 годах ежегодно сумма в 50 млн. р. закладывалась в расходы чрезвычайного бюджета и перечислялась Банку. В итоге к 1884 году государство погасило часть задолженности за выпущенные кредитные билеты в размере 167 млн.

р. Однако ежегодная уплата 50 млн. р. была непосильна даже для чрезвычайного бюджета. Поэтому указом от 8 июня года министру финансов предоставлялось право избирать способ погашения задолженности перед Государственным Банком:

или уплатой наличных кредитных билетов или передачей 5%-х билетов государственной ренты для реализации. В последнем случае беспроцентный государственный долг уплачивался процентными государственными бумагами. Последние Банк должен был реализовать на внутреннем денежном рынке и из выручки удержать долг Казначейства.

При хронических бюджетных дефицитах именно второй вариант предпочло финансовое ведомство. В 1884 – 1887 годах расчёты с Государственным Банком производились почти исключительно государственными ценными бумагами. К году Казначейством было уплачено Банку 317 млн. р., в том числе: наличными кредитными билетами 167 млн. р. и 150 млн.

р. государственной рентой. В 1888 году во исполнении закона от 1 января 1881 года Государственному Банку удалось реализовать только их часть – на 76 471 465 р. (56 млн. р. золотом). Ещё 173 528 555 р. рентой оставалось в портфеле кредитного учреждения. Таким образом, к 1888 году долг Казначейства перед Банком был погашен. Однако при этом оставался долг самого Банка по выпущенным билетам.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.