WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 15 |

Однако внезапное и сильное промышленное оживление имело и оборотную сторону. Ставки заработной платы в отраслях, связанных с выполнением военных заказов и смежных с ними, существенно возросли, поднялись и цены, причём не только на промышленную продукцию, но и на потребительские товары. Дороговизна первоначально стала ощущаться лишь в наиболее крупных городах с момента торжеств по случаю коронации императора Александра II. В 1857–1858 годах повышение цен практически на все виды товаров стало затрагивать и провинциальные, периферийные районы империи.

Оказалось, что экономический подъём 1855 – 1858 годов в своей основе имел нездоровую инфляционную природу.

Сказывалось влияние и такого фактора как поглощение военным производством капитала в его материальной форме. Военное производство, всё расширяясь, затрачивало большое количество ресурсов, отнимая их у отраслей, ориентированных на выпуск товаров потребительского и производственного назначений. Это было и неудивительно, поскольку огромные денежные суммы в кредитной валюте сосредотачивались именно у коммерсантов, связанных с казёнными заказами, и они могли предложить большую плату за факторы производства. Между тем, затраченный в военном производстве материальный капитал расходовался непроизводительно, фактически уничтожаясь, но не воспроизводясь. Он превращался лишь в денежную свою форму, в то время как накопленный народным хозяйством запас материального капитала стремительно исчерпывался.

Большая часть прибылей, полученных торговцами и промышленниками от казённых заказов, аккумулировалась в государственных кредитных учреждениях.

По окончании войны такой фактор роста совокупного спроса, как государственные закупки, уже не мог иметь своего прежнего значения, однако коррекции общего уровня цен не произошло. Это свидетельствовало о том, что экономика феодально-крепостнической России приближалась к пределу использования своей ограниченной, в сравнении с передовыми капиталистическими державами Западной Европы, ресурсной базы. Естественно, подобное обстоятельство должно было повлечь за собой рост цен как на факторы производства, так и на готовую продукцию. Рост капитала в его денежной форме явно опережал воспроизводство его материальной составляющей. Между тем деловая активность по мере охлаждения государственных закупок не спадала. Этому способствовало и отмена в 1857 году запрета на учреждение акционерных обществ с крупными капиталами и «изгнание вкладов» в том же году. По мнению большинства ведущих специалистов в финансовой сфере, правительство в этот момент упустило отличную возможность привести в порядок денежное хозяйство и уменьшить инфляционный навес над экономикой, создаваемый избыточной массой кредитных билетов, путём их консолидации. Последняя предполагала фондирование кредитных билетов, то есть превращения их из беспроцентного долга государственного казначейства в процентный. Кредитные билеты могли бы быть обращены в облигации, приносящие фиксированный доход, но не являющиеся средством платежа. Поскольку этого не было сделано, понижение процентов по банковским вкладам вытолкнуло кредитные билеты вновь в обращение. Использованы они были в том числе и для формирования уставного капитала вновь возникающих акционерных обществ.

Акционерная горячка 1857–1858 годов ещё более усилила инфляционные тенденции. Возникало большое количество предприятий, конкурировавших за ресурсы с уже существующими и разгонявших цены. Тот запас факторов производства, в том числе и капитала, которым располагала экономика, уже явно не соответствовал темпам акционерного учредительства. К тому же нередко оно оборачивалось биржевыми спекуляциями, поглощавшими огромные денежные капиталы. Укоренившаяся в годы искусственного подъёма привычка к получению лёгких денег, не исчезла и после войны. Теперь она проявлялась в стремлении многих коммерсантов учреждать акционерные кампании зачастую лишь для вывода их акций на биржу и скорого обогащения на росте их курсов. Биржевые игры, привлекая всё большее количество спекулянтов, оттягивали значительные средства из реального сектора и обостряли проблемы многих промышленных предприятий с нехваткой оборотных капиталов.

В итоге, в 1859–1860 годах разразился экономический кризис. Значительное количество акционерных кампаний, возникших в 1857–1858 годах, обанкротились. В монетарной сфере кризис проявился в инфляции и в возникновении такого явления, которое современники назвали «безденежьем». Впоследствии, при господстве неразменных бумажных кредитных билетов, оно стало привычным для русского денежного хозяйства. Видимым проявлением «безденежья» стала нехватка денег для осуществления сделок, тем более для многих непонятная, что кредитных билетов в обращении находилось более чем на 700 млн. р. Истинные же причины безденежья, как это не парадоксально, крылись в чрезмерном разбухании бумажной денежной массы в предшествующие годы, обозначившемся разрыве между её объёмом и величиной товарной массы, усугубленном упадком производства в 1859–1860 годах, то есть в инфляции. Эмиссия необеспеченных кредитных билетов, как мы видели, повлекла за собой снижение вексельного курса российского рубля, возникновение и увеличение лажа на звонкую монету. Лаж, а также усиленный спрос на все виды факторов производства толкали цены вверх. Для осуществления оптовых, а затем и розничных оборотов требовались всё более значительные суммы. При неразвитости кредитной системы, отсутствии частных коммерческих банков платежи наличными деньгами решительно доминировали над безналичным оборотом. Высокий уровень спроса на деньги со стороны сделок, даже при некотором сокращении оборотов, при отсутствии условий для реализации механизма депозитного расширения денежной массы, ещё более усугублял потребность в деньгах. Между тем объём денежной массы оставался на прежнем уровне.

Более того, финансовое ведомство, опасаясь усугубления инфляционных тенденций, приняло решительные меры к зажиму денежной массы. Назначенный в 1858 году на должность министра финансов Княжевич выступил с рядом инициатив, направленных на сжатие денежного рынка. Во-первых, резко сокращалась выдача кредитов под залог помещичьих имений;

во-вторых, министерство финансов осуществило выпуск долговых инструментов – 5 %-ных билетов, которые были использованы для обмена на ранее выпущенные билеты государственных кредитных учреждений, употребляемые в обороте как полноценные платёжные средства. Новые билеты погашались в течение 37 лет и не могли быть разменены по востребованию на кредитные билеты, что лишало их качеств платёжного средства и делало обычной биржевой ценностью – ценной бумагой. Кроме того, на протяжении 1858 года из обращения было изъято во исполнение требований манифеста от 10 января 1855 года кредитных билетов на сумму в 90,6 млн. р., которые и были уничтожены. И хотя в 1859 – 1861 годах пришлось прибегнуть к выпуску дополнительных кредитных билетов для удовлетворения требований вкладчиков государственных кредитных учреждений в размере 68,9 млн. р., денежный рынок испытал довольно серьёзное сжатие.

Все эти меры правительства тормозили рост цен, однако не устраняли вовсе состояния «безденежья». Его остроту удавалось снижать в той мере, в которой финансовому ведомству удавалось тормозить рост цен. Жёсткая, ограничительная денежно-кредитная политика, имеющая антиинфляционные ориентиры, не усугубляла безденежье и в силу действия ещё одного эффекта, проявлявшего себя и в последующие периоды развития системы неразменных бумажных кредитных билетов.

Так, усиление потребности в деньгах для совершения сделок заставляло коммерсантов в целях поддержания оборотов прибегать к привлечению кредитных ресурсов. Денежный рынок вследствие оттока банковских вкладов и жёсткой монетарной политики властей не мог удовлетворить весь возникающий спрос на ссудный капитал. Это создавало давление на денежный рынок и повышало уровень процентных ставок (в том числе и ставки ссудного процента). Возросшие ставки в свою очередь воздействовали на лаж в отношении звонкой монеты, повышая ценность кредитных билетов.

Снижающийся лаж создавал условия для понижения цен. Действие этого механизма объясняет, почему уровень товарных цен в рамках национального хозяйства не следовал строго за лажем, даже отставал от него. Вследствие этого и внутренняя покупательная способность рубля оказывалась выше, чем международная.

Всё же, несмотря на ужесточение денежно-кредитной политики, изъятие части выпущенных билетов, Княжевичу не удалось побороть инфляционных тенденций, а предпринимаемая им в продолжение мероприятий прежнего министра Брока трассировка векселей для поддержания вексельного курса поставила разменный фонд на грань полного истощения. К 1 января 1862 года его отношение к находящимся в обращении кредитным билетам упало до 11,2 %. Совокупность всех этих обстоятельств побудила Княжевича уйти в отставку.

Новый министр финансов Рейтерн после вступления в должность заявил о необходимости восстановления свободного размена кредитных билетов на звонкую монету.

Поскольку состояние металлической части разменного фонда, как мы уже видели, исключало подобную возможность, то он предложил принять меры к пополнению разменного фонда. Для этого предполагалось заключить внешний заем в звонкой монете. Сущность плана Рейтерна состояла в том, чтобы начать размен по определённому, заранее объявленному курсу, который затем должен был постепенно повышаться вплоть до восстановления нарицательной ценности бумажного рубля. По мысли Рейтерна, именно свободный размен по определённому курсу на золотую и серебряную монету должен был оказать воздействие на вексельный курс рубля в направлении его повышения. Рост последнего в конечном счёте повлёк бы за собой и снижение лажа, и, что самое главное, укрепление доверия к кредитной валюте, которая по истечении некоторого времени смогла бы достигнуть паритета со звонкой монетой. Успех этого плана зависел в целом от того, насколько в первое время открытия размена кассы Государственного Банка, на который возлагалось проведение операции, смогли бы в полной мере удовлетворять требования о конвертации кредитных билетов в монету. Именно для этого предполагалось значительно усилить разменный фонд к началу операции.

Указом от 14 апреля 1862 года были утверждены итоги седьмого 5 %-ного займа, размещённого в Великобритании.

Выручка от займа составила 15 млн. фунтов стерлингов или около 90 млн. р. звонкой монетой, которые в соответствии с предполагавшимся планом должны были быть переданы Государственному Банку. Однако этого условия соблюдено не было. Банк получил только 56 млн. р., оставшиеся 34 млн. р. были переданы Казначейству для финансирования дефицита государственного бюджета. Так, финансовые потребности государства сразу же поставили под вопрос успешность предполагавшейся операции.

Тем не менее, 1 мая 1862 года разменная операция была открыта. Первоначально для приёма и выдачи звонкой монеты были установлены следующие курсы: для золотого полуимпериала – 5 р. 70 к. кредитными билетами, для серебряного рубля – 110,5 к. кредитными билетами. Постепенно понижаясь каждый месяц на 3–4 копейки для полуимпериала и на копейки для серебряного рубля, к 1 января 1864 года курс должен был достигнуть паритета между серебряным и кредитным рублём, а для золотого полуимпериала остановиться на отметке в 5 р. 15 к. кредитными билетами, то есть достигнуть предусмотренного законами 1839 – 1843 годов 3 %-ного лажа серебряными и кредитными билетами на золотую монету. Сначала ход операции внушал оптимизм. Внесение звонкой монеты в кассы Государственного Банка превышало её выдачу. Вексельный курс всецело стал определяться более высоким банковским курсом. Подобная ситуация длилась до конца 1862 года. Однако к ноябрю 1862 года оказалось, что успех разменной операции представлялся во многом иллюзорным. Заблаговременное объявление о понижении курсов стало одной из главных ошибок финансового ведомства, поскольку оно способствовало оживлению деятельности валютных спекулянтов. Последние при начале разменной операции усиленно вносили в кассы Государственного Банка звонкую монету и получали за неё кредитные билеты с тем, чтобы через определённый промежуток времени конвертировать бумажные рубли в золотую и серебряную монету по уже более высокому курсу, близкому к паритету.

Подобный курсовой арбитраж приносил игрокам и спекулянтам более высокую норму прибыли, чем ссудные операции. К концу 1862 года они стали в массовом порядке завершать свои растянутые во времени операции и фиксировать прибыль, предъявляя кредитные билеты к обмену на звонкую монету.

Определённую роль в усилении истребования монеты из Государственного Банка сыграло искусственное повышение вексельного курса российского рубля в сравнении со сложившимся под влиянием торгового баланса накануне начала свободного размена. Повысившейся валютный курс сделал привлекательным импорт иностранных товаров, поскольку повышалась покупательная способность российского рубля в международной торговле, и, напротив, затруднил экспорт, потому что цена русских вывозных товаров в иностранной валюте увеличилась, а это снижало их конкурентоспособность.

По сравнению с 1862 годом, в 1863 экспорт понизился на 26 млн. р., а импорт вырос. Русские импортёры иностранной продукции использовали для платежей своим заграничным контрагентам и звонкую монету, которая таким образом в больших количествах стала уходить за рубеж.

Но, пожалуй, роковую роль в провале разменной операции сыграло нагнетание политической напряжённостью вокруг событий в Польше. В 1863 году здесь началось очередное национально-освободительное восстание. Государства Западной Европы, в частности Франция и Великобритания, выразили открытое сочувствие польским повстанцам. Французский император Наполеон III угрожал России войной с коалицией европейских государств, если польский вопрос не будет урегулирован в угодном для них духе. Естественно, что военные приготовления моментально отразились на состоянии финансовых рынков. Перспективы России выглядели весьма туманными, поэтому доверие европейских инвесторов к русским государственным ценным бумагам упало, курс их на ведущих европейских биржах стал стремительно снижаться. Вследствие этого попытки министерства финансов в сентябре 1863 года разместить очередной внешний заем для пополнения разменного фонда окончились полной неудачей. Неопределённость на международной арене резко усилила востребование монеты из разменного фонда. В августе 1863 года оно достигло невиданных до этого масштабов – за три дня было выдано почти 4,5 млн.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.