WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |

Тем не менее, расстройство денежного обращения ещё не казалось фатальным. Более того, представлялось, что по окончании войны удастся восстановить систему серебряного монометаллизма в её изначальном состоянии.

И, казалось, что хозяйственная конъюнктура, сложившаяся после окончания Крымской войны весной 1856 года, как нельзя больше соответствует этим радужным надеждам. В связи с подписанием Парижского мира и открытием западных границ Российской империи чрезвычайно оживился и значительно возрос российский экспорт. В 1856 году Россия имела устойчивое положительное сальдо внешнеторгового баланса, что повлекло за собой и рост вексельных курсов российского рубля. Уже в мае 1856 года русский рубль достиг паритета в отношении ведущих европейских валют, а в сравнении с французским франком чуть позже даже и превысил его. Таким образом, снизилось давление, которое оказывал снижающийся вексельный курс на величину лажа бумажными деньгами на звонкую монету и цены. К тому же оказалось, что сам лаж и дороговизна оказались не столь уж повсеместно распространёнными явлениями. Факты возникновения курсовой разницы и повышения цен наблюдались в Санкт-Петербурге и Москве, западных пограничных губерниях и ряде внутренних губерний.

Увеличение лажа и дороговизна в западных губерниях были связаны с тем, что здесь довольно интенсивно осуществлялись внешнеторговые операции. Цены на импортируемую иностранную продукцию довольно чётко обнаруживали свою зависимость от состояния вексельного курса рубля и лажа. Обе столицы являлись центрами экономической жизни страны, к тому же имели наиболее многочисленное население. Естественно, здесь денежные обороты отличались наибольшей интенсивностью, в первую очередь чувствовались ограничения в размене бумажной валюты на металлическую монету, велика была доля импорта в объёме потребляемой продукции. Из внутренних губерний повышение цен затронуло лишь те, через которые осуществлялось интенсивное передвижение войск к театру боевых действий. Обесценивание кредитных билетов оказалось вызвано в них резким увеличением количества обращающихся денежных знаков, несоразмерным с обычной потребностью в них. Нередко лаж здесь исчезал после прохождения войск, когда интенсивность денежных оборотов возвращалась в прежнее русло. Там же, где выпуск новых кредитных билетов и военные расходы государства не затрагивали условий и характера хозяйственной деятельности населения, лаж был практически незаметен, либо не возникал вовсе. Население провинции также слабо отреагировало и на стеснения в размене кредитных билетов, возникшие в ходе войны. И до 1853 года осуществить размен крупных сумм в уездных казначействах не представлялось возможным, поэтому средняя величина сумм истребуемых из казначейств в золоте и серебре обычно не превышала 100 р., что не оказывало серьёзного воздействия на ценность бумажных денег и в военный период.

В целом, как отмечали экономисты-современники, цены в масштабах национального хозяйства оказались довольно консервативными и негибкими. Они не обнаруживали тенденцию к возрастанию соразмерно возникавшему лажу, то есть возрастали на величину меньшую в сравнении с падением ценности бумажной валюты. Особенно это относилось к ценам на продукцию отечественного производства, на формирование которых слабое влияние оказывал вексельный курс. Отсутствие полного соответствия между лажем и ценами, сдерживающее развитие инфляционных тенденций, объяснялось, как это не парадоксально, общей экономической отсталостью Российской империи.

Отсутствие развитой транспортной системы – грунтовых и железных дорог замедляло развитие межрегионального обмена, в результате чего ценообразование в отношении большого количества товарных позиций регулировалось почти исключительно местным спросом и предложением. Даже возникавший лаж на звонкую монету определялся не состоянием вексельных курсов, получать оперативную информацию о движении которых на столичных биржах не представлялось возможным в провинции в силу указанной выше причины, а в основном местными обстоятельствами случайного характера.

Правительственные круги самодержавной России не воспользовались благоприятной экономической ситуацией, сложившейся после окончания Крымской войны, для минимизации негативного воздействия расстройства системы денежного обращения на народное хозяйство. Хотя глубинные факторы кризиса серебряного монометаллизма в России заключались в инфляционном финансировании дефицита государственного бюджета, порождённого военными расходами, крушение его в немалой мере было обусловлено и целым рядом просчётов, допущенных финансовым ведомством Российской империи во второй половине 1850-х годов.

По инициативе министерства финансов, принявшего повышение вексельного курса рубля в 1856 году за свидетельство выздоровления денежного хозяйства страны, в апреле 1857 года был принят указ, который отменял действие закона от февраля 1854 года, запрещавшего вывоз золотой монеты за границу.

Кроме того, Экспедиции кредитных билетов предписывалось обменивать кредитные билеты на золотую и серебряную монету без каких бы то ни было ограничений. Восстановление размена кредитной валюты на звонкую монету преследовало цель укрепить доверие населения к кредитным билетам и тем самым восстановить их нарицательную ценность. Однако в ближайшие месяцы истребование металлической монеты приобрело столь значительные размеры, что стало угрожать совершенным истощением разменного фонда. В частности, только до 5 мая 1857 года из его касс было выдано около 3 млн. р.

золотом.

Столь ажиотажный спрос на звонкую монету объяснялся крайне неудачно выбранным временем для осуществления неограниченных разменных операций. В странах Западной Европы и США в 1857 году разразился очередной экономический кризис. Он сопровождался падением потребительского спроса, сокращением производства, банкротством многих банков и акционерных обществ. В денежно-кредитной сфере он сопровождался удорожанием кредита (возвышением ставок учётного процента) и дефляцией – сокращением денежных оборотов и, соответственно, уровня товарных цен. В связи с этим покупательная способность звонкой монеты за рубежом существенно возрастала.

Этим не преминули воспользоваться спекулянты. При открытии размена в апреле 1857 года они стали усиленно обменивать кредитные билеты на золотую и серебряную монету с тем, чтобы отправлять её за границу, туда, где она ценилась дороже, чем в России. Спекулянтов привлекала возможность извлечь огромную выгоду из повышения уровня процентных ставок в странах западной Европы путём предоставления звонкой монеты в заём иностранным предпринимателям либо покупки зарубежных фондов. Монета использовалась и для наращивания импорта зарубежной продукции, которая становилась дешевле. В результате уже 5 мая 1857 года министр финансов Брок был вынужден дать указание Экспедиции кредитных билетов об ограничений выдачи золотой монеты – её следовало выдавать из касс экспедиции на сумму не более 15 000 полуимпериалов в день и в любом случае не более 500 полуимпериалов в одни руки.

Вторым обстоятельством, обусловившим истребование монеты из разменного фонда, стало мероприятие министерства финансов, получившие название «изгнание вкладов». Дело в том, что значительно возросший в годы Крымской войны государственный спрос на многие виды товаров (продовольствие, обмундирование, строительные материалы, металлургическая продукция и другие), щедро оплачиваемый вновь выпускаемыми кредитными билетами, способствовал росту прибылей фабрикантов, торговцев и помещиков, связанных с поставками для нужд казны. Довольно значительную их долю они обращали в депозиты, размещаемые в государственных кредитных учреждениях. К 1857 году в последних накопилось свыше млн. р. депозитов, не розданных в ссуды.

Естественно, что подобные их механическое накопление без производительного использования приносило казне чистые убытки. На эти вклады требовалось начислять проценты, между тем как они сами никакого дохода государственным банкам не приносили. Начисление и выплата процентов тяжким бременем ложилась на плечи казны, поскольку последняя, пользуясь неограниченным кредитом в государственных кредитных учреждениях, принимала на себя и обязательства последних перед вкладчиками. Чтобы сократить расходы по выплате процентов министерство финансов 20 июля 1857 года инициировало снижение ставок по вкладам с 4 до 3 %. Законодательство того времени допускало возможность одностороннего изменения ставок по вкладам кредитными организациями.

Понижение процентов повлекло за собой массовый возврат вкладов. Наличные кредитные билеты, получаемые из касс государственных банков, в огромных количествах предъявлялись к обмену на звонкую монету в кассы Экспедиции кредитных билетов. Монета использовалась главным образом для покупки русских государственных облигаций, которые приносили более высокий уровень процентного дохода – в 4 и 5 %. Закономерно, что владельцы денежных капиталов, чтобы максимизировать свой доход, предпочитали изымать вклады из государственных кредитных учреждений и обращать их на покупку более доходных русских государственных фондов, обращавшихся на заграничных биржах. К примеру, один из лондонских банкирских домов в эти дни получил поручение от своих русских клиентов разместить в российские облигации сумму в 40 000 фунтов стерлингов.

Возросший спрос на эти процентные бумаги толкал их цены вверх. Иностранным держателям русских ценных бумаг становилось выгодно продавать их на Санкт-Петербургской бирже даже за кредитную валюту. Полученные суммы они обменивали на звонкую монету и вывозили.

Усиленный отток звонкой монеты за границу, начавшийся в 1857 году, спровоцировал понижение вексельных курсов российского рубля в этот и последующие годы. Это происходило несмотря на то, что в торговле с европейскими государствами Россия в 1857 – 1859 годах имела положительное сальдо торгового баланса в размере 26 млн. р. Казалось бы, спрос на российские векселя за рубежом и усиленное предложение иностранных девиз на русских биржах должны были способствовать повышению курса рубля по отношению к ведущим европейским валютам, однако этого не наблюдалось, более того, регистрировалась противоположная ситуация. Спекулятивный отток монеты для покупки финансовых активов за рубежом (в течение указанных трёх лет по данным официальной статистики на сумму в 65 млн. р.) ухудшал общий платёжный баланс Российской империи, создавая дефицит звонкой монеты во внутреннем обращении и усиливая лаж на неё. Лаж в свою очередь оказывал негативное влияние и на состояние вексельных курсов.

Платёжный баланс Российской империи наряду со спекулятивным оттоком монеты за границу ухудшался и благодаря непомерным расходам русских путешественников за границей. По самым скромным оценкам русских экономистов того времени за рубеж в конце 1850-х годов могло переводиться до 7 млн. р. ежегодно. Это создавало дополнительное серьёзное давление на вексельный курс российского рубля.

Столкнувшись с устойчивым падением вексельного курса и возвышением лажа, министерство финансов, надеясь укрепить первый и минимизировать величину второго, прибегло к валютным интервенциям. Тогда эта операция именовалась трассировкой векселей. Сущность её сводилась к тому, что правительство продавало на Петербургской бирже за кредитные билеты иностранные векселя, частью покупаемые в России, частью приобретаемые за рубежом на звонкую монету. Таким образом, создавался искусственный спрос на кредитные билеты, что потенциально должно было способствовать стабилизации или даже повышению внешней и внутренней стоимости бумажного рубля. Валютные интервенции для поддержания вексельного курса российского рубля имели крайне противоречивые последствия. В 1857–1858 годах продажа иностранных векселей способствовала некоторому повышению валютного курса, в 1858 – 1861 годах, несмотря на интенсификацию интервенций (к примеру, с 1 мая по 1 ноября 1861 года на трассировку векселей было потрачено свыше 30,5 млн. р.), он обнаруживал неуклонную тенденцию к снижению. Между тем расходы, осуществлённые на поддержание слабеющего рубля, за этот период достигли колоссальной суммы в 81,5 млн. р. Эффект, достигнутый от трассировки, оказался явно не соразмерным тем расходам, которые было вынуждено понести государство.

В конечном счете, спекулятивный спрос на звонкую монету, порождённый «изгнанием вкладов», а также расходы министерства финансов на валютные интервенции катастрофически истощили металлический разменный фонд. К 1 января 1858 года его отношение к количеству эмитированных и обращающихся кредитных билетов составило 19,2 %. Опасаясь за его состояние, власть ещё более ужесточила процедуру конвертации бумажной валюты в звонкую монету. Указом от 16 мая 1858 года свободный размен кредитных билетов на золотую и серебряную монету для широких слоёв населения фактически прекращался. Монета после этого стала выдаваться в основном правительственным учреждениям для покрытия внешних платежей. Частные лица могли осуществить обмен лишь в исключительных случаях по специальным разрешениям.

Чрезмерный выпуск кредитных билетов в годы Крымской войны повлёк за собой не только падение вексельного курса и возникновение лажа на монету, но и развитие инфляционных тенденций в экономике. Механизм раскручивания инфляционной спирали развивался по следующему сценарию.

Государство, испытывая серьёзную потребность в разнообразной продукции как промышленного, так и потребительского характера, для удовлетворения потребностей армии и флота, расширяло её закупки в годы войны. Существенно возросший, в сравнении с периодом мирного времени, государственный спрос, к тому же обильно финансируемый выпущенными кредитными билетами, довольно заметно оживил деловую активность в стране. Поставщики продукции для нужд казны, а также подрядчики по государственным заказам, получая высокие прибыли от поставок и выполнения работ, также пускали значительные наличные средства в бумажной валюте в оборот, расширяя закупки сырья, наём рабочей силы, увеличивали вложения в основные фонды. Тем самым создавался дополнительный, производный от первоначальных государственных военных расходов, спрос на рынке труда, капитала, смежных товарных рынков. Доходы лиц, в той или иной мере связанных с государственными заказами, обнаруживали рост. Лучшим барометром состояния промышленности и внутренней торговли в России являлось положение дел на Нижегородской ярмарке. По свидетельству современников, ярмарки 1855 и 1856 годов были одними из наилучших: практически все привозимые товары находили быстрый сбыт, при этом торговля в кредит была вытеснена наличными платежами. Повсюду создавалось ощущение изобилия денег.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.