WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |

Формально на первом этапе в России преобладало частное железнодорожное строительство и хозяйство, которое и на Западе пользовалось некоторой государственной поддержкой. Однако в России государственная помощь стала такой всеобъемлющей и достигла таких огромных размеров, что вылилась, по существу, в широкое и решающее участие государства в «частных» железных дорогах. Благодаря этому к концу 1870-х годов была заложена основа железнодорожной сети России, достигшей в 1881 году 21 тыс. вёрст, из которых только за одно десятилетие (1866 – 1875 годы) было сооружено 14 тыс. вёрст.

Российское государство было крупнейшим потребителем продукции ряда отраслей тяжёлой промышленности как главный участник железнодорожного строительства и как государство с самыми крупными для той эпохи военными расходами в мирное время.

Государственное вмешательство использовалось правительством для насаждения крупных предприятий в новых отраслях тяжёлой промышленности. В 1860 – 1870-х годах основными объектами такой политики были транспортное машиностроение, сталелитейные (рельсовые) предприятия, военные заводы и единичные предприятия других отраслей. Новым предприятиям с конца 1860-х и до 1880-х годов предоставлялись многолетние заказы (часто по завышенным ценам), выплачивались поощрительные премии за производство новой продукции. Тем самым заводам обеспечивался устойчивый сбыт и покрытие повышенных издержек производства в период освоения новой продукции и, сверх того, ещё «достаточная» прибыль. Большая часть необходимых капиталов также предоставлялась государством в виде многолетних авансов и ссуд из средств казначейства или Государственного банка. В результате были созданы или полностью реконструированы из первоначально незначительных предприятий крупные заводы с тысячами рабочих – такие как Коломенский, Сормовский, Невский, вагонный и паровозный Мальцева, Путиловский, Брянский, Варшавский сталелитейный, а также военные Обуховский и Балтийский заводы. Потребность в рельсах и подвижном составе для строительства и эксплуатации железных дорог могла к концу 1870-х годов полностью удовлетворяться новыми русскими заводами без импорта.

Во время кризисов, депрессий, а также хозяйственных затруднений районного или отраслевого масштаба государство постоянно приходило на помощь крупным предприятиям и банкам, широко финансировало их и, в частности, предоставляло значительные долгосрочные ссуды из Государственного банка. После резкого сокращения железнодорожного строительства в 1880-х годах правительство стало выдавать предприятиям транспортного машиностроения и рельсовым заводам заказы на ненужные железным дорогам паровозы и рельсы, что приводило к образованию крупных длительных «казённых запасов».

Для сохранения фактически обанкротившихся предприятий правительство становилось их явным участником, вводя в правления таких предприятий правительственных чиновников или принимая в полное управление государства, а иногда даже обращая в свою собственность (Путиловский завод в 1876 году, Невский и Мальцовские, Балтийский и Обуховский в 1880-е годы). После восстановления или временной консервации правительство возвращало такие заводы капиталистам на весьма выгодных для последних условиях.

Придавая главное значение развитию новых отраслей тяжёлой промышленности и расходуя на это крупные государственные средства, правительство не могло оставить без поддержки и старую металлургию Урала, а частично и Центрального района. Однако новыми формами поддержки могли воспользоваться лишь немногие горные округа, сумевшие перейти к производству подвижного состава (Мальцовские) или частично к изготовлению рельсов (Демидовские, Катавские). Остальные же округа получали поддержку в рамках унаследованной от дореформенного периода системы казённой опеки частных горных заводов. Сохраняя эту систему в новых условиях вместе с полукрепостнической основой округов, правительство стремилось с конца 1860-х годов ограничивать финансовую поддержку старой металлургии, предоставляя помощь, достаточную лишь для сохранения заводов в действии. Это имело немалое значение для укрепления более «благополучных» заводов и сохранения огромных горнозаводских латифундий основных уральских магнатов.

1.2. СТАНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ФИНАНСОВ НОВОГО ТИПА: БЮДЖЕТНЫЕ И НАЛОГОВЫЕ РЕФОРМЫ В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ В 1860 – 1870-е годы, вошедшие в историю России как эпоха Великих реформ, произошли коренные преобразования, которые затронули практически все важнейшие стороны жизни как общества, так и государства. Были проведены экономические, внутриполитические реформы (реорганизация системы управления, судебная, земская, городская, военная), реформы в области образования и культуры (школьная, университетская, цензурная). В числе прочих преобразований, необходимость которых осознавалась правящими кругами, было реформирование податной системы.

С марта 1858 года во главе финансового ведомства стал 66-летний Александр Михайлович Княжевич, прослуживший в министерстве без малого полвека и являвшийся в недавнем прошлом ближайшим сотрудником Е.Ф. Канкрина. Под его руководством был разработан детальный проект перестройки бюджетного дела и всей финансовой системы. В проекте подчёркивались несовершенство русских финансов и кредита, невероятная податная обременённость населения, громоздкость и дороговизна бюрократического аппарата, вред откупной системы, угрожающий рост государственной задолженности. В нём выдвигалось предложение реорганизовать налоговую систему страны, отменить винные откупа, увеличить таможенный доход, ввести акцизные сборы.

В 1859 году были образованы две постоянно действующие комиссии, ставшие своего рода мозговыми центрами финансовых реформ: одна, при Государственном контроле – для составления правил о порядке счетоводства, отчётности и ревизии; другая, при министерстве финансов – для пересмотра податей и сборов. Работа первой комиссии оказалась успешной и плодотворной, по сформулированным ею предложениям была осуществлена коренная реформа государственного хозяйства.

В дореформенное время каждое ведомство имело отдельный бюджет, государственная роспись не считалась обязательной к исполнению, отчётность была несовершенна, а контроль отсутствовал. Выработанная комиссией реформа утвердила принципы бюджетного и кассового единства, провозгласила гласность государственного бюджета. О том, насколько была неожиданной для современников, не забывших николаевские порядки, эта акция, говорит следующий характерный эпизод.

Начальник отделения министерства финансов, хранящего все финансовые документы, получив указ об обнародовании государственной росписи и уведомление об отправке её в типографию, явился к министру и заявил, что «обнародование росписи повлечёт за собой революцию», подал в отставку и просил немедленно уволить его со службы. Поскольку увещания и разъяснения главы финансового ведомства не подействовали, пришлось перепоручать дело публикации другому лицу. Вопреки опасениям добросовестного чиновника революции не произошло, а опубликование государственной росписи, впервые сняв многовековую завесу тайны, повысило доверие к отечественным финансам и реформаторским правительственным начинаниям.

Менее эффективными оказались занятия Комиссии по пересмотру податей и сборов, которая столкнулась с гораздо более серьёзной проблемой. С одной стороны, действовать приходилось с оглядкой на вероятное снижение государственных доходов, что сковывало возможности применения кардинальных мер. С другой стороны, налоговая система была теснейшим образом связана с состоянием общества, в котором ещё не были изжиты сословные пережитки. При этом правительство не только осознавало несовершенство существовавшей податной системы, но и ясно представляло основное направление реформы. В Высочайшем указе об образовании комиссии была достаточно чётко сформулирована её задача: «...уничтожение податной сословности и отмена подушной подати с понижением всякого рода сборов и повинностей, лежащих на крестьянах, до размера, соответствующего их платёжным силам».

В 1862 году был разработан проект отмены подушной подати и замены её всеобщим поземельным налогом. Однако он был признан министерством финансов «чрезмерным», хотя на самом деле не разрушал сословный характер обложения.

В том же году управляющим министерством финансов был назначен выходец из древнего лифляндского дворянского рода Михаил Христофорович Рейтерн, деятельность которого положила начало реформированию российской податной системы. После окончания в 1839 году Царскосельского лицея он начал службу в Министерстве финансов, а в 1855 – 1858 годах в числе нескольких высокопоставленных чиновников был по предложению Комитета финансов командирован для ознакомления с бюджетным делом за границу – в США и развитые европейские страны. По возвращении Рейтерн выступил в прессе с рядом специальных статей, в которых, касаясь остроты финансового кризиса, настаивал на принятии решительных и последовательных мер. Рейтерн предлагал сократить армию и флот и резко снизить государственные расходы на содержание аппарата управления. В области налогового дела он считал необходимыми отмену питейных откупов и преобразование податной системы на основе подоходности. Для этого предусматривалось введение налогов на помещичьи земли, недвижимость в городах, обеспечение более справедливой раскладки гильдейских сборов за право торгово-промышленной деятельности, обложение гербовой пошлиной тех коммерческих сделок, которые ранее были от неё освобождены.

Первыми серьёзными мерами Рейтерна в деле преобразования системы прямых налогов стали отмена подушной подати с мещан, замена её налогом на городские недвижимые имущества, а также гильдейская реформа.

Отмена в 1863 году подушной подати с мещан носила в значительной мере демонстративный характер и не была продиктована фискальными соображениями, так как доходы от сборов, вносимых мещанами, были не велики и их отмена не нанесла сколько-нибудь заметного ущерба казне. Взамен отменённой подати с мещан был установлен налог на городское недвижимое имущество (жилые дома, примыкающие к ним дворы и постройки, фабрики, заводы, бани, складочные места), а также пустопорожние земли, сады, огороды, оранжереи. Таким образом, налог этот являлся исключительно городским и одинаково распространялся на жилые и нежилые строения, на застроенную и незастроенную землю. Первоначально налог с городского недвижимого имущества не был распространен на Бессарабскую область и Сибирь, где начал взиматься, соответственно, с 1870 и 1873 годов.

До 1883 года общая сумма подомового налога не изменялась и приблизительно равнялась 0,2 % ценности городского недвижимого имущества, с 1884 года она неоднократно повышалась. Раскладка установленного по стране законодательным образом оклада налога переносилась на губернии в лице земских собраний, а затем на усмотрение городских дум или управ – органов местного самоуправления, которым предоставлялось право, исходя из особых обстоятельств, понижать оклад с отдельных недвижимостей, но с тем условием, чтобы сумма налога не была менее 25 к. По мнению специалистов, этот налог нуждался в более совершенных и однообразных правилах оценки и более рациональной методике определения объекта обложения, поскольку вследствие несовершенства городских оценок его ставка даже в пределах одного города являлась крайне неравномерной.

Новое «Положение о пошлинах за право торговли и промыслов» было обнародовано 1 января 1863 года и вступило в силу в 1865 году, оно положило начало изменениям в обложении торгово-промышленной деятельности. В целом гильдейские принципы деления предпринимателей сохранялись, обложение по-прежнему строилось не на подоходной основе, а на внешних признаках (патентная система). Наибольшие сдвиги произошли лишь в сфере правового регулирования предпринимательской деятельности. Положением 1865 года декларировалась полная свобода занятий торговлей и промышленностью при условии выборки промысловых свидетельств. Приобретение купеческих прав становилось доступным для всех желающих, располагавших соответственным капиталом. Отменялись крестьянские свидетельства (документы, аналогичные промысловым свидетельствам, но выдававшиеся лично несвободным крестьянам), зато введены были свидетельства на мещанские промыслы (предпринимательство в мелких масштабах). Таким образом, были смягчены слишком резкие ограничения, характерные для эпохи крепостного права. Сословная принадлежность стала зависеть исключительно от размаха торговопромышленной деятельности: владельцы крупных торгово-промышленных предприятий автоматически становились купцами.

Общий уровень обложения был снижен, а большинство сельских промыслов вообще освобождено от налогов.

Этим, в основном, и ограничиваются особенности нового законодательства. В системе и способах промыслового обложения в 1865 году сравнительно с 1824 годом не произошло никаких существенных изменений. Как и прежде, налог уплачивался посредством покупки гильдейского свидетельства (патента). Главную роль в определении разряда свидетельства играли два внешних фактора: способ или род торговли (оптовая, розничная или мелочная) и географические коэффициенты – разделение местностей на пять классов (кроме того, учитывалось число заведений, принадлежавших одному лицу или обществу, число помещений для торговых заведений и число рабочих для промышленных предприятий). Согласно закону («Положение о пошлинах за право торговли и промыслов» от 9 февраля 1865 года) налог взимался ежегодно в двух видах. Первый – в виде платы за свидетельство на право производства торговли или промысла. Свидетельства были трёх основных типов – первой гильдии, второй гильдии и на мелочный торг (в коммерции – в целом соответствовали уровням оптовой, розничной и мелочной торговли). К первой гильдии причислялись по закону все наиболее крупные заведения – банкирские и комиссионерские дома, акционерные общества и товарищества на паях, а также предприятия, заключавшие подряды и поставки на сумму свыше 15 тыс. р. Второй – в виде платы за билеты на торговые и промышленные заведения.

Ни размеры торговых или промышленных оборотов, указывающие на объём и силу предприятия, ни относительная их прибыльность, ни сумма вложенного основного капитала в расчёт не принимались. Недостатком такой системы была крайняя неравномерность обложения, при которой некрупные предприниматели несли одинаковое бремя налогов с более крупными. Это ущемляло интересы как значительной части капиталистов, так и казны, неспособной получать налоги со значительных капиталов.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.