WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

Многие современники, а позднее и советские исследователи склонны были однозначно характеризовать реформу Витте как девальвацию, понизившую на одну треть золотое содержание российской валюты. С формальной стороны это действительно выглядело так, если считать реформируемой денежной единицей не кредитный рубль, а условный империальный рубль (одна десятая империала), который был равен 1,1613 г чистого золота (11,6135 : 10).

Но дело в том, что ни империал, ни дробные его части таковой единицей не были: империал получил свой 10-рублевый номинал лишь потому, что содержащийся в нём металл стоил когда-то 10 р. серебром, или в равной степени кредитными билетами, разменными на серебро. Однако с тех пор серебро и кредитные билеты обесценились, тогда как золото, а с ним и империал, и империальный рубль стали дороже (ко времени реформы – в полтора раза). Поэтому факт установления официального золотого содержания рубля на уровне 0,77423 г в действительности никак не мог означать уменьшения ценности империала, то есть того, что понимают под девальвацией. Фактически империал как стоил, так и продолжал стоить 15 р.

Правильнее сказать, что таким путём был отражен и зафиксирован результат предшествующего обесценения бумажнокредитного рубля. Превращаясь в металлическую валюту, он приобрёл золотое содержание сообразно степени этого обесценения.

Реформа логически завершилась законодательными актами относительно организации эмиссии кредитных билетов. Законом от 29 августа 1897 года были установлены нормы золотого обеспечения эмиссии кредитных билетов: банкнотное обращение в сумме до 600 млн. р. должно было обеспечиваться металлическим запасом в половинном размере, тогда как превышение этого лимита – полностью рубль за рубль, так, чтобы каждые 15 р. в кредитных билетах обеспечивались золотом в количестве не менее одного империала. Кредитные билеты эмитировались Государственным Банком исключительно в пределах потребностей денежного оборота. Таким образом, в России впервые сложилось полноценное обращение банковских билетов, свободно размениваемых учреждением, их выпустившим, на звонкую монету.

В ноябре 1897 года закон предписал изложить принципы золотомонетного стандарта в обязательных надписях на кредитных билетах. Одна из них гласила: «Государственный банк разменивает кредитные билеты на золотую монету без ограничения суммы (1 р. = 1/15 империала, содержит 17,424 долей чистого золота)». В другой утверждалось:

«1) размен кредитных билетов на золотую монету обеспечивается всем достоянием государства;

2) государственные кредитные билеты имеют хождение во всей империи наравне с золотой монетой».

В 1898 году в обращение стали выпускаться для удобства расчётов золотые монеты достоинством в 5 и 10 р.

Окончательные итоги денежной реформы закреплялись Монетным Уставом 1899 года. Он гласил, что монетной единицей Российской империи является золотой рубль, содержащий 17,424 долей чистого золота. Золотая монета могла чеканиться как из золота, принадлежащего казне, так и предоставляемого частными лицами. Высокопробная серебряная монета принималась в платежах до 25 р., неполнопробная и медная – до 3 р.

Как показала история пореформенных лет, усилия, затраченные на переход к золотой валюте, в целом себя оправдали.

Во всяком случае, новая система оказалась достаточно гибкой и устойчивой, чтобы выдержать такие серьёзные внутренние и внешние испытания, как экономический кризис начала девятисотых годов, войну с Японией, революцию 1905 года.

Золотые монеты быстро вошли и прочно закрепились во внутреннем денежном обращении, обслуживая значительную часть наличного оборота. Крупный и постоянно пополняемый металлический фонд обеспечил неограниченную и беспрепятственную разменность банкнот, которые выпускались и циркулировали как полноправные и полноценные заместители золота.

Были даже времена, когда в наличном обороте золото преобладало. Так, на протяжении пятилетнего периода 1900 – 1904 годов золотых монет в обращении было больше, чем банкнот. Максимум был отмечен и 1903 год, когда на золотые монеты пришлось свыше 52 % общего объёма внутреннего денежного обращения страны.

В ходе последующей эволюции банкнотное обращение в России, как и в других странах мира, постепенно стало вытеснять золотые монеты, однако механизм автоматического регулирования денежной массы, свойственный системе золотой валюты, продолжал действовать. Золото втягивалось в наличный оборот или покидало его в зависимости от потребностей народного хозяйства и экономической конъюнктуры. Основные элементы этого механизма – обращение золотых монет, банкнотное обращение и централизованный металлический фонд, обеспечивавший разменность кредитных билетов, – фактически действовали как сообщающиеся сосуды.

Заслуживает внимания и то обстоятельство, что на протяжении всего периода существования золотой валюты в России централизованный металлический фонд по своим размерам превосходил лимит, необходимый по закону для обеспечения банкнотного обращения. Другими словами, всегда имелся определённый резерв эмиссии, которым можно было воспользоваться при непредвиденных обстоятельствах. Что касается общего соотношения между массой, золота в централизованном запасе и объёмом банкнотного обращения, то оно колебалось в очень широких пределах 77 –172 %, и только единственный раз (в конце 1905 года) оказалось ниже 100 %-ной отметки.

Переключение на базу золотого рубля, безусловно, оказало благоприятное воздействие на экономическое развитие России в пореформенное время, хотя сама динамика процесса, как известно, далеко не была устойчивой и однозначной. Но как бы то ни было, денежно-валютное устройство, адекватное общемировому, способствовало достаточно высоким темпам экономического роста, индустриализации страны, расширению внешнеэкономических связей. Кривая развития промышленности, сельского хозяйства, торговли, транспорта уверенно шла вверх, и в этом отношении Россия нисколько не отставала от наиболее передовых государств мира. За 18 лет существования золотого обращения экономический потенциал страны практически удвоился – такой результат говорит сам за себя.

С установлением реального золотого обращения и разменности банкнот Россия вошла в число государств с абсолютно свободным валютным режимом. Переход к золотой валюте автоматически снял осложнения и риски, связанные с колебаниями валютного курса. Возможность превращения золотого рубля в другие денежные единицы достигла максимально мыслимой степени свободы, что по нашим понятиям означало исчезновение всех проблем валютной обратимости. У золотых денег это свойство подразумевалось само собой, а механизм золотомонетного стандарта полностью обеспечивал его на практике.

2.4. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ 1890-х годов:

ПРИРОДА, ФАКТОРЫ И СОДЕРЖАНИЕ Экономический подъём 1890-х годов стал одним из важнейших этапов в развитии российского капитализма. Менее чем за десятилетие Россия совершила настоящий скачок в своём промышленном развитии, чему в значительной мере способствовала общая обстановка высокого подъёма мирового капиталистического хозяйства. 1890-е годы были высшим этапом в развитии российского государственного капитализма, временем его наиболее интенсивного воздействия на всю экономику страны.

Основой всемирного экономического подъёма 1890-х годов явилось огромное расширение мирового рынка, вызванное завершением раздела мира между великими державами, усилением эксплуатации колоний и полуколоний, строительством железных дорог в отсталых странах, массовым экспортом капитала, а также окончанием аграрного кризиса.

В вырвавшихся вперёд более «молодых» капиталистических стра- нах – США и Германии – железнодорожное строительство уже потеряло к началу подъёма 1890-х годов своё значение ведущего звена в системе хозяйственного развития. Его место заняло теперь техническое перевооружение тяжёлой промышленности, машиностроения и самого транспорта, химии и новых развивающихся отраслей – электропромышленности и электроэнергетики. Переоборудование железнодорожного транспорта было тесно связано с потребностями тяжёлой промышленности в доставке всё большей массы промышленного сырья и в ускорении перевозок. Это вызвало переход от однопутных к двух- и трёхпутным железнодорожным линиям, перестройку полотна для движения тяжеловесных поездов, включая переход на утяжелённые рельсы и реконструкцию мостов, введение в эксплуатацию более мощных паровозов, замену деревянных вагонов и платформ стальными и менее грузоподъёмных – более грузоподъёмными (в США переходили, например, от 30-тонных вагонов к 37 – 50-тонным). Техническое перевооружение транспорта, в свою очередь, влияло на рост металлургии и машиностроения.

В странах «старого» капитализма – Англии и Франции – процесс переоборудования промышленности не был столь интенсивным и широким, гораздо слабее шло там и развитие новых отраслей. Поэтому и экономический подъём в этих странах был гораздо слабее, чем в США и Германии, причём во Франции первое место по мощности механических двигателей и по темпу их роста занимала в период подъёма не тяжёлая, а текстильная промышленность.

В России ведущим рычагом экономического подъёма оставалось строительство железных дорог и создание на этой основе, в отличие от зависимых стран, собственной металлургии и транспортного машиностроения. Однако капиталистическая индустриализация страны происходила с помощью значительного привлечения иностранных капиталов. За семь лет подъёма в строительство железных дорог, а также в новые и старые отрасли промышленности, непромышленные предприятия и городское строительство было вложено до 3,5 млрд. р., то есть почти столько же, сколько за весь предшествовавший пореформенный период, из них до 1,5 млрд. р. было получено извне (как и раньше, преобладали займы для строительства новых железных дорог, но впервые до 0,5 млрд. р. иностранных капиталов было инвестировано в русскую тяжёлую промышленность). Свыше 1 млрд. р. русских капиталов пошло на расширение промышленности, преимущественно лёгкой, и в городское строительство. Кроме того, почти 1 млрд. р. новых капиталов был вложен в сооружение железных дорог из доходов государственного бюджета.

Годовое строительство железных дорог уже в первое трёхлетие подъёма превзошло среднегодовую величину самого интенсивного по железнодорожному строительству периода 1866 – 1878 годов и достигло почти 1,8 тыс. вёрст. В следующем пятилетии (1896 – 1900 годы) размеры строительства дошли до 3,1 тыс. вёрст в год и оставались на высоком уровне – 1,9 тыс. вёрст – даже после наступления кризиса, в 1901 – 1903 годах. В результате за 1893 – 1903 годы протяжённость железнодорожной сети России (вместе с Китайско-Восточной железной дорогой) удвоилась и составила к концу рассматриваемого периода 58 тыс. вёрст. Грузооборот железных дорог за семь лет также удвоился, а перевозки пассажиров – почти утроились (2098 млрд. пудовёрст и 14,6 млрд. пассажировёрст в 1900 году).

В результате крупных капиталовложений в металлургию выплавка чугуна возросла в России за семь лет в 2,8 раза (с до 179 млн. пудов), а выплавка стали – более чем в четыре раза (с 31 до 133 млн. пудов). Для того, чтобы оценить огромный скачок в развитии металлургии за 1890-е годы, следует напомнить, что вплоть до середины 1880-х годов российская металлурги находилась в состоянии полного застоя. Старая крепостная металлургия, которая к началу XIX века занимала первое место в мире, не в состоянии была развиваться на прежней основе. К моменту реформы 1861 года удельный вес России в мировом производстве металлов упал до 5 %, а к 1880-м годам, при сохранении полукрепостнических отношений на Урале, дошёл до 2 % мировой продукции чугуна.

Перелом наступил во второй половине 1880-х годов. В течение нескольких лет на юге страны была создана её основная металлургическая база. Выплавка чугуна с 4 млн. пудов в 1887 году возросла до 20 млн. пудов в 1893 году и до 90 млн. в 1900 году, превысив производство во всех остальных районах вместе взятых. Стремительный скачкообразный рост южной металлургии отвлекал внимание современников от того существенного факта, что впервые за всё столетие полукрепостная металлургия Урала показала признаки явного оживления, увеличив выплавку чугуна с 1886 по 1893 год в 1,5 раза – до млн. пудов и доведя её к 1900 году до 50 млн. пудов, то есть до самой высшей точки за всю историю царской России. Главной причиной этого роста уральской металлургии стало строительство Сибирской магистрали и соединение с ней Северного Урала, что открыло для уральских заводов новые восточные рынки сбыта.

Достигнутый уровень развития российской металлургии к концу подъёма характеризуется и высоким соотношением выплавки стали и выплавки чугуна, которое было доведено к 1900 году до 78 %. Даже на Урале, где ещё в 1893 году было произведено всего 4 млн. пудов стали, в 1900 году её было выплавлено уже 18,3 млн. пудов.

Удельный вес России в мировом производстве металлов с 3,3 % в 1890 году возрос к 1900 году до 7,2 %, а по выплавке стали – до 7,8 %. Россия, отстававшая в начале 1890-х годов от Франции в два раза, обогнала ее к 1900 году по производству чугуна на 7 %, а по выплавке стали – на 40 %. Слабо развитые накануне подъёма металлообработка и машиностроение увеличили выпуск продукции в три раза (до 209 млн. р.). Добыча угля за годы подъёма возросла в 2,3 раза и достигла к году без малого 1 млрд. пудов. Но удельный вес России в мировом производстве угля повысился незначительно – с 1,3 до 2,15 % и вдвое уступал удельному весу Франции, не говоря уже о других крупных капиталистических странах Запада. К 1900 году добыча нефти по сравнению с 1892 годом почти удвоилась, а по сравнению с 1886 годом возросла в четыре раза.

По добыче нефти Россия вышла на первое место в мире и достигла в 1901 году высшей точки в развитии этой отрасли за весь досоветский период.

Число рабочих, занятых в топливной промышленности, увеличилось за семь лет в 2,7 раза – до 162 тыс. человек, в металлообработке – на 75 %, до 285 тыс., а по указанным отраслям вместе с металлургией – на 280 тыс., составив 680 тыс. человек. Мощность двигателей во всех этих отраслях возросла со 180 до 473 тыс. л.с.

Интенсивно росли во время подъёма и другие отрасли, производящие средства производства. Деревообработка, например, по стоимости продукции увеличилась почти в 2,5 раза – до 100 млн. р., силикатная промышленность в 2,3 раза – до млн. р., производство кирпича, стекла и цемента увеличилось в 2,5 раза, а число занятых в этих отраслях рабочих удвоилось.

Продукция лесной промышленности в России не учитывалась, но выросла, если судить по росту деревообработки и увеличению экспорта леса, по крайней мере, вдвое.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.