WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |

Особенность нового «Положения» заключалась и в привлечении к обложению новых отраслей предпринимательской деятельности. Впервые платежу промыслового налога подлежали по категории торговых предприятий – лесопромышленность, скотопромышленность, хлеботорговля; промышленных предприятий – горная и металлообрабатывающая промышленность, механические заводы, занятые изготовлением машин и аппаратов для фабрик, свёклосахарные заводы.

Таким образом, представляя собой комбинацию нескольких систем, применявшихся и ранее – патентной, раскладочной и окладной, новый государственный промысловый налог привнёс много новых элементов в обложение предпринимательства.

«Положение» усилило прогрессивность обложения, увеличило оклады и привлекло к обложению новые отрасли экономики. В итоге уже в первый год действия нового закона был получен 61 млн. р. против 48 в 1898 году, а в 1900 году доход повысился до 69,млн. р. Вместе с тем удельный вес доходов от промыслового налога по-прежнему колебался в пределах 3…4 % доходной части бюджета.

Важным направлением налоговой политики были мероприятия по уравнению и облегчению податных тягот крестьянского населения. Сторонник активного пополнения государственных доходов С.Ю. Витте настаивал на том, что налоги в России сравнительно с другими европейскими странами были не высоки, но главной причиной их относительно малой эффективности была нищета основной массы крестьянства. В 1898 году в письме к царю он путём несложных выкладок доказывал эту мысль. Витте писал: «Ваше Величество имеете 130 млн. подданных. Из них едва ли много более половины живут, а остальные прозябают. Наш бюджет до освобождения крестьян был 350 млн. р. освобождение дало возможность довести его до 1400 млн. р. (...) Но уже теперь тяжесть обложения дает себя чувствовать. Между тем бюджет Франции при 38 млн.

жителей составляет 1260 млн. р.; бюджет Австрии при народонаселении в 43 млн. составляет 1100 млн. р. Если бы благосостояние наших плательщиков было равносильно благосостоянию плательщиков Франции, то наш бюджет мог бы достигнуть 4200 млн. р. вместо 1400 млн. р., а сравнительно с Австрией мог бы достигнуть 3300 млн. р. вместо 1400 млн. р. Почему же у нас такая налогоспособность Главным образом от неустройства крестьян».

Проведённая Н.Х. Бунге реформа крестьянского обложения, представлявшая собой серию последовательных акций: отмену соляного налога, сложение недоимок, понижение выкупных платежей с крестьян, отмена подушной подати и преобразование оброчной подати бывших государственных крестьян в выкупные платежи – значительно изменила структуру прямых налогов, которая носила в недавнем прошлом ярко выраженный сословный характер. Вместе с тем налоговый груз, лежавший на сельском населении, не ослаб, платёжные силы крестьянства были истощены. Русскиe экономисты конца XIX века, опираясь на качественные статистические данные, пришли к выводу, что почти на половине территории России земледельческое население платило в казну больше, чем получало от своего главного занятия – земледелия. Излишек, необходимый для уплаты налогов, крестьянству приходилось зарабатывать либо кустарным производством, либо отхожими промыслами.

С точки зрения Витте, главным путём повышения благосостояния, а значит и налогоспособности, было последовательное решение злополучного «крестьянского вопроса». В качестве решающих мер им предлагались отмена выкупных платежей, ликвидация общины с её парализующей нормальную хозяйственную деятельность круговой порукой, а затем и стимулирование хуторянина-производителя, наделение крестьянства землей путём организации широкомасштабного переселения из центра на восточные окраины. Однако этой программе не суждено было воплотиться в жизнь в конце XIX столетия, её реализация началась позже – при П.А. Столыпине, с именем которого она и вошла в историю.

В конце XIX столетия из всех предложенных Витте мер облегчения податного бремени крестьянства министру финансов удалось осуществить только те, которые не носили радикального характера. В 1895 году был освобождён от налога безвозмездный переход сельской собственности к ближайшим родственникам и облегчена уплата крепостных пошлин по переходу заложенных имений, понижена на одну треть пошлина со страховых имуществ, земства освобождены от обязательных расходов на содержание некоторых учреждений. С 1896 года установлено значительное облегчение по уплате крестьянами выкупного долга, который предоставлено пересрочивать на новые сроки, наполовину понижен, на срок в десять лет, государственный поземельный налог, и, наконец, в 1898 году была отменена подушная подать в Сибири.

Несмотря на ликвидацию подушной подати и снижение ряда прямых налогов, падение налогоспособности российского крестьянства было очевидным фактом. В прессе и публицистике того времени немало писалось об «оскудении деревни». Во многом это объяснялось общим ухудшением материального положения сельского населения, связанным с уменьшением земельного надела в расчёте на душу населения и истощением земли. Однако не менее важным было и то, что российские крестьяне, получавшие по сравнению с другими социальными группами наименьший доход, несли наибольшее, если не по абсолютному объёму, то по численности, количество повинностей. Только крестьяне были обязаны платить выкупные платежи, которые, представляя по форме уплату процентов казне за выданную на покупку земли ссуду, по способу взимания и раскладки ничем не отличались от прямых налогов.

Крестьяне несли на себе бремя не только государственных налогов, пополнявших бюджет, но платили многочисленные местные сборы и выполняли целый ряд натуральных повинностей. Самыми крупными местными платежами являлись земские сборы, которые до середины XIX века делились на общие, идущие на удовлетворение общеимперских потребностей, и местные. При этом первые чаще всего составляли наибольший объём. После Земской реформы 1864 года значительная часть доходов земств стала тратиться на такие статьи, как народное образование, медицина, ветеринарная часть, общественное призрение, которые охватывали все группы населения, но самую значительную часть денежных поступлений обеспечивали крестьяне. Как свидетельствуют публиковавшиеся земские бюджеты, доходная часть местного самоуправления формировалась более, чем на 50 % от обложения земли, в то время как, например, сборы с документов на право торговли и промыслов составляли менее 5 %. Кроме земских сборов, которые аккумулировались на губернском уровне, крестьяне обязаны были платить мирские (волостные) сборы в пользу своих сельских обществ. Эти средства шли на содержание волостного управления, общественных зданий, поддержание местной инфраструктуры. Как и в прежние времена, волостные повинности отправлялись как в денежной, так и натуральной формах. Последняя включала в себя исполнение обязанностей нижних чинов полицейской службы в деревне – сотских и десятских, дорожную, подводную, церковную повинности, несение караульной службы. Как писал один из экономистов начала XX века, «налагая на крестьян значительную тяготу, распределяясь весьма неравномерно и обременяя собою исключительно бывшие податные сословия, натуральные повинности по общему своему складу и по своей бытовой обстановке доныне носят на себе следы крепостного порядка, являясь как бы пережитком дореформенной эпохи».

2.3. ДЕНЕЖНАЯ РЕФОРМА 1895 – 1897 годов: СТАНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ ЗОЛОТОГО МОНОМЕТАЛЛИЗМА Преобразование денежной системы было, пожалуй, одно из наиболее главных условий обеспечения притока иностранных капиталов в Россию для интенсификации индустриальной модернизации. Как мы видели, несмотря на создание необходимых условий, министру финансов Н.А. Вышнеградскому не удалось осуществить введение золотого монометаллизма в Российской империи. Выполнение этой исторической задачи легло на плечи нового министра финансов С.Ю. Витте. Денежная реформа не была одномоментным актом, а состояла из серии мероприятий, имевших целью: установить твёрдое золотое содержание новой денежной единицы; обеспечить бесперебойный размен банкнот на золото по твёрдым паритетам; внедрить в обращение полноценную золотую монету, используя её наряду и наравне с кредитными деньгами для наличных платежей.

Необходимой предпосылкой реформы стали меры, направленные на стабилизацию валютного курса российского рубля.

Целенаправленные усилия министерства финансов в этом направлении всегда подрывали масштабные спекуляции на курсе бумажного рубля, центром которых стала Берлинская биржа. Дело в том, что к тому времени до трети российского экспорта приходилось на Германию, и немецким коммерсантам было чрезвычайно выгодно играть на курсе рубля, получая, таким образом, односторонние преимущества в торговле с Россией. Для проведения валютных спекуляций на бирже даже сложился целый синдикат игроков. В 1894 году Витте удалось нанести серьёзный удар по спекулянтам. Через своих агентов он начал скупку наличных рублей в тот момент, когда биржевые спекулянты обвалили в очередной раз курс рубля. Кроме того, министерству финансов удалось заключить на Берлинской бирже срочную сделку с обязательством поставки валютными спекулянтами агентам Витте суммы в 30 млн. р. по истечении определённого срока. Когда же наступил момент исполнения сделки, естественно, что подобной суммы в кредитных билетах на бирже не оказалось, и берлинские биржевики были вынуждены осуществить закупки на Петербургской бирже, но по гораздо более высокому курсу. Огромные убытки отбили желание у иностранных спекулянтов играть на курсе рубля. Валютный курс его удалось стабилизировать и поддерживать на уровне копеек золотом за кредитный рубль.

Затем министру финансов пришлось закончить незавершённые Бунге и Вышнеградским расчёты между Государственным Банком и Казначейством на основании закона от 1 января 1881 года. По указу от 9 декабря 1894 года остававшиеся в обращении кредитные билеты временно выпуска на сумму в 266 263 146 р. причислялись к билетам постоянного выпуска под обеспечение разменным фондом.

Начало реформе положило официальное признание за золотом свойств денежного материала и реально функционирующих денег, подкреплённое последовательными и настойчивыми действиями властей по его внедрению в хозяйственный и денежный оборот. Решающее значение в этом плане имел закон от 8 мая 1895 года. Он основывался на следующих принципиальных положениях:

1) все разрешённые законодательством сделки могли заключаться на российскую золотую монету;

2) расчёты по таким сделкам могли производиться золотой монетой, либо кредитными билетами по курсу на золото в день действительного платежа;

3) министру финансов давалось право санкционировать внесение золотой монеты в уплату акцизных сборов по назначенному им курсу.

В развитие закона от 8 мая 1895 года министерство предприняло целый ряд шагов. 24 мая конторам и отделениям Государственного Банка было разрешено покупать золотую монету по определяемому министерством курсу, а некоторым конторам – продавать монету и даже производить платежи ею. Параллельно органам казначейства предоставлялось право выдавать частным лицам часть следующим им из казны платежей золотой монетой по курсу, установленному для её приёма в уплату акцизов.

27 сентября 1895 года Государственный Банк объявил о приёме монеты в платежи и продаже её по курсу не ниже 7 р.

40 к. за полуимпериал. 6 ноября императором министру финансов было предоставлено право разрешать кассам всех правительственных учреждений приём всех причитающихся государству платежей по курсу, назначенному министерством. Но, поскольку цена в 7 р. 40 к. за полуимпериал создавала значительные неудобства в обороте, уже в ноябре 1895 года Витте пришлось пойти на повышение курса полуимпериала до 7 р. 50 к. Курс устанавливался министром финансов на определённый срок и мог быть изменен им. Это обстоятельство и сдерживало первоначально обращение золотых монет наравне с кредитными билетами. Существовала неопределённость со сроком действия официально установленного курса, поэтому население осторожно использовало монету в оборотах, опасаясь понижения её курса в административном порядке министерством финансов.

Вместе с тем в рамках первого этапа реформы Витте удалось сделать самое главное – добиться санкционирования использования золотой монеты во внутренних оборотах. Стремление министра финансов максимально учитывать при назначении официального курса золотой монеты реальный рыночный курс (66 к. золотом за кредитный рубль) способствовало тому, что монета в 1895–1896 годах во всё возрастающих количествах стала появляться во внутреннем денежном обращении.

В течение 1896 года основные принципы денежной реформы были окончательно сформулированы министром финансов и внесены на рассмотрение высших бюрократических инстанций Российской империи. Личная поддержка императором Николаем II инициатив Витте позволила преодолеть мощное лобби противников введения золотого монометаллизма в России. К концу 1896 года основополагающие акты денежной реформы были переданы на утверждение царю.

Когда таким образом золото реально пошло в обращение, а разменность на него кредитных денег стала по существу свершившимся фактом, настала очередь для следующего важного шага: замены старой бумажной единицы – рубля кредитного – новой металлической единицей – тоже рублём, но золотым. Задача эта была решена простым, однако достаточно необычным способом.

Законом от 3 января 1897 года было объявлено о чеканке и выпуске в обращение золотых монет, эквивалентных по содержанию металла прежним 10-рублёвым империалам и 5-рублёвым полуимпериалам, но с новым номиналом – соответственно 15 р. и 7 р. 50 к. Другими словами, нарицательная стоимость империальных и полуимпериальных монет приводилась в точное соответствие с ценой этих монет в кредитных рублях, зафиксированной ранее. Практически же это как раз и означало, что бумажный кредитный рубль в условиях свободного размена превращался в металлический золотой рубль, а вытекавшая из установленной цены золота обратная величина (11,6135 : 15 = 0,77423 г чистого золота) становилась официальным золотым содержанием новой денежной единицы России.

Избранный способ перехода на золотую валюту позволил сохранить прежние числовые обозначения всех денежных параметров – цен, тарифов, заработков, налогов, долговых обязательств, бухгалтерских балансов. Не надо было привыкать к новым деньгам, заниматься пересчётами, пересматривать контракты, переделывать прейскуранты. Оценивая эту сторону реформы, русский экономист П. Х. Шванебах подчёркивал: «Формула для неё найдена замечательно удачная: наш рубль остался рублём; никакой переоценки предметов, обязательств и услуг не потребовалось; но из величины непостоянной и колеблющейся рубль превратился в величину постоянную и неизменную».

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.