WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 |

писали, что Феодосий в своем преследовании ересей фактически Достижение абсолютного религиозного единства по сущевернулся к религиозному принуждению языческой империи174. ству своему является целью недостижимой. Надо думать, что Методы борьбы Феодосия с язычеством оценивались не- Феодосий Великий, искушенный политик практического плана, однозначно. С одной стороны, историки указывали на их жесто- прекрасно это понимал, что не мешало ему добиваться единства кость, порицали уничтожение памятников зодчества и предме- церковно-политического. Его борьба с ересями и языческим культов культа, ограничение свободы совести175. С другой стороны, том, которая базировалась на каноническом и юридическом их подчеркивалось, что, преследуя язычество как фактор государ- противопоставлении православию, явилась выражением важного ственной жизни, Феодосий не подражал борьбе языческих импе- этапа становления нового типа государственности – православраторов с христианством: он «ни разу не заставил ни одного ной христианской империи.

язычника пытками принять христианство»176. В. Кипарисов и Эпоха Феодосия Великого получила основательное освевовсе не находил в методах борьбы Феодосия с язычеством сис- щение в отечественной историографии второй половины ХIХ – темы гонений, считая, что свобода язычников при «приумноже- начала ХХ в., что позволило определить главные исторические нии церкви» не нарушалась радикально, хотя у них были доста- итоги церковно-государственных отношений к концу IV в.

точные основания «трепетать» перед законами христианского императора177. 3. Итоги церковно-государственных отношений IV в.

Вместе с тем, оценивая итоги борьбы Феодосия Великого в оценках историков конца ХIХ – начала ХХ в.

с язычеством, большинство историков рубежа ХIХ–ХХ вв. при- знавали ее прогрессивное значение и разделяли мнение древних К концу IV в. в общих чертах завершилось создание той системы церковно-государственных отношений, основы которой были заложены при Константине Великом. Церковно-полити Кипарисов В. Указ. соч. С. 278, 289.

Там же. С. 456–457, 463.

ческая деятельность двух императоров обозначила важнейший Спасский А.А. История догматических движений…С. 640–641; Картаэтап становления православной христианской империи, в рамках шев А. В. Вселенские соборы. С. 149.

Кипарисов В. Указ. соч. С. 264–267; Чернявский Н.Ф. Указ. соч. С. 621, 623; 678; Кулаковский Ю.А. История Византии. С. 144–145; Успенский Ф.И.

См., например: Курганов Ф.А. Отношения… С. 51; Терновский Ф.А. ГреИстория византийской империи. С. 102; Васильев А.А. История византийской ковосточная церковь… С. 130–131; Чернявский Н.Ф. Указ. соч. С. 680; Успенимперии. С. 138. ский К.Н. Очерки по истории Византии. М., 1917. Ч. 1. С. 59; Успенский Ф.И.

Чернявский Н.Ф. Указ. соч. С. 681. Указ. соч. С. 102; Васильев А.А. Указ. соч. С. 139.

177 Кипарисов В. Указ. соч. С. 291–292. Чернявский Н.Ф. Указ. соч. С. 679–680.

197 которого Константин был «альфой», а Феодосий – «омегой» цер- «имперского господства и миродержавия». С учреждением церкковной политики180. ви полномочия государства в сфере религии перешли к ней как Ярким фактом, подтверждающим завершение процесса учреждению, установленному Самим Богом. Государство же христианизации Римской империи, стало крещение Феодосия, является лишь необходимой формой человеческого общежития, по-новому осветившее церковный статус императора. Не слу- хотя и выражает действие воли Божией в истории. Все это, по чайно, оценивая результаты церковно-политической деятельно- христианскому представлению, делало невозможным смешение сти Феодосия, В.В. Болотов важное значение придавал его от- церковного и государственного институтов, но в случае приняношениям с епископами Асхолием и Амвросием, оказавшим тия государством христианской веры заставляло его сотруднисерьезное влияние на мировоззрение и политику императора. чать с церковью в деле обеспечения общественного блага. Тот В.В. Болотов подчеркивал, что епископ Амвросий не признавал факт, что первенствующие христиане не могли сразу отказаться вмешательства императора во внутренние дела церкви, но ста- от привычки обожествления государственной власти, есть тольвил ему в прямую обязанность защиту и поддержку правосла- ко невольная уступка времени. На деле христианский государь вия181. Такие сюжеты отношений императора и епископа, как не приобрел никаких прав в церкви, так как свои мирские отлипубличное покаяние Феодосия за избиение жителей Фессалони- чия он оставлял за порогом храма. Понимание же государственки, указание Амвросием места императору в храме («порфира ной власти в смысле служения церкви и Богу не прибавило, а делает людей царями, а не иереями»), можно считать характер- умалило то величие, которым она обладала в язычестве. Как ными именно для данного периода отношений церкви и госу- «охранитель и защитник церкви», император должен был забодарства, когда император стоит «в церкви, но не выше церк- титься о распространении истинной веры и единстве церкви, чеви»182. Независимо от степени достоверности этих сюжетов, они го так добивался Феодосий Великий. Его деятельность с каноотражают определенные изменения, которые претерпело обще- нической точки зрения оценивалась как безупречная: импераственное сознание Римской империи под влиянием христианства торские законы его кодекса касаются исключительно внешне на протяжении IV в. правового положения церкви и не пытаются проникнуть в сферу В рамках церковно-канонической концепции, представ- канона. Церковь при Феодосии полностью сохраняет внутренленной в работах Ф.А. Курганова, И.И. Соколова, И.С. Бердни- нюю автономию, поскольку в области внутренней жизни свокова, П.В. Гидулянова, иером. Михаила, формы отношений ме- бодно управляется каноном183.

жду церковью и государством, установленные при Феодосии С правлением Феодосия Великого церковные историки и связывались с влиянием епископов Асхолия и Амвросия. Их ис- канонисты связывали важный этап формирования оцерковлентоки коренились в иерократическом идеале империи Константи- ного государства, «православного царства», где отношения церкна Великого, теоретически обоснованном в сочинении Августи- ви и государства осуществляются в форме союза, «без подчинена Блаженного «О граде Божием». Развивая в церковно-государ- ния одной власти другой»184. Один из главных признаков этого ственной сфере Евангельскую заповедь о разделении Божьего и союза получил утверждение в царствование Феодосия: «господКесарева, христианская империя к концу IV в. не только преоб- ство церковного канона над гражданским законом, власти церразовала, но полностью устранила римскую языческую идею Ср.: Гидулянов П.В. Указ. соч. С. 426–429, 441; Бердников И.С. Государ Там же. С. 180. ственное положение… С. 482–500; Михаил, иером. Законодательство римско Там же. С. 79, 81–83. византийских императоров о внешних правах и преимуществах церкви. Казань, 1901.С. ХIII.

Болотов В.В. Собрание… Т. 4. С. 81; Гидулянов П.В. Восточные патриархи… С. 94. Курганов Ф.А. Византийский идеал царя и царства… С. 21.

199 ковной над светской, учения церковного над принципами обще- значения. Характерно, что суждения указанных церковных истоственно-политической жизни». Государство, по словам И.И. Со- риков и византинистов здесь практически совпадали.

колова, на протяжении IV в. преобразуется в «теократическую Справедливо отмеченная связь политического строя иммонархию, в котором государственный принцип становится дей- перской государственности с требованием унификации религиственным лишь в той мере, в какой проникается учением церк- озной жизни, возможно, под влиянием зарубежных исследоватеви, а носитель светской власти не может стоять впереди предлей, у некоторых авторов упрощенно трактовалась как прямое ставителя власти церковной»185.

приложение юридических норм и обычаев языческой империи к Религиозно-философские аспекты проблемы отношений организации христианского государства (П. Лашкарев, К.Н. Усцеркви и государства рассматривались в начале ХХ в. Л.П. Карпенский, Б.М. Мелиоранский)187. Христианство, по их мнению, савиным. Основываясь на противопоставлении Царства Божьевсего лишь заняло в империи то место, которое некогда принадго, где идеи церкви и государства совпадают, и «эмпирического лежало римскому государственному культу. Как следствие, хримира» с его разделением «Божьего» и «кесарева», Карсавин стианская церковь при Феодосии полностью подчиняется госуглавной целью «эмпирического государства» называл его оцердарству (цезарепапизм), высокие идеи христианства подвергаютковление. С этой точки зрения симфония церкви и государства ся профанации и преследование иноверия ведется теми же метомыслится состоянием идеальным, но не идиллическим, поскольдами, как некогда преследовались христиане. Описание мехаку моменты наибольшего приближения к ней существовали в низма отношений между церковным и государственным инстиистории186. Таким образом, приведенные высказывания отражатутами, таким образом, исчерпывалось изучением мотивов, меют общехристианский взгляд на взаимоотношения церкви и готодов и результатов религиозной политики христианских импесударства.

раторов. При таком положении церкви и ее представителям отВ трудах Н.Ф. Чернявского, А.В. Карташева, Ф.И. Успенводилась пассивная роль, что, конечно, не соответствовало исского, А.А. Васильева представлена иная оценка итогов церковторическим реалиям.

но-государственных отношений в раннехристианской империи.

Большинство отечественных историков опровергали опреИспользуя сравнительно-исторический подход, историки находеление церковно-государственных отношений в Восточной дили в них своеобразную христианскую трансформацию римРимской и Византийской империи как «цезарепапизм». Это поской государственной системы. Феодосий Великий придержиложение западной историографии считали основанным на ложвался типичного древнеримского взгляда на религиозно-политиных посылках (католическом идеале отношений церкви и госуческое единство как опору могущества государства. Отсюда – дарства) и не соответствующим действительности. Доказываборьба за ортодоксию против ересей и язычества. Подчеркивалось, что отождествление церковной и государственной власти лись сугубо прагматические, политические мотивы религиозной императора, а церковной иерархии с церковью было противно не политики императора. Значение же христианской церкви и релитолько христианским представлениям, но и духу римского прагии при этом определялось только мерой ее соответствия укава, которое отличало государство от носителя государственной занному идеалу единства и целостности. Влияние христианской власти188.

идеологии в общем виде отмечалось в придании идее Римской империи провиденциального, вселенского характера и предна Мелиоранский Б.М. Из лекций по истории… С. 87; Успенский К.Н. Очер Соколов И.И. О византинизме в церковно-историческом отношении. С. 9. ки по истории Византии. С. 59.

186 Карсавин Л.П. Церковь, личность и государство. Париж, 1927. С. 5–17, Ср.: Курганов Ф.А. Византийский идеал царя и царства… С. 4–5; Гиду22–24. лянов П.В. Восточные патриархи… С. 46–48; Суворов Н.С. Предисловие // Ма 201 В современной историографии ситуация повторяется. Од- Феодосия Великого в этом плане была менее дискутируемым ни историки воспроизводят «архаическую» концепцию «цезаре- вопросом, но в целом образ политики первого христианского папизма»189, другие доказывают ее несоответствие исторической императора проецировался на эпоху Феодосия. Однако в расреальности раннехристианской империи190. Наиболее авторитет- сматриваемом случае противоречие между указанными направное современное научное мнение усматривает в политической лениями было все же относительным. Дело в том, что их предтеории ранней Византии синтез трех компонентов: антично-эл- ставители делали акцент преимущественно на одной из сторон линистических традиций, римской государственности и христи- религиозной политики Феодосия. Церковные историки и каноанства. Константин Великий соединил римско-эллинистическую нисты, изучая соотношение канона и закона и роль императора в монархическую идею с христианством, а государство с церковью. «охранении» единства христианской церкви, несколько идеалиВ этой системе возобладал римский взгляд на императора как зировали его политические замыслы. Церковные историки начанеограниченного правителя, но не собственника империи. Хри- ла ХХ в. и светские авторы в большей или меньшей степени постианство же освятило не столько личность императора, сколько литизировали историю христианства, отказывая императору в его власть, и только в этом смысле – самого императора, но кро- искренних религиозных пристрастиях.

ме него – и политические права народа как «божьего народа». Роль Феодосия Великого как основателя православного Форма государственности ранней Византии определяется вид- государства, признавали все историки, независимо от их отношенейшим современным ученым Г.Л. Курбатовым как «христиан- ния к результатам его политики. Поставив никейскую веру как ская монархия с элементами конституционных начал». Государ- православную своим знаменем, Феодосий Великий всю общестство проникается христианскими идеями «царства Божьего» и венную жизнь империи подверг реформе в ее интересах. В этом «богоизбранности» Римской империи, но о подчинении церкви смысле он первым из христианских императоров создал религигосударством речи не идет191. Таким образом, современный озную политику в строгом смысле этого слова, выстроив заковзгляд на систему церковно-государственных отношений в ран- носообразную программу действий, проникнутую одной опренехристианской империи не только не противоречит положени- деленной идеей. Эта программа установила известное отношеям, развитым церковной историографией рубежа ХIХ–ХХ вв., но ние высшей государственной власти к делам церкви и определила и отчасти согласуются с ними. формы поступательного развития последней. Н.Ф. Чернявский Известное противостояние историко-критического и кано- выражал принцип политической программы Феодосия Великого нического направлений в отечественной историографии второй в следующей формуле: «церковь и государство как две взаимно половины ХIХ – начала ХХ в., мы уже отмечали на примере уславливающие друг друга силы»192. Определяя грани отношеоценок церковной политики Константина Великого. Политика ний церкви и государства, император выражал заботу о церкви, руководствуясь государственным долгом. Как видно из его собственных высказываний, благочестие церковное, без которого ассен Ф. Девять глав о свободной церкви и свободе совести: Пер. с нем., с предисл. Н. Суворова. Ярославль, 1882. С. ХIV–XV.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.