WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 30 |

сравнительным, историко-типологическим, историко-аналити- Юридическое признание христианства совершается Мическим). Напомним, что упомянутым разделам предшествовал ланским эдиктом на фоне провозглашения религиозной свободы историографический обзор, обстоятельное источниковедческое (но не веротерпимости). Это совершенно особенное, не античисследование и глава об обращении Константина Великого в ное, христианское по своей сути начало вообще устраняет госухристианство. дарственную религию. Христианству Константин покровительЗначение Миланского эдикта по отношению к предшест- ствует, но распространенное мнение, что христианская религия вующей ему эпохе определяется на фоне бесправного положения возведена им на степень государственной, Бриллиантов считал христианства в Римской империи: если эдикт Галерия (311 г.) несостоятельным. При Константине утвердилась «тонко продудал христианам право на существование со значительными огра- манная система паритета», при частном покровительстве его ничениями, то Миланский закон их устранил, предоставив всем церкви91. Именно поэтому в эдикте нет различия между кафолисвободу «следовать той религии, кто какой хочет»88. А.И. Брил- ческой церковью и сектами. В условиях провозглашения всеоблиантов сосредоточил внимание на анализе юридического со- щей религиозной свободы было бы «непоследовательно и недержания документа, подчеркивая, что оно не исчерпывается своевременно настаивать на таком различении». Отсюда вопрос декларацией свободы совести, но включает определение юриди- о сектах выходит за пределы «Миланской конституции», хотя ческого статуса церкви. С точки зрения римского права вопрос о сам Константин, говоря о христианской церкви, вероятно, имел юридическом статусе христианина решался через его принад- в виду именно кафолическую церковь92.

лежность к церкви, т. е. вопрос о личной свободе христиан на- Таким образом, признание за христианской церковью стапрямую связан с вопросом об отношении государства к церкви. туса юридического лица наряду с провозглашением религиозной Именно этот аспект не был вынесен в сферу законодательства свободы создавало совершенно новое в юридическом отношевплоть до Миланского эдикта. Эдикт Галерия, разрешив христи- нии положение для христианства в империи. Следовательно, опанство, не признавал в церкви юридического лица, что вполне ределение Миланского эдикта как границы двух исторических согласовывалось с его намерением не создавать удобных усло- периодов в полной мере отражает его историческое значение93.

вий для ее дальнейшего развития89.

86 Там же. С. 105–143. Бриллиантов А.И. Указ. соч. С. 137–139.

87 Там же. С. 143–159. Там же. С. 146.

88 Там же. С. 126. Там же. С. 158.

89 Там же. С. 127, 131–134. Там же. С. 141–142.

113 Ко времени появления монографии А.И. Бриллиантова в но оценивал Миланский эдикт как провозглашение веротерпиотечественной историографии уже существовало понимание Ми- мости, в силу которого «христианство объявлено равноправным ланского эдикта как нового, неизвестного древнему миру прин- с язычеством и уничтожены все Диоклетиановы постановлеципа отношений государства и религии (А.П. Лебедев, В.В. Боло- ния»95. А.А. Васильев, как говорилось выше, отрицал существотов, А.А. Спасский). Но в рассматриваемом исследовании обос- вание Миланского эдикта в качестве отдельного документа. Однование церковно-исторического значения Миланского эдикта нако, ссылаясь на работу А.И. Бриллиантова, именно с инициаприобрело настоящий научный вес благодаря основательности и тивой и деятельностью Константина связывал уравнение прав систематичности, подкрепленной анализом юридического со- христианства с язычеством и, как следствие, придание ему новодержания документа. Главной чертой Миланского законодатель- го юридического статуса96. Таким образом, светские историки в ства был определен принцип «религиозной свободы», неизвест- данном вопросе присоединялись к наиболее авторитетному наный древнему миру, заключавший в себе гораздо более широкое учному мнению, выработанному в церковной историографии.

юридическое значение, в сравнении с понятием «религиозной Итак, Миланский эдикт явился важнейшим этапом реливеротерпимости», повлекший принципиальные изменения в от- гиозной политики первого христианского императора. Проношениях церкви и государства. граммным содержанием этого документа во многом обусловлиМ.Э. Поснов в оценке Миланского эдикта полностью при- валась в понимании историков дальнейшая религиозная политисоединялся к концепции А.И. Бриллиантова. Мнение А.П. Лебе- ка Константина Великого.

дева, что этим эдиктом «христианство объявлено стоящим во главе всех религий, провозглашено единственной религией», он 2.2. Периоды религиозно-политической деятельности считал не соответствующим тексту Миланского эдикта и об- Константина Великого стоятельствам его происхождения94.

Религиозно-политическая деятельность Константина ВеТаким образом, в российской церковной историографии ликого после издания Миланского эдикта, как правило, разделяутвердилось то самое суждение о Миланском эдикте, которое лась историками на два периода:

начинал разрабатывать В.В. Болотов. В исследовании его учени313–323 гг. – политика в рамках законодательства Миланка и преемника А.И. Бриллиантова оно обрело прочный научный ского эдикта и вынужденным образом согласованная с восточстатус. Нельзя не отметить на примере изучения проблемы Миным правителем Лицинием;

ланского эдикта красноречивой тенденции развития историче323–337 гг. – после победы над Лицинием – политика отского метода в церковной историографии: от полупроизвольной крытого покровительства христианству и ограничения язычества.

интерпретации текста эдикта Лебедевым, через раскрытие его Согласно распространенному в российской церковной иснепосредственного содержания Болотовым, – к исследованию ториографии мнению, уже в первый период своей политической Бриллиантова, где глубокий источниковедческий анализ и кондеятельности Константин Великий выступает покровителем текстуальный подход позволили определить его юридическое и христианства. Ссылаясь на Евсевия, историки перечисляли слецерковно-историческое значение.

дующие мероприятия императора в пользу христианства: надеИсторики-византинисты не так много места в своих трудах ление христианских общин движимым и недвижимым имущестуделяли анализу Миланского постановления, хотя признавали вом, восстановление и строительство храмов, выделение денежего всемирно-историческое значение. Ф.И. Успенский лаконич Успенский Ф.И. История византийской империи. С. 63.

94 Поснов М.Э. История христианской церкви… С. 256–257. Васильев А.А. История византийской империи. С. 103–104.

115 ных средств, обеспечение привилегий христианскому клиру, на- культ процветал, строгие меры императора не могли иметь прязначение христиан на высшие государственные и военные долж- мого приложения101.

ности, запрет принудительного привлечения христиан к прине- В оценках религиозной политики Константина Великого сению языческих жертв и т. п.97 А.П. Лебедев при этом подчер- многие отечественные историки конца ХIХ – начала ХХ в. прикивал, что возведение христианства в статус государственной держивались концепции «религиозного паритета», обоснованрелигии сопровождалось заметным ущемлением язычества98. ной немецким исследователем Х. Рихтером102. Принцип вероОднако большинство историков признавали религиозную поли- терпимости, провозглашенный Миланским эдиктом, реализовалтику Константина Великого после издания Миланского эдикта ся в политике, стремившейся установить в государстве высшую прохристианской, но терпимой по отношению к язычеству. В справедливость, залогом которой являлся личный нейтралитет этом видели его важнейшую политическую заслугу перед миро- самого императора. В основе паритета религий лежали сообравой историей, свидетельство его государственной мудрости99. жения государственной стабильности. Мероприятия КонстантиПервые эдикты Константина Великого в отношении язы- на в пользу христианства преследовали цель уравнять его в прачества были изданы в 319 и 321 гг. В них запрещалось соверше- вах с язычеством, но не более того. Император сохранил за соние магических жертвоприношений и соединенных с ними тай- бой титул «pontifex maximus», а языческий культ не был ущемных гаданий, но свобода языческого культа при этом не страда- лен в правах и привилегиях, потеряв только крайне безнравстла. Историки подчеркивали, что эти эдикты не противоречили венные свои формы. Государственная символика времен Коннормам римского религиозного права и только возобновляли стантина также отражает его стремление к равенству религий:

положение закона ХII таблиц, эдиктов императоров Тиберия и наряду с языческими встречаются христианские символы и эмбДиоклетиана о запрете тайных гаруспиций100. Сообщение Евсе- лемы нейтрального значения, хотя с течением времени христивия о разрушении при Константине языческих святилищ боль- анская символика преобладает103.

шинство историков считали преувеличением. Допускалось, что Это общее для историков научно-критического направлебыло разрушено несколько языческих храмов в Палестине, Фи- ния мнение соединялось с разными представлениями о религиникии, Египте, в городах Малой Азии и Греции – районах, где озных воззрениях самого Константина в «период паритета».

наиболее интенсивно распространялось христианство. При этом А.А. Спасский предполагал, что внешнее обращение к дело ограничивалось закрытием заброшенных храмов и наибо- христианству не настолько глубоко подействовало на Констанлее безнравственных культов. В тех местностях, где языческий тина, чтобы он мог осознать принципиальную несовместимость христианства с «лучшими» формами язычества. До 323 г. император не до конца порвал с язычеством и его личным воззрениям был свойственен определенный синкретизм. Поэтому он пытал Евсевий Памфил. Жизнь Константина. Кн. 2. Гл. 20–22, 44–46.

98 Лебедев А.П. Эпоха гонений… С. 309. Алфионов Я. Указ. соч. С. 47–48; Чернявский Н.Ф. Указ. соч. С. 571.

99 Ср.: Терновский Ф.А. Грековосточная церковь… С. 12–14; Чельцов И.В. См. сноску у Болотова: Richter H. Das westromische Reich. Berlin, Внешнее положение… // Христианское чтение. 1859. Ч. II. С. 354–356; Курга- (Болотов В.В. Отзыв об удостоенном Учебным Комитетом при Св. Синоде нов Ф.А. Отношения… С. 19–20; Лашкарев П. Отношение… С. 134–135; Кипа- премии преосв. Митрополита Макария в 1886 г. сочинении В. Кипарисова «О рисов В. О свободе совести. С. 158–161; Алфионов Я. Император Юлиан и его свободе совести. Опыт исследования вопроса в области истории церкви и гоотношение к христианству // Православный собеседник. 1877. Февраль. С. 166– сударства с I по IХ вв». Вып. 1. М., 1883 // Христианское чтение. 1886. Июль– 167; Гидулянов П.В. Восточные патриархи… С. 38. август. С. 276).

100 Алфионов Я. Указ. соч. С. 159; Чернявский Н.Ф. Император Феодосий Болотов В.В. Лекции… Т. 3… С. 32; Спасский А.А. Обращение импераВеликий… С. 569. тора…. С. 62; Бриллиантов А.И. Император Константин… С. 160–161.

117 ся создать новое мировоззрение, возвышающееся над язычест- рассматривали новый этап религиозной политики Константина вом и христианством, примиряющее и удерживающее их в за- как продолжение, только более свободное, деятельности, осущеконном паритете. Историк находил подтверждение этому в тек- ствляемой уже после Миланского эдикта109. В частности, Н.Ф.

стах законов и посланий, где употребляются абстрактные выра- Чернявский полагал, что изменение религиозной политики Конжения о Высочайшем Существе, и в государственной символике стантина после 323 г. касалось только формы: он более резко этого периода – синкретического или нейтрального характера104. выражает свое презрение к древней религии и любовь к новой110.

В.В. Болотов, Н.Ф. Чернявский, А.И. Бриллиантов, М.Э. Пос- Открытые и решительные действия Константина в пользу нов считали, что религиозные предпочтения императора были на христианства и против язычества нашли выражение в специальстороне кафолического христианства, и хотя de jure он выступал ном эдикте (или эдиктах), обращенном к населению восточных защитником паритета религий, de facto способствовал его воз- провинций111. А.И. Бриллиантов считал эти два документа спивышению путем предоставления прав и привилегий105. Естест- сками с одного акта112. А.П. Лебедев разделял их в соответствии венно, паритет со временем должен был разрушиться: во-пер- с названиями и по назначению: «к правителям Востока», изданвых, стоять выше всяких верований государственная власть не ный в 323 г., и «к жителям Востока» (324 или 325 г.)113. В любом могла, во-вторых, церковь добивалась тех прав и привилегий, случае различие документов – только в адресате, поскольку по которыми пользовалась языческая религия и представители язы- содержанию они представляют близкую аналогию. Оба историка ческих культов106. (Лебедев и Бриллиантов), изучавшие эти документы, считали, Важным рубежом религиозной политики Константина Ве- что их главной чертой является существенное расширение принликого церковные историки считали 323 г., когда в результате ципов Миланского эдикта в отношении христианства114. Исслепобеды над восточным августом Лицинием Константин достиг дователи обращали внимание на тот факт, что в обширном ввеединодержавия и смог осуществлять самостоятельную политику дении и заключении предстает целая программа религиозной в пределах всей империи. Церковно-историческая традиция политики – покровительство христианству, соединенное с его придавала этому событию эпохальное значение: весь пафос ре- проповедью. В последних фразах эдикта император призывает лигиозной войны между Лицинием и Константином выразился в подданных видеть в происшедшем политическом перевороте и в картине сражения римских богов и христианского Бога, под перемене положения христиан проявление действия «высшей знаменами и с именами которых соответственно выступали вра- Божественной силы»115.

ждующие стороны107. Цель, поставленная теперь Константином, – утверждение в По мнению А.А. Спасского, события 323 г. окончательно «роде человеческом» христианской религии, очевидно, должна обратили Константина к христианству, положив конец «парите- была сопровождаться устранением язычества. Сведения, сообту» в его мировоззрении и политике108. Большинство историков щаемые на этот счет источниками как христианскими, так и Спасский А.А. Указ. соч. С. 62–64.

105 Ср.: Болотов В.В. Указ. соч. С. 34, 45; Чернявский Н.Ф. Император Фео- См., например: Кипарисов В. Указ. соч. С. 150, 159; Лебедев А.П. Указ.

досий Великий… С. 564–568; Бриллиантов А.И. Указ. соч. С. 184; Поснов М.Э. соч. С. 322.

История христианской церкви… С. 257. Чернявский Н.Ф. Указ. соч. С. 570.

106 Там же. С. 257–258. Евсевий Памфил. Указ. соч. Кн. II. Гл. 24.

107 Бриллиантов А.И. Указ. соч. С. 171–172.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.