WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |

Данное понимание, как мне представляется, будучи по сути верным, нуждается в некотором дополнении. В основе понимания отчуждения лежит представление о некоем сущностном содержании. Как будто человек обладает этим содержанием от века. Долгое время это таким образом и представляли. И искали это сущностное содержание (или природу человека) то в социальности, то в единении с природой, то в нравственности, то в интересе и пр. С появлением экзистенциализма акцент был смещен с сущности на существование. Экзистенциалисты провозгласили приоритет существования над сущностью. “…человек сначала существует, встречается, появляется в мире, и только потом он определяется”18. Они же, в связи с этим акцентом на существовании, ввели положение о том, что человек сам себя формирует. Ж. П.

Сартр отмечает в качестве первого принципа экзистенциализма положение “Человек – это прежде всего проект, который переживается субъективно”19.

Снимая с природы человека жесткую заданность его так называемой сущностью, экзистенциалисты не менее жестко устанавливают зависимость человека от существования. Изменилось содержание, но принцип определения остался тот же – а именно: что-то должно лежать в основе – сущность ли (так или иначе понятая),существование ли (понимаемое в единстве деятельности и “проекта”). Детерминизм остается. Человек должен быть понят из чего-то, лежащего в основе. Какая-то одна структура рассматривается как дающая основание для понимания и толкования человека.

А между тем, все не так жестко. Нужно расшатать, размыть эту детерминистическую ориентацию. Потому что человек не есть сущность и, в общем, он не определен также и существованием. Скорее мы должны говорить о подвижной, изменчивой и уникальной в каждом конкретном случае взаимообусловленности человека и создаваемого им в своем делании как мира так и самого себя.

Собственно, мысль довольно простая: все, что человек делает, как он живет, что он собой представляет, не может быть линейно и однозначно определено. В каждом шаге человека скрывается неизмеримое количество значений, путей, возможностей и смыслов. И только абстрагируясь от этого множества, можно выделить какую-то одну направленность или зависимость.

Что неизбежно упрощает, уплощает образ человека. Но и попытка учесть все также малоэвристична, ибо расширяет предмет рассмотрения настолько, что он в этом множестве теряется. Как же быть Я склонна думать, что методологический ход может быть следующим: выделяя один или несколько аспектов, не упускать из вида другие. Все время вводить эту дополнительность смыслов и движений. Огрубление, так или иначе, неизбежно, но его следует всегда учитывать и, по мере возможности ослаблять.

Из чего же все-таки можно попытаться “открыть” человека Что должно быть взято, от чего следует “танцевать” Человек, “проектируя себя”, тем самым проектирует собственную судьбу, собственную жизнь, определенный ее путь. Этот “проект” воплощается в действительность усилиями самого человека. Но в этом воплощении может происходить корректировка “проекта” вплоть до противоположного. Это становится возможным по многим причинам.

Воплощенные результаты деятельности, осознанные человеком, воздействуют на него определенным образом, меняя его установки и разрушая “проект”, что ведет к замене его новым, который так же подвергнется корректировке.

Осознание результатов своей деятельности самим человеком, смысл, который он в них видит, вовсе не адекватны осознанию и смыслу, который они получают в контексте действительности. Одно и то же действие дает как минимум два разных смысла: один, который приобретается в сознании человека, это действие совершающего, а второй – в мире, его окружающем, в первую очередь, среди людей так или иначе оказавшихся в сфере этого действия. Более того, среди людей также нет единства понимания и оценки значения совершенного. Конечно, по истечении времени какой-то один из смыслов возобладает, встраиваясь в логику длящегося бытия, но для этого необходим временной (и может быть достаточно большой) промежуток. Но в момент самого действия смыслы не очевидны, они только предположительны.

И их проекция на ожидаемый результат не очень верна.

Вот в этой ситуации, как мне думается, и работает то, что называется отчуждением. Человек оказывается чужд тому смыслу, который он своим усилием вносит в мир. Вне зависимости от личной устремленности его действие создает смысл иной, чем предполагалось самим человеком. “Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется”. М. К. Мамардашвили писал, что мир складывается по другим законам и иначе, чем наши мысли и душевные состояния20.

То, что в совершаемом создается нечто иное сравнительно с задуманным и есть отчуждение человека от своего действия, а значит – и от самого себя.

Неадекватность совершенного предполагаемому и есть тот люфт, где поселяется отчуждение. Человек создает некий смысл, неведомый ему самому.

Субъективно, глядя изнутри, из внутреннего мира, где осмысление действия человеком идет из его собственного мирочувствования, все вроде нормально и логично. Тогда как в мире, среди людей поселяется нечто мало напоминающее изначальный субъективный проект. Феномен Деточкина из фильма Э. Рязанова “Берегись автомобиля”. Конечно, невероятное обаяние героя несколько затеняет конфликт. Но устами Деточкина же, правда, по другому поводу проговаривается фраза, довольно точно описывающая предложенную ситуацию: “Я имел к этому некоторое отношение”. Только некоторое.

Человек в создании смыслов, в деятельности создается сам, становится тем, чем становится. Проект может отличаться и весьма существенно от того, что результате получится. Поскольку в проекте – пока только мысль, ожидание, предположение и надежда. Тогда как в самом процессе воплощения, которое есть вторжение в действительность с ее неожидаемым потенциями и ходами, должно проявиться умение адекватно реагировать, приспосабливаться, должны быть упорство, правильность замысла и реакции. То есть актуально человек проявляется с большей полнотой раскрытия и воплощения. Действительность, взятая в ракурсе действия, предъявляет человеку значительно большие требования и дает также значительно большие возможностей для воплощения.

Таким образом, человек отчужден от самого себя в силу того, что он только имел некоторое отношение к тому смыслу, который его усилиями был создан в мире. И дело не в том, что он не вполне адекватно осознает то, что делает. И даже не в том, что он не учитывает в полной мере реалии среди которых творит. На самом деле не в неполноте познания заключен дефект. Хотя и это играет серьезную роль. Это тоже должно быть учтено. Но главное состоит в том, что мир и человек взаимно богаче друг друга. И их избыточность вступает во взаимосвязь и рождает то принципиально новое, что вовсе не предполагалось в замысле. Более того, в замысле это и предположено быть не могло, поскольку и многосложность мира и избыточность человека ему самому по большей части неизвестны. Мысль об этом может присутствовать, но конкретное, чувственное ощущение этой избыточности достигается именно в моменте самого, так сказать, соприкосновения с действительностью, возможного, в первую очередь, в действии. Это может проявиться исключительно в ходе деятельности как неожиданный и неожидаемый эффект.

Может быть, этот эффект есть то, что люди творческих профессий называют вмешательством неких (высших) сил в процесс творчества. Как будто не я сам, а кто-то творит мною. То, что у Бродского в его Нобелевской лекции получило название ускорения сознания, мышления, мироощущения21.

Такого рода процессы особенно заметны в творческой художественной деятельности. Но они имеют место во всех видах творчества человека: в тех, что связаны с материальными воплощениями, более заметно, в тех, что не находят своего материального воплощения – менее. Но по следствиям во времени их тоже отличают. Так, например, в отношении к эпохе Петра Великого, историки отмечают, что толчок, данный им, работал и двигал российскую историю еще в 22.

течение столетия после его кончины То же происходит в и сферах нравственности и веры. И не только в том смысле, что появление праведника на земле оставляет долгое эхо, но, – что более важно, – такое явление изменяет моральную атмосферу бытия людей: начинает что-то меняться в самих людях, в их взгляде, оценке, понимании себя и мира. Даже у тех, кто не был его приверженцем, и даже мог быть не знаком с ним и с тем, что он принес. Говоря иначе, “праведники” создают такие сильные формы реализации, что они “захватывают” других, даже весьма далеких от праведности..

Таким образом, механизм деятельности человека, в котором он воплощается вовне, воплощается избыточно, с моментом выражения нового, того, что в себе не ожидаемо, есть первый шаг отчуждения. Отчуждает, а именно, – воплощается в другом материале не сущность, какой бы она ни была, но невыявленная потенция человека. Одновременно отчуждение есть и воплощение человеком себя в нечто, что не есть он сам, в нечто внешнее. И вот уже после этого человек способен увидеть себя в чем-то воплощенном, познакомиться с собой и с тем смыслом, который он продуцирует в мире. Вот такое движение отчуждения через опредмечивание себя и последующее распредмечивание и есть то, что составляет так называемую сущность человека.

Вернее было бы сказать, что не некая заданная от века сущность, не существование в единстве замысла и действия должны быть тем основанием, исходя из которого, исследуют человека. Я склонна думать, что человек по большей части определяется теми смыслами, которые он вносит в мир. Или теми смыслами, которые создаются им, “вытягиваются” из самого мира.

Насколько он богат, настолько богаты и позитивны смыслы, к созданию которых он оказывается причастен.

Этот процесс тем более значим, что в нем структурируется личность, образуется сама по себе той деятельностью, ее смыслом, которую она продуцирует. Это не прямое воздействие и не обратное, а скорее – взаимное. И этот круг вовсе не просто разорвать в целях анализа.

Мне думается, что отчуждение не носит столь агрессивно-подавляющего характера, как это было, например, в трактовке К. Маркса. Момент агрессии возможен в том случае, когда властные структуры вмешиваются в процесс деятельности человека и ставят искусственные преграды к воплощению человека и развоплощению продуктов его деятельности.

Правда, в особенности в сфере нравственности, но не исключительно в ней, сам творец в силу особой устроенности душевной деятельности ставит препятствия к развоплощению того, что создано. Мамардашвили писал, что человеку мешает понимать и видеть мир три вещи, – лень, страх и надежда23.

Отчуждение человека от людей идет собственно тем же путем, когда смысл, внесенный человеком в общую жизнь, не осваивается как таковой им самим же. Он отчужден от людей, отчужден от себя тем, что сам себе неизвестен. Смысл, созданный им, существует в мире, но неизвестен ему самому, не взят им в силу невключенности (по причине лени, страха или надежды) в саму жизнь. А может, по причине заторможенности, остановки на неких, субъективно значимых представлениях о себе, о людях, о мире.

Едчайшей иронией проникнута сцена из романа Набокова “Король, дама, валет”, где главный герой, Драйер,-человек, наделенный воображением, острым интересом к жизни, божественной легкостью в делах, после посещения музея преступлений, размышляет о том, каким нудным и бездарным человеком следует быть, чтобы променять все богатство, разнообразие и удовольствие жизни на совершение преступления. Ему кажется, что все люди, которых он встречает на улице, несут в своем облике некие черты убийц, фотографии которых он видел в музее. “И он почувствовал приятное облегчение, увидев, наконец, два совершенно человеческих, совершенно знакомых лица”24, а между тем, эти двое (его жена и его племянник, который еще и любовник жены) уже несколько месяцев упорно изыскивали способ убить его. В мире что-то меняется, меняется с твоим же участием, но не очевидно, не видно самому человеку. Человек чужд себе, созданному им в мире смыслу, потерян для себя.

И потому живет в мире симулякров, в мире однажды принятых суждений и мнений.

Человек оказывается отчужден от людей и в том случае, когда им чужд смысл его самореализации. Как это произошло с Сократом, Иисусом и многими, многими другими. С теми, кого уничтожали, убивали, изгоняли, а потом – прославляли и поклонялись.

3.4. Почему убивают праведников От западных морей до самых врат восточных Не многие умы от благ прямых и прочных Зло могут отличить… Александр Пушкин Почему убивают тех, Кто Знает Почему убивают тех, Кто Может знать Почему убивают тех, Кто Понимает Почему убивают тех, Кто Видит Почему убивают Верящих И почему их, убитых “тупой бессмысленной толпой”, эта же толпа возводит на пьедестал и делает объектом поклонения.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.