WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |

“Мгновение! О как прекрасно ты, повремени! Воплощены следы моих борений, И не сотрутся никогда они”. Ситуация дает возможность для многих интерпретаций, но нас интересует один ее аспект – личностное восприятие времени, ощущение человеком времени в своей судьбе.

Что, собственно, означает для человека эта попытка остановить мгновение И что это за время такое, которое хочется и которое, оказывается, можно остановить Почему у человека рождается такое странное желание, как рождается этот порыв, это личное, идущее из глубины души, восклицание Видимо, есть некие подсознательные, для самих людей неочевидные представления о том, что безличный ход времени, – смена дня и ночи, сезонов, лет, плавно текущих друг за другом, – вовсе не так безличен. Кроме того, проявление личного чувства по отношению ко времени свидетельствует о его большой личной значимости. Похоже, время играет в жизни человека особую роль. С ним, как мне представляется, возможен весь спектр личностных взаимоотношений: негодование, вражда, единение, приятие, неприятие и т. д.

Так с чем же человек вступает во взаимоотношения С безлично текущими часами или с чем-то иным В чем смысл Фаустова восклицания Ведь миллионы мгновений его жизни прошли, не вызвав желания их задержать, остановить, сохранить, прошли незамеченными, а этот момент выделен. Может, потому, что это было бы мгновение его величайшего счастья, рожденного осознанием смысла и сути своего пребывания на земле. В действиях строителей дамбы, вызванных его волей, он встретился с самим собой, но иным, воплощенным в объективном и благом ходе вещей. Иначе: увидел себя во внешнем мире, запечатленным в деянии созидания во благо всех.

Сама выделенность этого мгновения в жизни Фауста, как и наличие в жизни любого человека “особого мгновения”, свидетельствует, что человеческое время дискретно. Далеко не каждый момент времени, физически наличествующий в мире, действительно существует для человека. Но что это значит Ведь физическое время движется. Можно предположить, что в жизни человека есть время особого качества. И эта особость чрезвычайно важна для него, она несет в себе некие сущностно значимые характеристики, те, что относятся к надприродному духовному бытию человека.

Системообразующим началом духовной жизни личности выступает представление о смысле бытия, о смысле своей жизнедеятельности и, в связи с этим, о собственной ценности. “Ибо тайна человеческого бытия не в том, чтобы только жить, а в том, для чего жить”131. Время человека, в отличие от его безвременья, и есть время этого “схваченного” человеком смысла. То есть то самое мгновение, когда смысл становится выразим, зрим, очевиден. И останавливая время, Фауст утверждает открывшееся ему с предельной ясностью значение своего бытия на земле. Прекрасным оно оказалось именно потому, что мир принял его в себя в том его воплощении, которое останется на века.

Понятна его жажда задержать момент собственной вечности, воплощенности, осознать не только универсальность, но и творческую мощь и способность преобразовывать жизнь. В человеческом мире это мгновение бесценно, тогда как в мире физического времени оно ничем не выделено среди других.

Принципиальная открытость человека, целевая незаданность его существования не только рождает, но и постоянно актуализирует потребность в создании смысла своего бытия и воплощении его в действительность. Но смысл этот не есть некое волюнтаристское решение личности. В.Соловьев выдвинул идею о принудительной силе добра, где принуждение понимается не как внешнее давление, а как внутренне обязывающее человека стремление132. Но это субъективное стремление направлено к воплощению в жизнь объективно необходимого добра, добра, как бы уже ожидавшего возможности проявиться в действиях человека. Вот это проявление и рождает смысл индивидуального бытия. Переживается он человеком как ощущение (не как чувственное, но и как интеллектуальное) некоей “встроенности” своей жизни в общую жизнь человечества. Причем, это всегда имеет место в некоем конкретном воплощении, в какой угодно форме, когда мир вдруг “заговорит” или “ответит” человеку.

Так, герою романа Умберто Эко “Маятник Фуко” в такой ситуации “явно чувствовалось: в эту минуту он удерживает нить, приковывающую солнце”133.

Это момент, когда созданный человеком смысл приобретает насущно необходимое для всех значение. Смысл этот вечен и уже неизменен. Можно сказать иначе: это – мгновение, когда трансцендирование человеком себя в мир возвращается к нему в виде ценности, но уже не личного, а общечеловеческого порядка. Или когда внесенная индивидом в мир ценность сливается с ценностью человеческого добродеяния.

3.2. “Есть правда в слове, когда в нем тень” Человек не властен над духом, чтобы удержать дух, и нет власти у него над днем смерти, и нет избавления в этой борьбе, и не спасет нечестие нечестивого.

Екклесиаст Разными путями приходят люди к себе. На разных дорогах обретают (если обретают) себя, и по разному находят (если находят) себя как Другого. Ни один из этих путей не лучше и не хуже, каждый, также как и судьба, есть уникальное решение уникального человека. И путь предательства – один из них.

Как же это было… * * * И времени не стало. Тихий ангел прочертил по небу огненный след, и семь громов проговорили голосами своими. Омрачилось солнце, и налилась кровью луна. Упали звезды, и скрылось небо. Прежнее прошло, и некому было творить новое и дать от истока воды живой. Черная бездна разверзлась и поглотила книгу жизни. Все перестало существовать. И некому было пить вино ярости и гнева Бога Вседержителя, ибо не стало ни праведников, ни грешников, ни малых, ни великих. Так свидетельствовал о последнем часе мира Иоанн Богослов.

Все мы живем ожиданием этого последнего часа, когда разверзнется бездна и поглотит книгу жизни, в которой уже записано наше последнее слово, и определятся все смыслы “Всю ночь. как какой-то чудовищный плод, качался Иуда над Иерусалимом; и ветер поворачивал его то к городу лицом, то к пустыне... Но.

куда бы ни поворачивалось обезображенное смертью лицо. красные глаза, 134. Это Леонид Андреев – о налитые кровью... неотступно смотрели в небо” предателе Иуде Искариоте, когда времени последнего уже не стало.

В Священном Писании есть сюжет, странность которого не перестает удивлять, сколько бы о нем ни задумывался. Это история Иуды Искариота, одного из двенадцати учеников Христа, предавшего своего Учителя, а затем повесившегося. Эта загадка не единожды становилась предметом размышлений и мыслителей, и художников. В повести Л. Андреева “Иуда Искариот” Иуда представлен как человек, стремящийся мерзостью мерзость попрать, и тем очиститься от земной скверны. Есть эссе де Куинси “Иуда Искариот”. где предательство последнего трактуется как стремление подтолкнуть Христа к объявлению о своей Божественности, и тем самым поспособствовать поднять восстание своего народа против угнетателей.

Х. Л. Борхес не избежал соблазна поразмышлять над загадкой Иуды. В рассказе “Три версии предательства Иуды” от имени вымышленного персонажа Н.Рунеберга он дает три различных варианта понимания того, что представляет собой Иуда и каков смысл его предательства. В первой версии предполагается, что жертве Бога, пославшего Сына на муки и смерть во имя спасения всего человечества, должна соответствовать жертва людей: “в ответ на подобную жертву некий человек, представляющий всех людей, совершил равноценную жертву”, ибо “миропорядок внизу – зеркало миропорядка горнего; земные формы соответствуют формам небесным”135.

Во второй версии Иуда представлен как аскет, умерщвляющий свою душу, так как “он полагал, что блаженство, как и добро, – это атрибут божества и люди не вправе присваивать его себе”136. И третья, самая кощунственная, по признанию автора, – говорит о том. что Иудой, совершившим все свои мерзостные дела, стал сам Богочеловек. “Бог стал человеком полностью, но стал человеком вплоть до его низости, человеком вплоть до мерзости и бездны.

Чтобы спасти нас, он мог избрать любую судьбу из тех, что плетут сложную сеть истории... он избрал самую презренную судьбу: стал Иудой”137.

Все версии интересны, каждая дает возможность взглянуть на те давние события под новым углом зрения. Но ни одна из них темы не закрывает, и, видимо, сколько бы новых вариантов ни народилось, тема закрыта не будет. Уж больно притягательна и сложна загадка – вечная загадка человеческой души. И потому вновь и вновь возвращается мысль к ней. и хотя нет надежды на полное ее постижение, но всякий новый поворот дает возможность что-то еще понять в этой томящей душу тайне.

История Иуды ставит очень много вопросов. И первый – в чем.

собственно, состояло предательство В том. что Иуда указал на Христа Но Его и так все знали: Он открыто ходил по городу, учил. вступал в споры с фарисеями, помогал людям. Лжесвидетелем на суде Иуда не выступал. Никакой общей тайны не разглашал. И потом – зачем нужно было это предательство Смехотворность суммы, полученной за предательство, не позволяет предположить корыстный мотив. Но и деньги вернул. А потом и себя убил.

Довольно скупо повествует об этом Священное Писание. Что-то здесь не так.

Для чего-то иного была нужна эта история. Вот только для чего Действительно, для того. чтобы взять Христа. Иуда не был нужен. Христа знали. Но тем не менее этот “персонаж” присутствует. Его функциональная ненужность позволяет предположить, что он несет некую иную смысловую нагрузку. И этот смысл не выдумка. не досужий вымысел – Иуда не забыт, его имя стало нарицательным. Он более, чем кто-либо в этой истории, имеет право на рефрен булгаковского Пилата – “бессмертен, бессмертен”.

Оставим Иуду в стороне и спросим себя: “Кто предал Спасителя” Ответ очевиден – все. Его ученики, разбежавшиеся при виде стражников, оставившие Его одного и перед лицом разъяренной толпы, и на Голгофе, в самый Его трудный, смертный час. Трижды отрекся Петр (“на сем камне Я создам Церковь Мою”)138, отрекся весь народ иерусалимский, всем скопом; а за общей ответственностью (“кровь Его на нас и на детях наших”139 ) всегда стоит индивидуальная безответственность. Предан Он был всеми, но предателем нарекли одного – Иуду, И ведь он единственный, кто понес кару за содеянное.

Остальные же сохранили чистоту своих имен в веках.

Так зачем же был нужен Иуда, какой смысл вносит он в разыгравшуюся много веков назад трагедию Всеобщая низость свершившегося в городе Иерусалиме действа была стянута и вложена в этого человека. Иуда стал символом предательства, и вся его история воплотила в себе развернутую и доведенную до логического конца, предельно обнаженную для нас судьбу человека-предателя.

Почему люди совершают такое Что они предают и кого При каких особых условиях предательство становится возможным И действительно ли конец предателя всегда таков, каким он был в жизни Иуды Иуда был учеником Иисуса. Они вместе ходили по селениям своей бедной земли, он слушал проповеди Учителя, его притчи, видел, как Иисус разговаривал с людьми, как помогал им. И, надо думать, великая вера Его не укрылась от глаз Иуды. Он учился понимать, как и остальные одиннадцать, что такое искать “Царства Божия и правды Его”140 и что “Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине”141, “познаете истину, и истина сделает вас свободными”142. Конечно же, он любил Его.

любил как мог. В меру щедрости своей души.

Проповедь Иисуса была необычна, она открывала совершенно новый взгляд на человека. на его место и его дело в мире, на то. чему должно и чему не должно быть в этой жизни. Он говорил, что надо любить своих врагов (почему), что ценность человеческой жизни не в пользе (что было бы понятно), а в духе, то есть, в чем-то эфемерном, что нельзя никаким образом обнаружить и тем более, проверить. И даже более того, Он учил, что не закон, данный тебе хотя бы и Богом, не заповеданное правило должно стать руководителем твоей жизни, а свое собственное, продуманное и прочувствованное усмотрение. Не чужое, покоящееся на авторитете, подтвержденное всем строем привычного бытования, а рожденное человеком стремление жить по собственным законам в духе, а не только в слове Божией правды. Он говорил о потребности собственного свободного и милосердного действия. Нет образца, нет стандарта, нет закона, а есть задача воплощения себя самого как человека, свободно и самостоятельно, в добре и истине.

Иисуса, кроме Его двенадцати учеников, слушали многие. Но кто Его услышал Чья жизнь словами Иисуса была преобразована так, что истина и добро стали единственным, к чему человек стремится Кто из спасенных Им от смерти или боли людей вступился за Него, когда клеветали, истязали и убивали Учителя В чьем сердце живые слова Спасителя нашли приют и остались живыми и определяющими все его движения Можно предположить, что этим единственным был Иуда-предатель. Почему Что дает нам возможность решить. что “имеющим уши слышать”143 был этот проклятый в веках человек “Блаженны нищие духом”144. Но как оказаться в этой нищете (читай – простоте) духа Той святой простоте, что сразу и естественно дает понимание самых главных вещей в жизни. И это в мире. сотканном из противоречий, в мире, где зло и низость не исключение, а норма, где честность и открытость почитаются глупостью. Как в нем найти себя Иисус говорил: “Просите, и дано будет вам; ищите и найдете: стучите и отворят вам”145.

Иуда всем существом воспринял то, что говорил Спаситель: нужно состояться как человеку, а потому проповедь добра и милосердия, данная Учителем, должна войти в сердце человека, стать собственным душевным его движением, импульсивно определяющим его действия. Но к этому нужно прийти самому, и если нет в тебе святой простоты и чистоты ребенка, то путь этот долог и тяжел. Вся история Иуды – символический жест предательства, возвращение денег, самоубийство – и была тем путем, который он выбрал в попытке обрести себя, и на котором он себя потерял.

Жизнь мы получаем как дар. Случайный, может быть нелепый, но не от тебя зависящий. И сущностная потребность человека состоит в преобразовании этого дара таким образом, чтобы жизнь стала собственным творением.

Необретенность себя в самостоятельном свободном действии создает перманентную неуверенность своего, значимого хотя бы для себя, существования. Закономерно рождаются вопросы: чью жизнь я проживаю можно ли назвать это жизнью Иуда Искариот, ученик своего Учителя, восстает против пред-данности своего бытия, его легковесности и собственной необретенности.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.