WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 23 |

А между тем, потребность человека в человеке носит онтологический характер. И даже в состоянии постоянной неудовлетворенности характером общения с Другим, она постоянно продуцируется и выражается во все более острой форме.

На самом деле человек не может жить не без того, что необходимо, а без того, что излишне. Для благополучного существования другой человек вовсе не обязателен, в известной мере даже излишен. Тогда как состояние душевное без Другого терпит настоящее бедствие, ибо без него оно попросту невозможно.

Диалог, связность, причастность, единение, даже негативное бытие – как то:

вражда, ненависть и т. д. – возможны исключительно при наличии Другого. И все они, даже если мучительны, более необходимы человеку, чем их отсутствие.

Душа жива именно этим, в отсутствие этих отношений она чахнет, скукоживается, умирает. А с ней умирает и человек. М. М. Бахтин писал: “В отношении к человеку любовь, ненависть, жалость, умиление и вообще всякие эмоции всегда в той или иной степени диалогичны”40. А значит – взаимность собственно и есть тот базис, при котором человек ощущает себя человеком.

Человеку сущностно необходимо проявиться в мире в качестве человека, создаться в качестве человека, утвердиться в том, что он есть. Как чувствует себя человек, когда он не испытывает ничего из того, что дает диалог. Никак, ужасно. С ним никто не здоровается, не разговаривает, его никто не видит. И значит – его нет. Сухомлинский приводит случай из своей педагогической практики: у него в первый класс пришел ребенок, который плохо говорил, отставал в развитии от сверстников настолько, что стоял вопрос о переводе ребенка в специализированную школу. Выяснилось, что у мальчика были столь молчаливые родители, что они даже между собой почти не разговаривали, и, соответственно, не разговаривали с ребенком. И он не “раскрылся”. Когда же педагог специально стал проводить с ним много времени, разговаривать, то мальчик быстро двинулся по пути развития, “раскрытия” себя и вскоре догнал сверстников. Но человек всю свою жизнь обнаруживается в контакте с другими, находит себя в контакте с окружающими его людьми, в большей степени, конечно, во взаимодействии с интересующими его людьми, но даже и с далекими тоже. Ведь в самом деле “…сознание человека пробуждается, окутанное чужим сознанием”41.

Таким образом, Другой – это возможность самоактуализации. Самим фактом своего присутствия Другой “пробуждает” человека, рождает ответную реакцию, в которой человек сам и созидается. Он открывает себя для самого себя, выявляет некие структуры, знания, мысли, отношения, которых в себе не знал. Но они были, где-то дремали, с тем, чтобы в определенный момент выйти на свет. И только так можно с собой действительно познакомиться. Или говоря иначе, обрести себя самого.

Но возможность или невозможность самоактуализции, “пробуждения” человека в человеке Другим определена возможностями понимания людьми друг друга и себя. А это еще один ряд проблем не столько гносеологических, сколько аксиологических, в частности – нравственных.

ГЛАВА 2.

ПРОБЛЕМЫ ПОНИМАНИЯ ДРУГОГО «Величие человека измеряется величием тайн, которые его занимают или перед которыми он останавливается».

Морис Метерлинк 1. Проблематичность понимания 1.1. Понимание понимания Обыденное мышление связывает понимание со знанием. Знает, значит, понимает. А между тем, это весьма проблематично. В особенности, если речь идет не о точных науках, а о таких тонких материях, как ценности, нравственные воззрения, мировоззренческие принципы и т. д.

Одна и та же проблемная ситуации в человеческой жизни рождает отнюдь не единое мнение у заинтересованных людей, наделенных и всей полнотой информации и в равной мере способных к мыслительной деятельности. А. Ф.

Лосев полагал, что понимание не интеллектуальная деятельность. Он писал:

“Понимание даже не есть процесс чисто интеллектуальный, каковым, несомненно, является мышление”42.

Более того, М. К. Мамардашвили говорил, что понимание есть самопроизвольный акт человека. Никакое объяснение к пониманию привести не может, если не будет совершено усилие самого человека43. То есть, понимание зависит не единственно от способностей (разного рода) самого человека, но оно есть акт волевой. Кроме всего прочего должно быть еще и желание понять.

Встает вопрос, чем должна определяться ситуация, чтобы состоялся акт понимания Почему в ситуации спора о важнейших жизненных проблемах никак не достигается единство мнения его участников. Нередкую в таких случаях ссылку на особую зловредность оппонента мы отметаем с ходу в силу ее очевидной недобросовестности. Вопрос-то действительно серьезнный. Его разрешение дало бы возможность выявлять, некоторые преграды, стоящие между людьми и мешающие им жить. Ведь с непониманием человек сталкивается временами в самых неожиданных отношениях и с самыми неожиданными людьми. Казалось, – все так прекрасно, и вдруг – буквально разверзается пропасть. Оказывается, что единение вовсе не было таковым, и тонкая пленка иллюзии, разрываясь, обнаруживает, что люди находятся на разных краях глубочайшей пропасти и нет никаких возможностей навести мосты через нее. Пропасть ситуации непонимания обозначается по-разному:

1. Ты (вы) не понимаешь меня (нас).

2. Я (мы) не понимаю тебя (вас).

3. Я (мы) не понимаю, что происходит.

4. Он (они) не понимают, что происходит.

Третий и четвертый варианты, явно связанные с дефицитом информации, пока что не очень любопытны. Существенны первый и второй вариант. Они и наиболее интересны в плане взаимоотношений Я и Другого.

Как экзистенциальная ситуация выражение “Ты не понимаешь меня” может значить следующее:

а) Ты не понимаешь особенностей моего воззрения;

б) Ты не можешь почувствовать насколько это положение (оценка, ситуация, проблема, чувство) значимо для меня;

в) ты не понимаешь того, что я пытаюсь тебе объяснить.

Конечно, ситуация, обозначенная под литерой б) никогда не может быть сведена к пониманию уже в силу того, что Я и Другой занимают друг по отношению к другу принципиально разные позиции 44. А вот ситуации а) и в) способны к приведению в положение понимания. И говорят они, в общем, об одном: ты не понимаешь смысла. Примерно также раскрывается и ситуативный вариант под номером 2, он зеркален в отношении к ситуации под номером 1.

Итак, люди не понимают смысла в той или иной экзистенциальной ситуации. Вернее, понимают, но взаимно недовольны чужим взглядом, который, как им представляется, далек от истины.

Но тогда появляется еще один вопрос: что такое смысл А он естественно тянет за собой вопрос о смысле и истине. Ведь если ты не понимаешь, то что это значит для меня: то, что ты либо не способен понять, либо твое понимание ложно или абсурдно. Что содержательно значит – “неспособность” понять Во- первых, это может быть разность экзистенциального опыта, то есть отсутствуют лакуны понимания явлений такого рода. Причем разница принципиальная, так что нет ни единой точки пересечения. То, что не понимается – другое настолько, что оно даже не мыслится таковым. Или более точно, оно не может войти в смысловую структуру понимания человека. Во-вторых, разность экзистенциального опыта формирует различных по содержанию и структуре посредников. Но не только опыт участвует в этом формировании. Некая общая нравственная установка, которая берется на самом деле неизвестно откуда. Она ничем не детерминирована, а порождена самим человеком. Он ее источник, но не ее причина. А это, в свою очередь, обусловливает разность аксиоматических баз в сфере нравственности. В одной и той же ситуации видится принципиально различное, поскольку взгляд идет сквозь собственного посредника, и его установки как кристаллическая решетка перераспределяют информацию определенным образом, и это рождает определенный смысл, способный быть расшифрованным адекватно на базе такой же или близкой по содержанию аксиоматической установки или в контексте близкого по смыслу посредника.

Вот эта сама неспособность понять, в особенности, если она зафиксирована непонимающим, весьма эвристична для человека. Очень удачно понять, что не понимаешь, это дает большие возможности движения, развития, изменения.

А вот второе, когда понимание мыслится ложным или абсурдным–ставит проблему: какие основания определяют появление ложных выводов в твоем понимании (непонимании). И каким образом надо действовать, чтобы вскрыть (редуцировать до условий их породивших) эти ложные основания, вывести их на свет, затем добиться понимания их ложности, и уже затем, привести к правильному (истинному) пониманию ситуации. Попытаться разбить причинноследственную опосредующую связь и тем поставить человека в ситуацию активного критического переосмысления оснований собственного мировоззрения, смены их и принятия другой позиции, в связи с чем станет возможным адекватное понимание смысла, как истины. Это почти невыполнимо, в особенности, если исток активности находится вне человека.

Как экзистенциальная задача субъекта она возможна, но ее осуществление чрезвычайно трудно и мучительно. Подвигается на это люди обычно тем, что экзистенциалисты называют “пограничными ситуациями”. Возможно это не только в личной жизни. Подобное бывало даже в мировой истории. В Америке это случилось во время кризиса 1929–33 годов, когда народу был задан вопрос:

“Великая ли мы нация” С этого начался общий душевный перелом, позволивший преодолеть апатию, распространившуюся на фоне упадка экономики. То же произошло и в послевоенной Германии, принужденной самим ужасом того, что натворили, переосмыслить свои духовные установки и покаяться.

В процессе этого рассуждения возникли некоторые вопросы, касающиеся возможности понимания между Я и Другим (Другими).

1.Какого рода условия должны определять ситуацию, чтобы состоялся акт понимания 2.Чем заполняется пропасть непонимания 3. Что такое смысл 4. каковы отношения смысла и истины 5. Какого рода основания лежат в основе непонимания (неверного понимания смысла) Рассматривать их мы будем не в порядке появления, тут должна быть иная логика. Пожалуй, первым, с тем, чтобы было можно двигаться дальше, будет вопрос: что такое смысл 1.2. Что есть смысл При позитивистском подходе к деятельности действие имеет смысл, если оно целесообразно. В этом случае смысл задается извне четко поставленной целью. Но это самый поверхностный слой. Обладает ли смыслом действие, направленное на разрушение (а не осуществление) цели Если брать оппозицию действие-цель, то, конечно же, нет. Оно абсурдно. А если расширить контекст Может и обладает, и даже в отсутствие четко определенной цели. Люди ведь не механизмы, где каждое действие направлено на выполнение определенной задачи. И сама бесцельность абсурдного действия может иметь гораздо более значимый для человека смысл в контексте его, например, познания мира.

Стратегия провокации у Настасьи Филипповны из романа “Идиот” Ф.

Достоевского, или его же героини Грушеньки из “Братьев Карамазовых” была бесцельна по сути. Но экзистенциально она была более чем осмысленна и важна, ибо позволяла определить границы человеческого благородства окружающих людей. Или роман Дж. Фаулза “Волхв”, все содержание которого – бесконечная, временами издевательская провокация по отношению к главному герою книги. Его как слепого котенка проводят через массу мучительных и оскорбительных ситуаций, которые сами по себе никакого смысла не имеют, они абсурдны. Причем, как только он что-то вроде начинает понимать, так оказывается в еще более диком и мучительном состоянии. А между тем, вся эта жуткая игра была вовсе не бессмысленна и не пуста.

Главное, что было достигнуто, – раздвинуты рамки личности, и герой, в результате, прошел путь постижения тех истин, которые, правда, общеизвестны, но обычно никому таковыми не представляются. Уж во всяком случае, на них не стремятся опереться в своем обыденном существовании. Такая вот инициация была предпринята для того, чтобы человек смог принять то, что на самом деле просто и ясно, но, может быть, именно потому труднее всего дается человеку.

Жиль Делез начинает свою работу “Логика смысла” с определения последнего как “несуществующей реальности”45. Сразу же задается внутреннее противоречие понятия: смысл – это сущность, которая не существует. Разбирая выражение смысла в предложении, он приходит в утверждению, что “смысл – выраженное, в предложении – это бестелесная, сложная и не редуцируемая ни к чему сущность на поверхности вещей… При этом смысл обладает совершенно иной природой”46.

Смысл таинственен, “нельзя даже сказать существует ли смысл в ве-щах или в разуме. У него нет ни физического, ни ментального суще-ствования”47.

Когда произносят слово “смысл”, то сразу сталкиваются с двойственностью этого понятия. С одной стороны, смысл четко фиксируется в речи. Он как бы принадлежит речи человека, его высказываниям, оформленным грамматически. Предложение может содержать смысл, а может быть бессмысленным. С другой стороны, смысл вовсе не создается в речи, скорее речь более или менее адекватно старается перевести в вербальный или письменный план нечто самой речи как таковой не присущее. Это нечто есть некое содержание, имеющее место в реальности. Но действительность в самой себе смысла также не имеет. Он появляется только в “надбытии” (М. М.

Бахтин). В реальность смысл входит вместе с человеком.

Значит ли это, что человек его создает В общем, я полагаю, что это так.

Но, может быть, скорее бы подошло слово “выявляет”. Не в том понимании, что смысл присущ вещам и отношениям самим по себе, а человек вышелушивает его, как зерно из облепивших его оболочек. А в том, что выявляется смысл реальности, которую создает человек и которая без последнего немыслима. Эта реальность и есть то самое сформированное человеком надбытие. Задаваясь целями преображения среды для своего все более комфортного существования, человек формирует не только среду, понимаемую как место жизни и ее воспроизводства, но нечто большее, а именно – сферу овладения собой. Даже не овладения, а обретения человеком себя. Эта сфера возникает не в результате целенаправленного действия. А скорее сама собой в процессе позитивного преобразующего действия. Вот в ней-то в этом “надбытии”, через которое теперь может и должен быть понят мир, и возникает столь специфическое образование как смысл. Тот смысл, который тщится выразить человеческая речь, страдая при этом от того, что он никак до конца не проговаривается.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.