WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 43 |

Принцип утилитаризма, причем, в основном индивидуального, в свое время сыграл положительную, созидательную роль в становлении эффективных форм хозяйствования в западных странах. В советской действительности он не мог реализоваться в “грубой примитивной форме”, сводимой к достижению выгоды, пользы. Там, где он имел место в деятельности советского человека, он не развился и в форму "культурного цинизма" как способа "посредством которого человек пытается сохранить свои жизненные важные параметры, выживаемость, стабильность"2. Вместо утилитаризма эту функцию выполняли другие инструменты и институты.

В 60-70-е годы утилитаризму также нашлось место в системе мотивации труда. Именно на него начинают ориентироваться экономические реформы этого периода. Более того, как пишет А. Белоусов, советская индустриальная система в качестве ориентира социального развития в этот период берет западную модель общества потребления, что вступило в противоречие с системой "крас См. Г.С. Батищев, И.В. Ильенков, А.А. Хамидов. Указ. Соч.

См.: Массовый утилитаризм как импульс динамики общества //Общественные науки и современность. - 1998. - №6. - С.63.

ных смыслов"1, работавшей на первом этапе индустриальной модернизации - в 30-40-х годах.

Один из немногих аргументов против буржуазности советского строя, а именно, отсутствие рационализма, как индивидуальной установки на максимизацию полезности и прибыли, можно принять во внимание. Но при этом надо отметить наличие общественной рациональности в виде целеполагающей деятельности единого экономического центра, которая должна была компенсировать отсутствие индивидуальной рациональности. Не следует забывать также и об индивидуальной рациональности теневого предпринимателя.

Таким образом, можно предположить, что в обществе “реального социализма”, на разных этапах его развития были реализованы не социалистические идеи, а скорее буржуазные. В частности, история советской системы от первых пятилеток, вернее, даже от НЭПа, как ускоренного и сжатого во времени этапа развития простого товарного производства и первоначального накопления капитала, - до застойных 80-х годов, удивительно напоминает основные этапы становления и развития буржуазного способа производства. Среди атрибутов такового в советской системе не хватает правда, не многого, но важного - частной собственности как основы индивидуальной рациональности и капиталистического предпринимательства2, а также механизма свободного рыночного ценообразования. Что касается частной собственности, то она пробивала себе дорогу как в форме частного, в смысле, обособленного хозяйствования государственных же предприятий, так и в форме теневой экономики. Что касается отсутствия свободного рыночного ценообразования в советском "буржуазном" экономическом пространстве, то оно находит объяснение в соответствующих экономических категориях “экономики дефицита”3.

Начиная строительство социализма, его организаторы и инициаторы осознавали, что на этом пути их и общество ожидает много трудностей. В то же время, у них не было возможности (в том числе, политической) открыто признать главную проблему, суть которой в том, что нельзя решить социалистические задачи, не решив буржуазных. Для решения же тех и других задач необходим соответствующий субъект, который формируется исторически, проходя на своем пути все вехи освобождения, в том числе и буржуазные.

См.: Белоусов А. Становление советской индустриальной системы //Россия ХХI. - 2000. - №2-3.

Это может свидетельствовать о том, что в ядре этой системы социально-экономических отношений имели место только буржуазные формы, но не капиталистические.

См.: Корнаи Я. Дефицит. - М.: Наука, 1990.

Глава 6 Природа и функции субъектов трансформационной экономики 6.1 Характер и структура субъектов трансформационной экономики:

первоначальное определение Характер формирующейся в России экономической системы и природа ее субъектов зависят от многих предпосылок. Обозначим пока две из них. Первая заключается в том, на каком этапе человеческой истории находится российское общество. От этого будет зависеть (и зависит), какую модель, вернее, тип экономической системы мы в состоянии сформировать. Вторая важная предпосылка - чьи потребности, интересы, ценности, мотивы будут воплощены в тех формах хозяйственной деятельности, которые будут образовывать экономическую систему общества, точнее, кто, какие “социальные силы” или даже персоны формируют ее или будут формировать. Характер формирующейся системы и природа экономических субъектов, ее формирующих - две стороны одного и того же трансформационного процесса. Здесь определение экономических форм предполагает определение форм (структуры) экономических субъектов, и наоборот.

В этих условиях становится необходимым исследование проблем, связанных как с содержанием самих трансформационных, преобразовательных процессов, так и с их носителями - соответствующими субъектами, интересы, потребности и другие мотивы экономического поведения которых и образуют, по существу, содержание этих процессов. Причем исследование, да и эмпирическое наблюдение этих последних затруднено. И не только потому, что зачастую мотивы хозяйственной деятельности основных ее участников выступают в превратной, неадекватной неким “классическим образцам” форме. Проблема заключается также и в том, что произошло сужение сферы экономической мотивации у большинства членов общества, и даже исчезновение некоторых из рациональных, целеобразующих мотивов, например, интересов. В этих условиях придется исходить из “должного”, с одной стороны. А, с другой, - до анализа самой возможности в трансформационной экономике двух основных типов экономических субъектов - социально-экономических и функциональных, и выяснения степени их зрелости, придется оперировать, в том числе, нейтральными к конкретно-историческому контексту (а иногда и к экономике, поскольку будут использоваться социологические понятия), категориями. В той мере, в какой еще только формируются основные социальные классы1 и институты рыночно-капиталистической экономики в действие вступают такие эмпирические Экономисты и социологи подвергают категорию социальных классов критике и считают ее "неработающей", особенно в условиях “позднего” капитализма. См., например: Иноземцев В.Л. За пределами экономического общества: Научное издание. - М.: “Academia” - “Наука”, 1998. С.421-452.

Также: Морено Дж. Социометрия // Американская социологическая мысль: Тексты / Под ред. В.И.

Добренькова. - М.: Издание Международного Университета Бизнеса и Управления, 1996. - С. 257290. Но, в то же время, есть работы, в которых прослеживается значение данной категории в исследовании различных типов цивилизаций и типов социально-экономических систем. См.: Эйзенштадт Ш.

Указ. Соч.

образования как “группы интересов”1, “группы влияния”, “социальные силы”, “акторы”, а также “агенты”, “игроки”, “фигуры” и т.п.

Если отправляться от того, что у истории человечества есть своя логика, которая по сути представляет историю человеческой деятельности, то придется согласиться и с тем, что в этом процессе имеет место поступательность, кстати, не обязательно - необратимая. Как уже отмечалось, в качестве ступеней в движении общества можно выделить разные его формы и состояния. Для нашего исследования наиболее подходящими, являются ступени, определяемые целью или предметом человеческой деятельности, ее господствующей общественной формой и характером или природой ее субъекта.

Как мы пытались показать, необходимыми ступенями, как оказалось, являются все стадии натурального, товарного, посттоварного производства и формы, в которых индивид выступает в качестве субъекта деятельности и истории, которые находят выражение в отношениях личной, вещной и институциональной зависимости и свободной индивидуальности. Эта логика не всегда последовательно осуществляется. Но это не означает, что уровни человеческой деятельности и этапы, или ступени ее являются необязательными для любого общества. Историческая практика дает нам много примеров “перепрыгивания” через определенные ступени, смещения уровней, несовпадения их с этапами и т.д. Но это перепрыгивание приводит к тому, что не пройденные ступени все-таки восстанавливаются, а иногда и в превратных, по сравнению с “нормальными”2 для хода общественного развития, формах. Появляются такие явления, как “зигзаги”, “повороты” и “тупики истории”.

Прежние поколения российского общества не раз демонстрировали поПод “группами интересов” А.Е. Шаститко, например, понимает “совокупность агентов, которые характеризуются совпадением экономических интересов. Совпадение в данном случае означает заинтересованность каждого из участников группы в достижении соответствующих результатов” См.: Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.:

Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2002. - С. 509. Это понятие пришло из политологии, а в экономической теории используется в связи с положением государства в качестве экономического субъекта, в частности, с его перераспределительными функциями и “рентоориентированным поведением” других субъектов, в том числе и “групп интересов”. См. также: Перегудов С.П., Лапина Н.Ю., Семененко И.С. Группы интересов и российское государство. - М.: Эдиториал УРСС, 1999. Мы считаем, что понятие “группы интересов” в экономической теории отражает промежуточный характер процессов классообразования в трансформационной экономике. Группы интересов “замещают” собой не сложившихся еще субъектов формирующихся производственных отношений (в условиях формального разгосударствления).

“Ненормальными” эти общественные, в том числе хозяйственно-экономические формы могут выглядеть только с точки зрения представителей другого типа социума, в том числе того, который далеко “впереди” или наоборот, “позади”. С точки зрения данного общества, народа, национально-государственного образования все формы его социальной жизнедеятельности являются нормальными, ибо именно таким образом, такие формы его индивиды наследуют, создают, присваивают, воспроизводят (до поры до времени) и передают по наследству другим поколениям в преобразованном виде. Проблема “ненормальности” в данном случае, это вопрос адекватности, диалектичности самих хозяйственно-экономических форм, разных уровней, срезов, планов хозяйственной деятельности и разных сторон производственных отношений как друг другу, так и их субъектам. Критерием адекватности выступает здесь степень присвоения-освоения каждым индивидом универсальных, всеобщих определений человеческого бытия, не сводимых в отдельности ни к материальному благосостоянию, ни к духовным ценностям.

пытки восстановить те звенья исторического процесса на пути рыночнокапиталистической траектории развития, которые не были освоены или пройдены предыдущими поколениями своевременно, как это сделали страны первого эшелона капитализма. Россия показывает признаки догоняющеговосстанавливающего развития: растянутость или сжатость во времени отдельных этапов, дискретность, а также превратность форм, в которых реализуются цели человеческой деятельности, формы общественного производства, хозяйствования и сам субъект. Наша страна с упорной настойчивостью и в определенные, может быть, общемировые, т.е. сопряженные с логикой самой истории, моменты времени, вновь и вновь вынужденно возвращается к социальноэкономическим формам деятельности, не освоенным в прежние времена. Ставя цель - перепрыгнуть через какой-либо этап, уровень развития, "догнать" историю, мы всякий раз оказываемся отброшенными назад. Это обнаруживается появлением тех самых превратных форм, о которых уже говорилось ранее, в виде “крепостной промышленности”, “социалистической индустриализации”, “номенклатурного капитализма” и др. Одни формы хозяйственной деятельности накладываются, наслаиваются на другие, новые – сращиваются с, казалось бы, отжившими формами. В результате утрачивается определенность целей, форм, механизмов и субъектов развития, возникает ситуация дезориентированности, хаоса и кризиса.

В материи нынешней российской действительности имеет место множество форм хозяйственной жизни1. Однако, все многообразие хозяйственной деятельности в нынешней переходной экономической системе подчинено определенной системообразующей логике. Внешне кажется, что эта логика задана целями экономических реформ (или интересами реформаторов) конца 80-х начала 90-х годов или кризисом “реального социализма”2, неэффективностью государственной собственности и государственных регуляторов хозяйственной деятельности и необходимостью создания рыночных механизмов. На самом деПонятие многоукладности здесь вряд ли дает полное, и адекватное действительности, представление о сложном переплетении хозяйственно-экономических форм. Ее можно охарактеризовать с разных сторон, т.е. с точки зрения всех параметров, описывающих ту или иную модель социальноэкономической системы. С точки зрения формы присвоения условий и результатов производства можно выделить, в самом общем виде, совместную, частную, смешанную формы, каждая их которых представлена соответствующими разновидностями. С точки зрения способов координации хозяйственной деятельности различаются государственные, рыночные, корпоративные, традиционные, основанные на согласованности, т.е. планомерные регуляторы. С позиции характера соединения работника со средствами производства в российской действительности имеют место как экономическое, так и внеэкономическое принуждение, а также самозанятость и самоэксплуатация. С точки зрения технологического способа производства можно наблюдать все известные истории варианты: доиндустриальный, индустриальный, постиндустриальный. В силу "расстройства" дезорганизации общественной и хозяйственной жизни людей, в условиях слабости государственных, не сложившихся рыночных, локальности корпоративных регуляторов в экономике сформировались два сектора - формальный и неформальный, границы которых пронизывают насквозь другие секторы - частный и государственный, рыночный, до-рыночный и планомерный, корпоративный и сектор мелкого бизнеса.

См.: Радаев В.В. О социальных компромиссах и теневой экономике // Куда идет Россия.. Кризис институциональных систем: Век, десятилетие, год /Под общ. ред. Т.И. Заславской. - М.: Логос, 1999. - С. 206-214.

Или - буржуазного экономического строя советского типа.

ле логика формирования новых хозяйственных структур и форм в первую очередь задана исторической необходимостью восстановления не пройденных прежде этапов развития человеческого общества, в том числе всех стадий товарного производства и капитализма. На этом пути нас встречает целый ряд противоречий, от способов разрешения которых и зависит будущее российской экономической системы.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.