WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 43 |
Представители противоположных взглядов, например, национал-патриоты, уверены, что рыночные реформы и не пойдут, так как в российском обществе нет и не было традиций либерализма.

тур), так и институциональные субъекты разного уровня хозяйственноэкономической системы и самого “единого экономического центра” (государственные предприятия, министерства, ведомства).

Огосударствление, которое приобрело, как часто подчеркивается, тотальный характер, то есть пронизывало общество и экономику насквозь, по мере формирования всей новой системы отношений, меняло и природу, и форму этих отношений, подвергало их мутации1. Планомерность, как форма совместного, согласованного хозяйствования “на ходу” преобразовывалась, "мутировала" в централизованное, директивное планирование; распределение по труду - в уравнительное распределение; социалистическое хозяйствование "всем обществом" - в бесхозяйственность и в безынициативность большинства членов общества и т.д.

Можно еще и еще раз задаваться вопросом, почему именно государство и его институты стали основными хозяйствующими субъектами и к чему это привело. Ответы на эти вопросы не так очевидны, как может показаться. Однако, по мере развертывания индустриализации вширь и вглубь, в качестве субъектов, заполняющих пространство между индивидом-собственником и индивидом-работником, начинают выступать и другие "действующие лица". Среди них особое место занимают такие специфические для реального социализма субъекты, как трудовые коллективы, к которым можно отнести бригады коммунистического труда, общественные отделы контроля качества, позднее - хозрасчетные коллективы и других. Кроме этих коллективных субъектов, стали играть заметную роль в хозяйствовании и сформировавшиеся (по мере укрепления индустриальных технологий) социальные группы, различающиеся по их месту в системе общественного разделения труда: группы занятых организаторским и исполнительским трудом, умственным и физическим, квалифицированным и неквалифицированным. При этом, у каждой из этих социальных групп была своя роль и функции как в технологических процессах, так и в хозяйственной системе общества Получается, что процесс огосударствления имел своей оборотной стороной (особенно начиная с реформы середины 60-х годов) и разгосударствление, что и находило выражение в относительной множественности, все-таки огосударствленных, субъектов хозяйственной деятельности2. Процесс разгосударствления был менее интенсивным и заметным, - государство, передавая нижестоящим хозяйственным звеньям лишь функции условного распорядителя, продолжало выполнять функции суверенного распорядителя ресурсов и результатов производства3. Но при этом оно само не могло это делать достаточно эффективно, то есть владение ресурсами не совпадало с контролем за их использованием и перемещением в рамках народнохозяйственного целого. Кроме то См. подробнее: Бузгалин А. Мутантный капитализм как продукт полураспада мутантного социализма //Вопросы экономики. - 2000. - №6. - С.103-105.

Конечно, огосударствление экономических субъектов было более широким и глубоким, чем просто присвоение государством функции хозяйствующего субъекта.

См.: Очерки политической экономии социализма / Под ред. Академика Н.П. Федоренко. - М.: Наука, 1988. - С. 133-134.

го, следует вспомнить еще об одном субъекте хозяйственной деятельности, заполнявшим "разорванное" экономическое пространство "реального социализма". Таковым была фигура теневика, который пытался, в свою очередь, присвоить функции суверенного распорядителя, принадлежащие государству.

В экономической системе “реального социализма” “субъектность” индивида также принимала отчужденные, обезличенные и фетишизированные формы. Специфически овещненным индивид выступал в случае, когда его заместителем становились не только товары или деньги, но и продукты идеальной деятельности, например, плановые задания; а также “классические” институализированные формы (государство, организации и псевдорынки). Также мало, может быть, еще меньше, чем в развитом капиталистическом обществе, сам индивид выступал в качестве субъекта. В то время, как именно его непосредственное участие в общественном производстве в качестве направителя и организатора последнего и предполагалось в качестве существенной черты нового общественного организма.

В то же время, в обществах “реального социализма”, как и в развитых капиталистических странах, особенно позднего капитализма, появлялись формы, в которых интересы индивида были представлены наиболее выпукло1. Такими формами новой субъектности были трудовые коллективы и свободные ассоциации трудящихся2.

С точки зрения экономического субъекта логика у капитализма и социализма - разная. Как показывает развитие позднего капитализма, в ходе становления этой социально-экономической системы, субъектность как свойство индивида проходит ряд этапов: от овещнения и деперсонификации до институализации3, то есть, - до появления на экономической арене "коллективных действующих лиц". При этом индивидуальная, подлинная субъектность, положившая начало и, во многом определившая буржуазную форму производства, живет как бы подспудно в этих формах и выступает как побочный результат отчуждения, овещнения и институализации.

Теоретически социализм же (о нем можно судить пока лишь как о потенциальной форме общественного производства) начинается как раз с коллективного или совместно действующего субъекта (ассоциации), а, через развитие ассоциации, приходит к свободной индивидуальности. В условиях "реального социализма" имел место в основном один вид коллективного действующего субъекта - государство, многообразно представленный, в свою очередь, на разных уровнях хозяйствования своими ипостасями. Он и реализовывал свою логику, то есть развертывал все свои атрибуты и свойства в "реальном социализме", создав систему "по своему образу и подобию" - огосударствленную социально-экономическую систему.

Здесь речь не идет об индивидуальном предпринимательстве, как основной и исходной для классического капитализма форме субъектности.

См., например: Бузгалин А.В., Колганов А.И. Реализация общенародных интересов. М.:

Экономика, 1985; а также: Аузан А.А. Социалистическое самоуправление: политико-экономический аспект // Коммунист. 1986. - № 13.

Более подробно об этом см. главу 2 настоящей работы.

Эта система хорошо вписалась в историю и логику развития российского общества. Определить же более конкретные параметры или специфическое социально-экономическое содержание этой системы можно, взглянув на нее с точки зрения восстанавливающего развития, характерного для России1.

В силу ряда причин: внутреннего раскола российского общества (Н.

Бердяев), специфических механизмов решения проблемы напряженности между трансцендентным и мирским порядком (Ш. Эйзенштадт), реализации принципа "хромающих решений" российскими реформаторами (А. Ахиезер), а также других, о которых, в частности, речь шла в предыдушем изложении, российское общество на определенных этапах своего развития вынужденно возвращается к тем формам социально - экономической жизни, которые не были освоены им прежде, как это сделали народы идентичного с российской типа цивилизации - западно-европейского. Так произошло и с буржуазными формами производства, формирование которых, с одной стороны, растянулось в России на века (от Петра Первого до наших дней), а, с другой, - происходило скачкообразно и форсированно в определенные моменты времени. Здесь в качестве гипотезы можно предположить, что очередной попыткой реализовать буржуазный способ производства и было строительство социализма в нашей стране.

В этом смысле и характер российских революций начала XX века, включая Октябрьскую, и последующие за ней преобразования, во многом, если не в основном, имели буржуазное содержание, несмотря на провозглашенные цели и задачи.

Как отмечает, в частности, Ш. Эйзенштадт, в России были слабы запреты на занятия аристократией коммерческими делами (в отличие от Франции, например)2. Отсюда следует, что “третье” сословие, как движущая сила буржуазных революций на Западе, в России формировалось медленно: помещичьеаристократическое сословие, особенно в провинции, выполняло его функции.

Это обстоятельство сказалось на противоречивом характере наших буржуазных революций. В них русская аристократия, выполняя функции буржуазии в экономике, должна была выступать против себя самой в политической области, что невозможно по определению. Отсюда происходят, видимо, как неудачи Февральской революции 1917 года, так и необходимость развертывания Октябрьской революции “под знаменем" социализма.

Многие задачи развития человеческого общества и расширения пространства для свободного развития способностей индивида были решены в рамках западноевропейской цивилизации в ходе формирования предпосылок капитализма и самим капитализмом. Сюда можно отнести процессы классооб См. по этой проблеме: Булганина С.Н. Восстанавливающее развитие и его субъекты //Россия: Социальные силы и пути преодоления системного кризиса. Доклады и выступления. Под ред. А.В. Бузгалина. - М.: Экономическая демократия, 2000. -С.100-107; Ивлева Г.Ю. Спецификация прав собственности как основа восстанавливающего развития. Там же. - С. 217; ее же: Концепции общественного развития и идеология реформирования современной России //Современная Россия и социализм (опыт непредвзятой дискуссии) /Под ред. Ю.М. Осипова, Е.С. Зотовой. - М.: ИТРК, 2000. - С.310-322.

См.: Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций. /Пер. с англ. - М.: Аспект Пресс, 1999. - С.176.

разования, усиливающиеся в ходе углубления разделения труда, формирования новых профессиональных групп в период раннего капитализма, а особенно, в период индустриализации. Эти процессы имели большое значение для развития конкуренции экономических субъектов и формирования демократических институтов, так как служили предпосылкой "новых рынков", а значит - новых центров, противостоящих традиционному центру (центру власти) в обществе.

Это необходимо как для формирования классовой идентичности, сплоченности и солидарности и понимания индивидами собственных интересов, так и для развития отношений соперничества, конфликтов и движений протеста.

Буржуазный способ производства завершил процесс разделения бытия человека на частную и общественную жизнь, окончательно отделив производство, хозяйственную деятельность от семьи. Произошло обособление буржуазной (в то числе и пролетарской) семьи от экономики и политики. Индустриализация определяла и направляла эти процессы. Она обеспечила также отделение функций целеполагания и управления от производительного труда для большинства членов общества.

Обратившись к "реальному социализму", мы увидим, что "социалистическая" индустриализация решала аналогичные задачи. Именно в тот исторический период, а может быть впервые в истории, российское общество классово позицировалось, а миллионы людей осознали свою классовую принадлежность (со всеми как положительными моментами - более или менее артикулироваными классовыми требованиями, так и отрицательными - дискриминацией и репрессиями1). Так же, как и на Западе, индустриализация отделила крестьян от земли и земледелия, положив начало разрушению отношений личной зависимости. В западно-европейских странах процесс деархаизации повседневного бытия носил для большинства населения постепенный и глубокий характер, благодаря различным промежуточным формам, таким как батрачество, надомная промышленность и др. В российском, или вернее, советском обществе, он произошел почти одномоментно и поэтому носил поверхностный характер.

Можно обнаружить достаточно много свойств реального социализма, являющихся специфически буржуазными, а не только похожими на них. Причем речь не идет о технико-технологических основах производства, таких как распространение индустриального способа производства от промышленного ядра на периферию отраслевой структуры, или о его организационных формах - преобладание крупного производства с корпоративной (или псевдокорпоративной) структурой. Даже массовое развитие профессионального образования (ФЗО) или внедрение тейлоризма, как специфически буржуазной формы организации производства могут характеризовать, на первый взгляд, лишь техникоорганизационную сторону социалистического производства. Дело в том, что сами производственные или социально-экономические отношения носили во многом буржуазный характер. Об этом свидетельствует фактический статус индивида как наемного работника. Форма найма предполагала и заработную Радаев В.В. Экономическая социология. Курс лекций: Учеб. пособие. - М.: Аспект Пресс, 1998.

плату как специфически буржуазную форму дохода.

В сфере социально-экономических отношений для реального социализма характерен буржуазный же раскол между городом и деревней. Точнее, между городскими функциями городов и функциями деревни, продолжавшей оставаться по существу центром архаичной и средневековой культуры, отчасти, лишившись при этом добуржуазных хозяйственных функций.

Все приведенные выше формы социалистического хозяйствования и социальности можно было бы назвать именно "псевдобуржуазными" и, лишь, аналогичными так называемым буржуазным формам. Таким определением можно было бы ограничиться, если бы не было элементов буржуазности в мировоззрении советского человека. Конечно, в нем имели место архаичные и средневековые формы сознания. Да их и не могло не быть при "взрывном" характере перехода от земледелия к промышленному способу производства. Мировоззрению советского человека присущи и элементы тоталитарного сознания, однако, он также был привержен, как это ни странно, одновременно буржуазно-либеральным ценностям и социалистическим.

Многослойность мировоззрения - характерная черта любого известного ныне общества, включая и капиталистическое. Но в силу специфики российской истории, в сознании советского человека она приобрела гораздо более выраженную форму. Абстрагируясь от других пластов социалистического мировоззрения, отметим лишь элементы буржуазности в нем. Известно, что мотивация трудовой деятельности, в частности, советского человека, как выражение его социо-культурных ориентиров и нравственных, познавательных и религарных устремлений1, различалась в разные периоды социалистического строительства, но в ней всегда находилось место утилитаризму, как мировоззренческой установке Нового времени.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.