WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 43 |

Ю.М. Осипова, Е.С. Зотовой. - М., 1997. - С. 230. Дело в том, что, только определившись с характером “конечной модели общественно-экономического устройства”, можно ответить на вопросы "о целях и движущих силах реформы, о ее последствиях... о допустимой цене потерь, возникающих при ее проведении", а не наоборот. См.: Там же. - С. 229.

Бердяев Н.А. Русская идея. Судьба России. - М., 1997. - С. 6-7.

эпохами, относящиеся к разным уровням человеческого бытия1. Это приводит к появлению не просто переходных форм, а скорее полуформ или превратных форм2 и к дезориентации хозяйственной деятельности людей, что превращает самих индивидов, как носителей этих полуформ, - в “полусубъектов”3.

Мы вновь и вновь возвращаемся4 к некоей исходной точке либеральнобуржуазных преобразований и всякий раз начинаем с нуля - с некоторых форм первоначального накопления капитала, которое также всякий раз не завершаем, по крайней мере, одну из его сторон точно - процесс формирования свободного индивида, свободного от личной зависимости. О том, что это уже было в нашей истории если и вспоминаем, то не практически-созидательно, чтобы завершить (довершить) формы и отношения, не освоенные прежними поколениями, а скорее познавательно, как факт далекой истории.

Получается, что Россия демонстрирует скорее движение не по спирали, а по кругу5. И круг этот, в данном случае, есть буржуазный социум, не развернувшийся в линейную перспективу, как в странах Западной Европы и Северной Америки, во всех своих определениях и атрибутах (частной индивидуальной собственностью, капиталистическим воспроизводством, рыночным механизмом регулирования деятельности хозяйствующих субъектов, массовым потреблением благ и услуг - вплоть до социальных программ), а, превратившийся в клубок.

Исследования отечественной культуры Древней Руси и Средневековьяпоказывают, что на переломе этих двух эпох (ХVII век) происходят важнейшие изменения в мироотношении и миропонимании российского социума, сравниПодобное сосуществование хозяйственно-экономических форм, возникших и освоенных индивидами в прошлом, с формами, актуальными для более поздних поколений, характерно для любых типов социумов. Но там, как правило, эти формы и отношения оказываются завершенными и исчерпавшими себя в качестве всеобщих для прежнего типа социально-экономической системы и существование их в новой системе ограничено ее периферией. В качестве таковых могут быть названы рабовладение в период становления американского капитализма или различные формы самозанятости в ныне экономически развитых странах.

Здесь подходящими для подобных хозяйственных явлений будут также определения с приставками “псевдо” или “ квази”. Так, в пореформенной России, подчеркивает Р. Нуреев, “феодальная система земледелия использует капиталистические методы и псевдокапиталистические (курсив ной - С.Б.) формы для укрепления своего господства”. См.: Развитие капитализма в России - сто лет спустя....- С. 100.

Уместно будет (вслед за Р.М. Нуреевым) процитировать В.И. Ленина, который выразил сложность и диалектику “процесса” (развития капитализма в земледелии), отметив, что “... крупное отработочное хозяйство уступает место крупному капиталистическому не всегда “непосредственно”, а сплошь и рядом создавая слой полузависимых, полубатраков, полусобственников...” См.: Ленин В.И. Аграрная программа русской социал-демократии //Полн. Собр. Соч. - Т. 6. - С. 333.

С точки зрения метафоры, наши попытки такого восстанавливающего освоения - присвоения - создания можно представить, вспомнив фильмы “День сурка” и “Зеркало для героя”, где главные герои попадают в ситуацию остановившегося времени и ежедневно повторяющихся одних и тех же событий, из которой не могут найти выхода.

Известно, что время было циклическим, двигалось по кругу для архаичного человека, да и для человека средневекового феодального социума, в силу включенности его в природные процессы в своей материальной деятельности, вернее, своей материальной деятельностью. Мировоззрение российского социума в своем ядре еще содержит архетипы такого мировосприятия.

См.: Лихачев Д.С., Панченко А.М. “Смеховой мир” Древней Руси. - Л., 1976; Панченко А. О русской истории и культуре. - СПб., 2000.

мые по своему содержанию с изменениями в мировоззрении западноевропейских народов, а в целом идентичные им, происходившим в это же самое время. На некоторых положениях остановимся подробнее.

Для древнерусского православного мировоззрения, как отмечает А.М.

Панченко, был характерен “принцип эха”, в соответствии с которым “человеческое бытие... трактовалось...как эхо прошедшего, точнее, тех событий прошедшего, которые отождествлялись с вечностью”1. Согласно этому принципу все события церковной и мирской жизни являются эхом одного - главного события для православного человека - Воскресения Христова, которое еженедельно, ежегодно “обновлялось”. В древнерусском понимании “обновление” - это не “новаторство”, не преодоление традиции, не разрыв с нею.... Если рассматривать “обновление” как движение, то это движение не только вперед, но и вспять, постоянная оглядка на идеал, который находится в вечности и в прошлом, это попытка приблизиться к идеалу”2. Вот эти представления подверглись пересмотру и изменению в период перестройки древнерусской жизни.

Теперь “исторический акцент переместился с вечности на землю, с прошлого на будущее... В связи с этим естественно изменилось и отношение к настоящему. Если прежде настоящее воспринималось как эхо прошедшего, то теперь оно стало зародышем будущего. Понятие “обновления” приобрело тот смысл, который оно имеет и сейчас (в условиях господства мировоззрения Нового времени - С.Б.)”, становясь делом “рук человеческих”, накоплением нового, “того, что не делали и не сделали раньше”. Далее А. Панченко делает одно дополнение, имеющее существенное значение для логики развития российского социума, а именно: “Барочная “новизна” есть преодоление прошлого, а в русских условиях - полный и решительный с ним разрыв”3. Видимо, этот разрыв с прежними формами общественного бытия (своего и предыдущих поколений) явился результатом крайне выраженного раскола общества на “верхи” и “низы”4.

Одно из объяснений этого явления находим у Н. Бердяева, который подчеркивает: “Русские - раскольники, это глубокая черта нашего народного характера”, а сам характер раскола (речь идет о расколе XVII века) определяет как протест против “государственного абсолютизма и деспотизма” и “государственной церковности”5. Однако вопрос о формах проявления русского раскола не снимает проблему его причин и глубинной подоплеки. Все-таки это был перелом в древнерусском мировоззрении, когда по-другому увиделось противопоставление двух миров: посюстороннего и трансцендентного. Произошел подрыв “почвы” и начался поиск и формирование новой.

Можно предположить, что, в поисках вектора развития России и попытках идентифицировать социально-экономический строй, формирующийся у нас Панченко А. Указ. Соч. - С. 77.

Там же.

Там же.

В свою очередь, противопоставление и разрыв между верхами и низами социума логически и исторически связан с ранее обозначенным раздвоением человеческого бытия на трансцендентный и мирской порядки, сложившимся еще в архаичном социуме.

Бердяев Н.А. Указ. Соч. - С.11-12.

на протяжении нескольких веков, нам следует не противопоставлять этот строй западно-европейскому, остающемуся, по сути, буржуазно-капиталистическим, а выявлять особенности нашей буржуазности.

Российский капитализм имеет давнюю историю. Только “капиталистичность” эта особого, специфического свойства. Она обусловлена многими обстоятельствами, среди которых называются (и исследуются) природноклиматические, национально-этнические, культурно-исторические условия и факторы. В качестве предпосылки тех или иных социально-экономических процессов природно-климатичесие или природно-географичские факторы играют огромную роль, что никем не отрицается.

Однако, при условии, что социально-экономические, социо-культурные процессы принимают самовоспроизводящийся характер, природногеографический фактор утрачивает свое прежнее значение, а социо-культурный (культурно-исторический или институциональный) фактор развития общества становится преобладающим. Капитализм в России, существующий в тех или иных формах производства, устройства общественной и индивидуальной жизни, экономических и социальных структурах и институтах в течение более чем трех столетий, так и не стал самовоспроизводящимся процессом. Поэтому такое большое значение у нас и в практической деятельности, и в теории и идеологии придается как природно-географическому, климатическому фактору, так и национально-этническому, тесно связанному с первым. Возникает вопрос, как долго мы будем апеллировать к этим предпосылкам и факторам нашего хозяйственно - экономического и, в целом, социо-культурного развития, слабо пытаясь объяснить наши проблемы (в смысле - трудности) собственными противоречиями последнегоСпособ представлять наши проблемы и рассматривать перспективы нашего дальнейшего существования и развития, как лежащие в плоскости природно-географических и национально-этнических условий, предпосылок и факторов, можно трактовать в качестве методологического принципа, теоретического объяснения истории, логики и современного состояния российского соЗдесь представляет интерес одна из таких масштабных попыток, предпринятая А.С. Ахиезером. Ему удалось, на мой взгляд, описать под определенным углом зрения (скорее - либеральнобуржуазным, хотя самим автором последнее скорее не признается) реалии нашего общества как давнего, так и совсем недавнего прошлого, разработав для этого специальный категориальный аппарат.

Им верно схвачены наши давнишние, но так и нерешенные проблемы (раскол общественного и индивидуального сознания, повседневности и исторического процесса, слабость рефлексии как способа соединения мысли (слова) и дела, теории и практики и др.). Однако проблемы эти рассмотрены им вне конкретно-исторического контекста (не смотря на уже упоминавшуюся либерально-буржуазную позицию автора), в результате получается, что социо-культурное развитие индивида, как содержание мировой истории, сводится здесь к индивидуально- или коллективно-психологическому, невольно выдаваемому за социо-культурное. Впрочем, здесь нет возможности более подробно останавливаться на исследовании А.С. Ахиезера, хотя оно достойно тщательного анализа. См.: Ахиезер А.С. Россия:

критика исторического опыта (Социокультурная динамика России). - Т. I. От прошлого к будущему. - Т. II. Теория и методология. Словарь. - 2-е издание, переработанное и дополненное. - Новосибирск, 1998.

циума1. Проследим, каковы реальные и возможные результаты такого подхода.

В одной из работ2, (составитель сборника и автор предисловия О.А.Платонов), в которых делается акцент на национально-культурных особенностях и природно-географических факторах развития нашей хозяйственноэкономической деятельности, находим характеристику российского социума.

Здесь отмечены такие его черты, как “преобладание духовно-нравственных приоритетов жизни над материальными, культ добротолюбия и правдолюбия, нестяжательство, развитие самобытных коллективных форм демократии, воплотившихся в общине, артели...”3. Видимо мы наблюдаем попытку объяснить особенности нашего хозяйственно-экономического развития, исходя из духовно-нравственных, этических оснований и, подобно М. Веберу (он, как известно, попытался обосновать возможность капитализма только в пространстве западно-европейской цивилизации, где получила распространение протестантская этика), показать, почему у нас невозможен буржуазно-капиталистический строй.

Не подвергая сомнению те черты духовно-нравственного облика российского, русского народа, (впрочем, как и любого другого), о которых пишет, в частности, О.А. Платонов, остается, в целях нашего исследования, выяснить следующее. Во-первых, насколько верен сам тезис о формировании капиталистического хозяйственно-экономического строя под преобладающим влиянием определенных духовно-нравственных идеалов и ценностей4 Во-вторых, насколько правомерно ставить эти черты в один ряд Ведь некоторые из приведенных свойств этического облика русского человека (народа, социума), такие как “преобладание духовно-нравственных приоритетов над материальными”, “нестяжательство” и другие, о которых речь пойдет далее, представляют собой скорее черты мировоззрения, присущие людям в определенную историческую эпоху5, нежели национальные (в культурном или этническом смысле слова) черты какого-либо народа. Но как часто такое конкретно-историческое выдается за национально-культурное и даже за национально-этническое! Если высшим критерием для оценки хозяйственной системы “российской цивилизации” является “самодостаточность и самоудовлетворенность”, то тогда речь может идти и о западно-европейском и об азиатском феодальноСм., например: Кульков В.М. Национальный стиль экономической методологии (С.Н. Булгаков и современность) // Преодоление времени (по материалам международной научной конференции, посвященной творческому наследию С.Н. Булгакова) / Под ред. Ю.М. Осипова, В.М. Кулькова, Е.С. Зотовой. - М.: Изд. Моск. ун-та, ТЕИС, 1998. - С. 222-232; его же: Объективные основания российской модели экономики // Формироавние экономической системы России в координатах мирового развития.... - С. 49 - 53; Национальная экономика как объект экономической теории // Современная экономическая теория: проблемы разработки и преподавания... - С. 37-47.

Экономика русской цивилизации / Сост. О.А. Платонов. - М., 1995.

Там же. - С. 5.

Это, впрочем, является самостоятельной проблемой.

Именно в средневековую эпоху (имеется в виду западно-европейское средневековье) материальные, социально-экономические проблемы человека переводились в морально-нравственный и религиозный план. Также мыслилось, что “подлинная жизнь человека - это жизнь души, единение с Богом” См.: Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолствующего большинства. - М., 1990.

С. 27.

средневековом социуме, где имело место подобное хозяйственное устройство, (да и о более ранних - архаичного типа, социумах). Да и другие принципы функционирования “русской модели экономики”1, представляют собой принципы устройства хозяйственной жизни скорее архаичного и средневекового обществ, нежели специфически российско-русского.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.