WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 43 |

В этих концепциях авторы, в качестве ведущего аргумента в пользу преодоления капиталистической формы хозяйствования (которая сводится в данном случае к индустриальной экономике) и продвижения к новому устройству общества, выдвигают так называемые постматериалистические мотивы труда и деятельности человека. При этом авторы апеллируют к деятельности и поведению тех категорий наемных работников, предпринимателей, точнее, представителей капитала (весьма успешных в экономическом смысле), которые достигнув определенного, достаточно высокого уровня удовлетворения своих материальных потребностей руководствуются вышеупомянутыми постматериальными мотивами. Главным среди них провозглашается мотив творчества и са Новая постиндустриальная волна на Западе... - С. 249-291, 70-100.

мореализации. Но в той мере, в какой этот мотив “укладывается” в полезностно-стоимостное русло рыночно-буржуазных отношений (ибо человека продолжают “использовать”), говорить о принципиально новом обществе преждевременно.

“Субъектные” предпосылки становления неоэкономики в трансфорационной системе. В России сектор информационных производств имел свое начало, в свое время, но не получил импульса к дальнейшему развитию. “Движение” электронных технологий не сформировалось в законченный воспроизводственный цикл, а сами они не стали системообразующим ядром или ростками новой экономики.

В период трансформации социально-экономической системы происходит формирование, становление, восстановление не только рыночных форм, но и капиталистических, начиная, в том числе, и с некоторых раннекапиталистических явлений и процессов. Здесь возникает проблема “уживаемости”, сочетаемости неоэкономики с не достроенными рыночными и капиталистическими формами, с одной стороны, и с другой, - проблема конкуренции и сотрудничества интересов экономических субъектов, олицетворяющих эти противоречащие друг другу секторы общественного хозяйства. При этом, необходимо выяснить, кто эти субъекты, каков их социально-экономический характер, или природа, обусловленная природой самих трансформационных отношений, что будет сделано далее. Здесь же речь пойдет о “субъектных” предпосылках неоэкономики, исходя из имеющихся на сегодняшний день “работающих” или функционирующих хозяйственно-экономических форм, доставшихся в наследство от прежней системы или успевших сформироваться за период с начала трансформационных процессов.

Для российской экономики, продолжающей оставаться в состоянии если не кризиса, то стагнации, особенно актуальной является проблема создания сектора высоких технологий, в той степени, в которой он бы “взял на себя” функцию системообразующего ядра воспроизводственной структуры. Все наши чаяния в отношении наукоемких производств и предприятий наталкиваются на постоянно обсуждаемую проблему отсутствия инвестиций. Но хотелось бы подчеркнуть, что проблема неоэкономики для нас не сводится только к этому.

Следует также напомнить о той роли, которая в логике капиталистистического рыночного хозяйства, приведшей к современному ее высокотехнологичному состоянию, принадлежит индивиду как экономически активному субъекту, в том числе и в роли потребителя1. В системе стоимостно-полезностных отношеОдин из парадоксов информационного производства заключается в том, что, с одной стороны, производителем “нового знания”, информации, фундаментальных исследований, изобретений и вообще всех “знаковых средств к жизни” является человек, индивид, особенная личность, как “ансамбль общественных отношений”, с другой, - возможность реализации этих изобретений, превращение их в инновации, обусловлена, масштабами производства и капитала, наиболее адекватной формой которым служит крупная корпорация, то есть институт, как экономический субъект. Но с другой стороны, развитие инновацинно-информационного сектора в экономике развитых стран не было бы возможным без “давления спроса”. См.: Ван дер Вее. История мировой экономики. 1945 - 1990 (пер. с фр.). - М.: Наука, 1994. - С. 146-163. Также о роли потребителя в процессе становления и развития неоэкономики в странах Запада: Мясникова Л. Указ. Соч.

ний именно в потреблении индивид, как отмечал К. Маркс, наиболее всего адекватен сам себе, хотя со временем и эта сфера деятельности буржуазного человека подверглась отчуждению и институализации.

В свое время капитализм создал для себя соответствующую модель “мобилизации” ресурсов для собственного самовозрастания - модель общества массового потребления. Но как выясняется, не только для западных обществ, но и для нас проблема потребителя и потребительства остается актуальной.

Всякий раз, когда мы пытались решить проблему повышения жизненного уровня населения (эта попытка имела место в разные периоды российской истории), нам ни разу не удалось довести дело до конца, то есть поднять уровень благосостояния большинства населения до стандартов, соответствующих нашему собственному уровню производительных сил и производительности труда. Как во времена реформ Столыпина, так и в период “реального социализма” нам не удалось увеличить долю заработной платы во вновь созданной стоимости до уровня, соответствующего стоимости рабочей силы1. Даже в настоящее время, когда становится ясно, что без повышения жизненного уровня большинства населения экономические реформы становятся не просто невозможными, а бессмысленными, мы также, несмотря на опережающий рост реальных доходов по сравнению с производительностью труда, имеем заработную плату ниже “положенного” экономическими законами.

Это происходит в то время, когда переоценить значение материальных стимулов невозможно, ибо ничего другого в качестве мотива трудовой и хозяйственной деятельности для большинства никто сейчас не может предложить2.

Так что, требования хотя бы заработной платы, которую “заработали” в соответствии с логикой строящейся рыночной капиталистической экономики, т.е.

по стоимости рабочей силы, а не только по рыночной ставке заработной платы, так как именно на этом рынке рыночных отношений еще нет (господство именно в этой сфере отношений личной зависимости феодального типа), носят вполне объективный, а не идеолого-политический характер.

Только в случае заметного роста реальной заработной платы большинства лиц наемного труда (речь должна идти именно о реальной зарплате, а не о реальных доходах) в экономике может появиться проблема потребителя как важной фигуры капиталистического производства в той мере, в которой потребитель является и субъектом сбережений3. Для российской социальноэкономической системы проблема потребителя важна и с точки зрения струкКак известно, без четкого разграничения необходимого и прибавочного продукта невозможно само капиталистическое производство.

В отличие от времени так называемого “Красного проекта”. См.: Белоусов А.Р. Становление советской индустриальной системы // Россия XXI. - 2000. - № 1. - С. 31. Здесь представляют интерес и могут вызвать возможную полемику аргументы А.В. Бузгалина об одновременном формировании как материальных, вещных потребностей, так и “потребностей в творческой деятельности” в процессе становления у нас сектора неоэкономики. См.: Формирование российской модели рыночной экономики: противоречия и перспективы: Междунар. науч. конф. “Ломоносовские чтения”: 24-26 апреля 2002 г.: Материалы для обсуждения / Отв. за вып. К.А. Хубиев. - М.: МАКС Пресс, 2002. - С. 25-33.

Вернее, субъектом сбережений является “домашнее хозяйство”. Оно же - и субъект потребления.

туры экономики. А вопрос о структуре и структурных сдвигах - это вопросы нашего будущего. Здесь не следует сводить проблему и к известной макроэкономической зависимости роста производства от платежеспособного спроса общества. Впрочем, и эта зависимость не реализуется в силу слабости последнего.

Специфика нашей экономической структуры и динамики, как известно, заключена и в ее отягощенности отраслями с базовыми технологиями индустриального типа периода экстенсивной индустриализации, в рассогласовании между отдельными секторами экономики с точки зрения распределения между ними так называемых качественных и массовых ресурсов 1.

Парадокс нашей экономической структуры в том, что качественные ресурсы (наиболее квалифицированные работники, предпринимательский потенциал, финансовые ресурсы, может быть, за исключением новых технологий) стягиваются в отрасли именно с базовыми технологиями - ТЭК и секторы первичной переработки. В то время как массовые, т.е. менее производительные ресурсы сосредоточены в отраслях промежуточного сектора, например, в машиностроение, легкую промышленность. Таким образом, когда дело доходит до отраслей, где по определению новые технологии выступают как локомотив экономики и ее технологическое ядро, то им достаются лишь “крохи”.

Но парадокс заключается и в том, что вытащить структуру нашей экономики на другой уровень могут не только, вернее не столько приток финансовых ресурсов или инвестиций, сколько создание в обществе и экономике атмосферы заинтересованности2. Экономическими субъектами, способными обеспечить переход к новому технологическому уровню выступают капиталистыпредприниматели и потребители. Здесь можно согласиться с Л. фон Мизесом, который считает главной фигурой рыночной капиталистической экономики именно потребителя. Но, в то же время следует иметь в виду, что такая роль потребителя, способного подтянуть структуру общественного производства в направлении новой экономики и новой технологии лишь исторически конкретна и определенна. Она обусловлена тем этапом становления капитализма, на котором мы находимся, не более того. Получается, что для восстановления капиталистического рыночного хозяйствования необходимо восстановить, в нашем случае, а где-то и создать заново соответствующих субъектов, и потребителя - покупателя, в том числе. В той мере, в которой большинство потребителей - это лица наемного труда, значит - восстановить или создать капиталистического работника.

А что на другом полюсе Как быть с предпринимателем - капиталистом и частно-индивидуальным предпринимателем Ведь логика современного западного капитализма приводит к исчезновению именно индивидуального предпринимательства и фигуры предпринимателя в качестве основного и исходного экономического субъекта рыночно-капиталистического хозяйствования (в силу См.: Яременко Ю.В. Структурные изменения в социалистической экономике. - М., 1981. - С.

64, 72.

Здесь пока не ставится вопрос об адекватности интересов различных типов хозяйствующих субъектов их социально-экономическому положению в формирующейся экономической системе и своим потребностям.

диффузии собственности и институциализации хозяйственной деятельности).

Особенно наглядно это проявляется в эпоху формирования неоэкономики.

В наших условиях нам предстоит определенное движение вспять: без формирования индивидуальной экономической активности и ответственности за издержки и доходы со стороны большинства членов общества невозможно и структуру экономики сделать такую, которая отвечала бы современным производительным силам, нашим потребностям и амбициям. Невозможно также решить и другие экономические и так называемые социальные проблемы.

В нашей ситуации потребности и потребление могут стать импульсом для производства и экономической динамики в большей степени, чем в западной экономике. Потребности известны и практически сформированы не только открытием нашего общества в конце 80-х годов (здесь речь может идти о потребностях в отдельных товарах и услугах, которые нам не были известны или были недоступны), но и нашим предшествующим развитием, в котором сформировались элементы мировоззрения Нового времени. Характерным для буржуазного социума измерением человека и его отношений являются рациональность как индивидуальное целеполагание деятельности и полезностноутилитарное отношение к миру. В своей недавней истории мы, несмотря на идеалы социализма, в повседневной жизни были носителями этих атрибутов, на первый взгляд, лишь западно-европейского мировоззрения. Правда, "полезностно-утилитарное" и "рациональное" в нашем бытии не стали принципами хозяйствования.

В течение социально - экономических преобразований последних десяти лет, мы вполне открыто ориентируемся на принципы полезности и выгодности.

Хотя социологи и психологи при анализе результатов массовых опросов населения отмечают нерациональное отношение к условиям своей жизнедеятельности и, в том числе, хозяйственно-экономической, это нерациональное вполне можно объяснить. Во-первых, времени с момента “открытия” нашего общества и открытого же присвоения этого мотива прошло очень мало. Во-вторых, сферы для проявления большинством этого мотива сужены сохраняющимися отношениями личной зависимости, в разных их формах, и глубоким кризисом экономики.

Глава 5 Трансформация экономических субъектов: исторические и логические предпосылки формирования переходных производственных отношений 5.1 Становление экономических субъектов в истории и логике российского капитализма Прежде чем говорить об особенностях персонификации производственных отношений трансформационной экономики и ее противоречиях, необходимо выяснить социально-экономический характер и основное содержание этих отношений. Вернее, в самом характере производственных отношений современного российского социума, в основных его хозяйственно-экономических формах и заключаются особенности их персонификации или олицетворения. В свою очередь, и характер и содержание этих отношений являются продуктом прежнего исторического развития российского социума и хозяйственноэкономической системы. Здесь как раз мы наблюдаем тот самый случай, когда “прошлое имеет” особо важное “значение”.

Однако “полная и окончательная” идентификация общественной формы производства, формирующейся в трансформационный период, невозможна по одной причине: историческое время, прошедшее с начала преобразований, недостаточно для каких-то определений, тем более, однозначных. Речь идет не о дефинициях, а о взращивании, вырастании, формировании хозяйственноэкономических отношений и структур. Если только не предположить, что процессы и явления, подлежащие идентификации, начались не 10-15 лет тому назад, а происходят, в частности, в нашем государстве не одно столетие.

В той или иной степени однозначное определение1 направленности или “вектора” развития2, господствующей формы общественного производства или способа производства, складывающихся в трансформационный период и "схватить" в экономических категориях хозяйственную реальность и является научной проблемой.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.