WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 43 |

Этот товар может быть “приравненным” к дару природы и поэтому цена этого товара, цена знаний не есть ли иррациональная форма цены, аналогично цене земли, цене ссудного капитала или цене труда (рабочей силы). Все известные прежде иррациональные формы цены служили для оценки товаров, не являющихся овеществленным трудом человека. Это означает, что отношения между покупателем и продавцом земли, денег или ссудного капитала, труда являются стоимостными потому, что эти субъекты, выступая здесь лишь как представители своих товаров, остаются безразличными друг к другу, независимыми, обособленными индивидами, единственной формой связи между, которыми выступает стоимость, а рынок - единственный механизм, который эту связь обеспечивает.

Существование иррациональной формы цены может говорить о том, что стоимость не должна сводиться только к овеществленным в товаре затратам общественно- необходимого труда. В таком понимании стоимости (вернее ее величины) мы находим скорее ее внешнюю форму проявления в виде непосредственно наблюдаемых в процессе хозяйствования затрат на производство товара. И здесь трудно переоценить теорию стоимости Маркса, в которой мы находим объяснение тому, почему в определенных исторических условиях эти затраты выступают как стоимость. Однако другая сторона стоимости (если Напомним, что под идеальным, здесь понимается явление, для которого характерно такое отношение материальных объектов (не обязательно вещно-вещественных) в котором эти объекты выступают не столько сами по себе, сколько как представители другого материального объекта, явления, процесса. Подробнее об этой проблеме: Э.В. Ильенков. Проблема идеального //Вопросы философии. - 1979. - № 6,7.

Инновационная экономика / Под общей редакцией А.А. Дынкина и Н.И. Ивановой. - М., 2001. - С. 43.

Там же. - С. 42.

Косвенную попытку обозначить природу стоимости, как информационную мы находим, в частности, у Р.И. Цвылева, который отмечает, что “сущностью морального износа в отличие от физического износа является процесс устаревания информации, овеществленной в физических элементах производственного процесса” См.: Цвылев Р.И. Постиндустриальное развитие. Уроки для России. - М., 1996. - С. 34. Ведь известно, что износ в экономическом смысле означает потерю стоимости.

можно так сказать), определяемая именно особым, специфическим общественным характером труда, создающего товар, часто от нас ускользает, поскольку относится к разряду не материально-вещественно-вещных (или чувственно воспринимаемых) явлений, а к разряду идеального в человеческой деятельности. Речь идет о стоимости как отношении между обособленными, независимыми, безразличными друг к другу и обезличенными индивидами в условиях, когда труд каждого из них расщеплен на частный и общественный, а внутри самого индивида сохраняется его “родовое” противоречие между его частной и общественной жизнью. Общение между людьми опосредовано не только материальными предметами и продуктами человеческой деятельности, но и другими их “представителями” и “заместителями”1. Стоимость и все стоимостные категории и относятся к разряду таких заместителей.

Но вернемся к товару-знанию. Определение цены интеллектуального товара как иррациональной недостаточно для выяснения природы этого товара.

Остается также выяснить, в каком качестве сохраняется при этом стоимость.

Вернее, насколько она сохраняет свое прежнее качество - выражать обезличенность отношений хозяйствующих субъектов. Здесь следует сделать оговорку: в той мере, в которой сохраняется производство (собственно вещное или информационное) обособленными экономическими единицами, сохраняется и стоимость в прежнем своем качестве. И не только как форма затрат общественнонеобходимого труда, но и как форма связи между обезличенными товаропроизводителями. Именно обезличенными, но не в смысле неизвестными или лишенными “лица” или имени предприятиями и фирмами, работающими на неизвестный рынок. С этим дело обстоит как раз наоборот: на первый взгляд, очень известные производители работают на довольно известный рынок, что обнаруживается не только в доминировании производства на заказ, по длительным хозяйственным договорам, прямым связям и пр. в создании продукта с заранее заданными свойствами для конкретного потребителя, в сетевом маркетинге, в торговле через Интернет, но и в институте брэндинга.

Отношения между товаропроизводителями при этом выступают как обезличенные в том смысле, что индивид как основное действующее лицо в большинстве социально-экономических отношений таковым теперь не является. В силу ряда причин он (как уже было отмечено ранее) продолжает быть в своих связях с другими индивидами не столько самим собой, сколько представителем, функцией вещей и институтов2. И это происходит равно в той мере, в какой стоимость и другие “стоимостные” категории выступают заместителями самих индивидов.

Таким образом, стоимость сохраняет свое значение в неоэкономике не столько как затраты труда, “овеществленные”, воплощенные в товаре-знании, В такой (исторической) ситуации индивиды по отношению друг к другу есть лишь знаки, носители, представители.

Подробнее об отношениях репрезентативности и представительства см.: Булганина С.Н.

Проблема субъекта хозяйственной деятельности в неоэкономике // Экономическая теория на пороге XXI века - 5: Неоэкономика/Под ред. Ю.М. Осипова, В.Г. Белолипецкого, Е.С. Зотовой. - М., 2001. - С. 289-297; а также: п.2.1 данной работы.

сколько как форма деятельности индивидов, овещненная, отчужденная в любой вещи (товаре, знаке, знании, информации), делающая отношения индивидов обезличенными, так как вместо них в дело вступают другие “лица” - структуры и организации. По отношению же к ним индивид - лишь их функция и представитель. Среди этих структур, организаций и институтов одни также замещаются другими1.

Что касается воплощения затрат труда, то оно скорее может иметь место только в материально-вещно-вещественном носителе информации-знания (от печатных и электронных текстов до широкого круга материальновещественных предметов). Но это уже другой продукт другого труда. Непосредственно же само знание - “чистая деятельность”, живой процесс, но не столько овеществления, сколько опредмечивания-распредмечивания. Согласно Г.С. Батищеву, опредмечивание и распредмечивание и есть общение между людьми, или форма деятельности (производства, обмена) посредством предмета, ни от кого не отчужденного, по определению доступного каждому. Знание как “живой процесс” общения одновременно представляет собой и продукт материально-идеальной деятельности индивидов, но, попадая в сферу использования-потребления становится ресурсом, но, в рассматриваемых условиях, - ресурсом не для всех.

Таким образом, идеи, знания, информация, знаковые средства к жизни также представляют собой продукты деятельности человека, прежде существовавшие как элементы живого процесса труда или деятельности в виде функций целеполагания, выбора средств, самоконтроля, опредмечивания, распредмечивания. Они "образовывали" духовную составляющую материальной деятельности человека или умственного труда, в отличие от материально-вещественноэнергетической их составляющей - затрат нервной и физической энергии, или энергетической, механической и других функций человека, которые характеризуются понятием “физический труд”. Если в вещах-товарах воплощается, опредмечивается - овеществляется преимущественно физический труд, то в знаках-товарах - умственный, интеллектуальный труд и даже духовная деятельность человека превращается в субстанцию (первопричину) стоимости2.

Так, вместо государства или частного индивидуального предпринимателя в области финансирования инноваций доминируют венчурные фирмы и фонды.

Сохранение стоимости в новой экономике подтверждается также “войной стандартов” или ”доминирующих принципов” на основе которых хозяйствующие субъекты действуют в производстве и на рынке. “Сетевая организация множества участников возможна благодаря тому, что все они используют некий единый, базовый принцип взаимодействия” (Инновационная экономика... - С. 49.).

При этом получается, что новый продукт - это новый доминирующий мировой стандарт, что естественно обеспечивает фирме, его предложившей монопольное положение на глобальных рынках. Положение о доминирующем принципе взаимодействия - это еще один признак сохранения стоимостных отношений. Если в этих отношениях главное - это произвести стоимость, как обезличенную связь, то здесь производство единого для всех стандарта - базового принципа, которому подчиняется производство не только товаров и услуг, но и поведение потребителя и деятельность человека в широком смысле слова и будет означать воспроизведение такой обезличенной связи. В то время, как во "до-стоимостных" или “постстоимостных” отношениях - главное это отсутствие чего бы то ни было унифицирующего, сводящего все многообразие человеческой личности и общения к чему-то единому и одностороннему, с точки зрения многообразия связей и отношений человека с Универсумом.

Другой стороной проблемы сохранения стоимости в неоэкономике является проблема субъекта стоимости или его заместителей. В классическом капитализме стоимость и капитал выступают, т.е. представляются как самодостаточные, саморазвивающиеся субъекты. Насколько в новой экономике они сохраняют свою “субъектоподобность” или "субъектообразность" Здесь проблема выходит на уровень функционирования рынка и его механизмов. В той мере, в которой происходит освоение рыночного механизма действительными участниками экономики и присвоения ими функций регулирования, координации спроса и предложения, выработки критериев оптимального использования ресурсов, замещения и др., можно говорить об утрате рыночным механизмом соответствующих функций (о “необратимых процессах в рыночном механизме”1) и исчезновении стоимости.

Рассмотрение социально-экономической природы знаковых средств, информации как товара было бы не полным, если бы мы не выяснили роль полезности в отношениях между людьми в новой экономике. Сделаем несколько предварительных замечаний.

Категория полезности в экономической теории имеет двоякое значение.

В первом случае она характеризует свойства товара как потребительной стоимости и сводится к способности удовлетворять какую-либо потребность человека. Во втором случае речь идет о полезности как ключевом моменте буржуазно-капиталистического мировоззрения, хотя и характеризующем общий тон миропонимания человека буржуазной эпохи2, но особенно ярко проявляющемся именно в экономической его деятельности, где она становится принципом хозяйствования. В исследованиях по общественным наукам это миропонимание получило название утилитаризма.

Как представляется, выделение этих двух сторон полезности можно было бы дополнить третьей, когда полезность рассматривается как такая характеристика товара, в которой все-таки обнаруживается индивидуализированное или личностное отношение индивида к другим людям, но не непосредственное, а опосредованное товаром как продуктом конкретного, полезного труда, заведомо предназначенного для других. Через отношение к товару как к полезной вещи, хотя и предназначенной для удовлетворения общественной потребности, индивид и к другим индивидам относится полезностно, утилитарно, так как отчужден и обособлен от них. Происходит перевертывание отношений и возникает “эффект замещения”. Товар замещает непосредственные отношения людей и перестает быть посредником в бесконечном процессе взаимного их движения навстречу друг другу (Г. Батищев).

Такое качество полезности (выражать “индивидуализированное”3 отношение к другим участникам общественного производства) противостоит другой См.: Пороховский А.А. Новая экономика: Американский вызов //США - Канада.. - 2001. - № 6. - С.3. Здесь грань между субъектностью индивида и “субъктностью” рыночного механизма остается подвижной: хотя в новой экономике “резко повышается роль человека, его знаний и навыков, его способности к нестандартным решениям” (там же. - С. 10.), тем не менее, он остается в этой системе лишь ресурсом.

См.: Хамидов А. А. Категории и культура... - С. 154-163.

Все-таки, скорее “квазииндивидуализированное”, в силу вышеобозначенных причин.

стороне товара - стоимости, в которой воплощена обезличенность связей индивида с другими людьми. В ней проявляется абстрактность и односторонность его самого. В этой абстрактности и односторонности, обособленности и полезностном отношении к другим и состоит его (индивида) специфическая общественность.

Можно сказать, что новый товар - знание или информация - не только сохраняет эти черты (стоимость и полезность), но и является воплощением вышеобозначенных отношений и представителем их персонификаторовносителей. А это означает, что современные хозяйствующие субъекты (те, которые причастны к новой экономике) являются “буржуазными лицами”.

Таким образом, неоэкономика представляет собой в социальноэкономическом смысле позднекапиталистическую форму отношений между людьми. Хотя для неоэкономики и характерно преобладание или доминирование производства знаковых форм и "средств к жизни", но производство это происходит в рамках и посредством стоимости и полезности. При этом, вопреки устоявшейся точке зрения, что информация - это новый вид ресурса, что и отличает неоэкономику от предшествующих форм и этапов хозяйствования внутри капитализма или от “старой”, индустриальной экономики, будет более точным сказать, что информация или знаковые средства к жизни, в первую очередь есть особый продукт деятельности человека. Основным же ресурсом производства этого особого продукта выступает сам человек и его способности, что и нашло наиболее адекватное выражение в такой категории как “человеческий капитал”.

В соответствии с теорией основных этапов развития человеческого производства, о которой мы уже говорили, и смены приоритетов в социальноэкономическом развитии тот вид ресурса, который доминировал в предшествующий период, на данном этапе становится основной целью производства и основным видом продукта. Таким образом, будучи в настоящее время основным ресурсом, человек и его способности на следующем этапе истории должны стать основной целью общественного производства. Именно эта логика развития производственной деятельности и послужила основой для “забегания" вперед в постиндустриальных теориях (Р. Инглегарт, П. Дракер и др.)1, а также в постэкономической теории В. Иноземцева.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.