WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 43 |

В ходе исторического развития капитализма частные экономические интересы и ответственность индивида, “полученные”, вернее, присвоенные им, подверглись трансформации. Это произошло в процессе переструктуризации социальных сил и субъектов и перераспределения между ними условий и результатов производства в соответствии с новым мироустройством - разделением теперь уже повседневного бытия людей на центр и периферию. Во-первых, "рациональное", как способ деятельности, сознательно подчиняемой индивидуальному целеполаганию, уже перестает быть достоянием большинства, массового индивида в основных сферах его бытия. При этом, самим "рациональным" утрачивается статус основного принципа хозяйствования (как принципа оптимального использования ограниченных ресурсов). Индивид оттесняется из сферы принятия решений в сферу домашнего хозяйства. Происходит замещение его институтами и "элитами" в макроэкономике, науке, политике, идеологии, во всех сферах производства идеального, превращение в функцию от этих институтов и структур. Одновременно индивид лишается ответственности (не только См.: Кастельс М. Глобальный капитализм // Экономические стратегии. - 2000. - № 3; Бузгалин АВ., Колганов А.И. Перспективы снятия противоречий глобализации и развития “мирового социального хозяйства” // Философия хозяйства. - 2002. - № См.: Патнэм Р. Процветающая комьюнити, социальный капитал и общественная жизнь // Мировая экономика и международные отношения. - 1995. - № 4. - С. 77-86.

Ранее мы уже пытались показать, каким образом прежде рыночная стихия эту индивидуальную свободу сузила до потребительского и технологического выбора.

в хозяйственном, но и в более широком, социо-культурном смысле), что не означает принятие ее на себя какими-то другими субъектами, ибо выясняется, что “центр не держит”1. Мировые центры, наиболее весомые “узлы” в иерархии сетевой экономики, концентрируя у себя все виды качественных ресурсов, в то же время, не могут воспроизводить самостоятельно те ценности, идеалы и смыслы, на которых строилась буржуазная цивилизация, в том числе свободу и ответственность каждого индивида. Во-вторых, социально-структурная трансформация, как перераспределение субъектов в пространстве глобальной экономики, означает изменение соотношения между обезличиванием и персонификацией производственных отношений. С одной стороны, связи в сетевой экономике персонифицированы, носят межличностный характер, поскольку круг основных экономических агентов достаточно узок, и “господство” “доминирующих интересов/функций” “не является чисто структурным. Оно осуществляется, т.е.

воспринимается, решается и насаждается (определенными - С.Б.) социальными акторами”2. С другой стороны, институализация хозяйственных отношений, как процесс “передачи” функций экономического субъекта от индивида институтам, “коллективным действующим лицам”, которые также, наряду с элитами, выступают в качестве “узлов” сетевой экономики, одновременно представляет собой и обезличивание отношений и связей между людьми.

Таким образом, несмотря на то, что и произошла профанация сакрального мира, человек продолжает находиться в сфере отчуждения. Противоречия между мирами остались, но приняли более выраженный облик социальноэкономических противоречий. Ответственность также разделилась: массам досталась повседневность, где главным остается проблема выживания, воспроизводство жизни и ее условий в рамках домашнего хозяйства; элитам - духовные виды деятельности, функции регулирования, контроля, целеполагания в масштабах социума. Массам - Периферия, Центр - элитам, - такое мироустройство сложилось еще в добуржуазные эпохи, однако для современности характерно то, что теперь граница между мирами, уровнями и пластами деятельности человека проходит если не через каждого индивида, то через социальные группы и институты и между ними.

Результатом рационализации деятельности индивидов является общество массового потребления, в котором комфортные условия существования обеспечиваются большинству, но пространственный ареал его распространения ограничен только некоторыми регионами мира, которые и олицетворяют собой современный "центр" мироустройства. В то же время, в действительности это пространство сужается до потребительского, если в деятельности человека не реализуется единство его бесконечного становления (Г. Батищев) и "реальности краткосрочного протекания"3.

Глобальные трансформационные процессы происходят в направлении формирования новой структуры экономических субъектов, как позднекапитаВидьядхар С.Найпол, британский писатель, нобелевский лауреат 2001 г. См.: Коммерсантъ. - 12 октября. - 2001.

М. Кастельс. Информационная эпоха: экономика, общество и культура... - С.388-389.

Бродель Ф. Указ. Соч. - С. 10.

листических, - это, с одной стороны, и в направлении становления “новой” экономики, характер (господствующая общественная форма производства) которой еще не определен, - с другой.

4.2 Трансформация экономических субъектов в условиях генезиса неоэкономики Неоэкономика в истории и логике хозяйственной деятельности человека. Прежде, чем приступить к российским проблемам сектора новой экономики, или информационного производства и выяснению роли экономических субъектов в его становлении, все-таки придется возвратиться к ряду методологически не выясненных вопросов, связанных с этим феноменом. Без них нельзя увидеть и в российской действительности какие-либо хозяйственноэкономические формы в качестве экономических категорий, т.е. изложить проблемы трансформационной экономики на языке экономической теории. К тому же российская действительность - это, скорее всего, в какой-то степени действительность буржуазная, а большинство наших проблем - это проблемы буржуазного социума, в зеркале которого мы и сможем лучше себя разглядеть.

Чтобы приблизиться к пониманию процессов персонификации хозяйственной деятельности в трансформационной экономике, попробуем еще раз обратиться к изменяющимся экономическим системам развитого капитализма, в которых формируются "неоэкономические" отношения. Здесь необходимо будет еще не раз выяснять, каковы же параметры и основные характеристики неоэкономики1 Ответ на этот вопрос позволит определить ее историческое место, как совокупности явлений и процессов, происходящих, в первую очередь, в хозяйственной жизни ныне в странах Запада и даже Востока, и, которые, естественно, касаются и нас; явлений, отличающихся от прежних, устоявшихся форм своего существования, наблюдаемых в течение последних нескольких столетий. Речь идет об определении места новой экономики в поступательном (если таковое признается) или нелинейном (что не исключает поступательного) Эта проблема имеет обширную библиографию, и отечественную, в том числе. Причем речь идет как о философской, социологической литературе, где авторы пытаются осмыслить весь социокультурный контекст неоэкономических отношений, в том числе, с определенных мировоззренческих позиций и оснований, так и о экономических работах, в которых неоэкономика, информационное производство чаще исследуются социально-экономически нейтрально. См.: Рашковский Е. Постмодерн: культурная революция или культурная контреволюция // МЭ и МО. - 1999. - № 7, 9; Мясникова Л. “Новая экономика” в пространстве постмодерна // МЭ и МО. - 2001. - № 12; Иноземцев В.Л.

Инвестиции и производительность в постиндустриальной ситуации // Воспроизводство и экономический рост / Под ред. проф. В.Н. Черковца, доц. В.А. Бирюкова. - М: Экон. фак-т, ТЕИС, 2001. - С.

206-218; его же: Собственность в постиндустриальном обществе и исторической ретроспективе // Вопросы философии. - 2000. - № 12; Дятлов С.А. О теории информационной экономики // Общество и экономика. - 1995. - № 3; Гойло В.С. Проблемы интеллектуального труда // США: Экономика. Политика. Идеология. - 1995. - №6; Сидоров А.А., Байнев В.Ф. Информация как экономическая категория // ЭКО. - 2000. - № 8; Малков Л. Некоторые черты “новой экономики”: взгляд с близкого расстояния // Мировая экономика и международные экономические отношения. - 2001. -№ 12; Социум XXI века: рынок, фирма, человек в информационном обществе / Под ред. А.И. Колганова. - М.: Экономический факультет, ТЕИС, 1998; Экономическая теория на пороге XXI века - 5: Неоэкономика /Под ред. Ю.М. Осипова, В.Г. Белолипецкого, Е.С. Зотовой. - М.: Юристъ, 2001; и др.

движении человечества. В свою очередь, выяснение исторического места неоэкономики позволит и содержательно ее рассмотреть.

Чем же определяются эти параметры и характеристики Какими факторами и предпосылками Конечно, во многом, факторами и предпосылками, сложившимися как результат предшествующего развития. В качестве таковых мы имеем индустриальную технологическую базу общественного производства, капиталистическую форму хозяйства, включающую и специфическую форму присвоения - отчуждения предпосылок и результатов производства, и преимущественно рыночные способы координации поведения участников хозяйственных процессов и распределения ресурсов. Имеем буржуазное мироотношение и мировоззрение, в которых преобладают полезностное и ценностно нейтральное видение мира с гипертрофированным значением категории количества. Имеем удачно реализованный масштабный проект общества массового потребления (как апофеоз буржуазного мировоззрения). Имеем развитый индивидуализм и почти разрушенную личную зависимость, основанную в прошлом на привязанности к земле и земельной собственности. Вот из этих и других капиталистических предпосылок вырастает неоэкономика, которая, на первый взгляд, представляет собой принципиально другую систему, имеющую другие основания и другие предпосылки, а значит и другие результаты. Так ли это В полной мере дать характеристику оснований и предпосылок, а тем более, результатов этой системы сегодня скорее всего не удастся - степень зрелости не та, чтобы сделать это в соответствующих категориях. Вот почему мы пока вынуждены работать, с одной стороны, с прежним категориальным рядом, заимствованным из анализа индустриальной системы или из прежнего, старого капитализма, а с другой, - вести поиск нового категориального языка.

В первом представлении неоэкономика выступает как сектор наукоемких производств и компаний, основным ресурсом которых являются электронные технологии. По своим же социально-экономическим характеристикам она представляет позднекапиталистические формы хозяйствования. Если это так, то в этом секторе сохраняются или продолжают функционировать такие же экономические категории (стоимость, капитал, прибыль и др.), что и в традиционном, индустриальном секторе. Известно, что эти формы подверглись модификации. В то же время остаются не выясненными характер и направление этой модификации, выяснение которых - одна из задач современной экономической теории, решаемой по-разному ее разными направлениями и школами.

Можно попытаться выяснить свойства неоэкономики, взглянув на нее с позиции истории и логики хозяйственной деятельности человека1, в которой можно выявить несколько уровней, а в каждом из которых - несколько этапов.

Несмотря на то, что мы уже их рассматривали, придется еще раз к ним вернуться.

Первый уровень позволяет ответить на вопрос: что является предметом и целью человеческой деятельности. Здесь выделяются этапы развития, в рамИбо история это индивидуальное развитие людей, независимо от того, осознают они это или нет, что демонстрирует нам пока так называемая западноевропейская и схожие с ней цивилизации, ках которых преобладает либо производство жизненных средств существования человека (в доиндустриальную эпоху - преимущественно производство продуктов питания; в индустриальную - преимущественно производство вещных средств к жизни; в постиндустриальную - производство "знаковых средств к жизни" или информации), либо производство самого человека как личности 1.

Второй уровень содержательно характеризуется общественной формой производства или способом общения индивидов в процессе создания ими материальных и духовных благ. Здесь позволим себе напомнить известные этапы - экономические формации общества: первобытно-общинную; рабовладельческую в трех своих основных ипостасях (азиатской, античной и восточнославянской); феодальную тоже в нескольких формах (западно-европейской, в основе, которой лежала германская община с ее чистой частной собственностью - будущей колыбелью капитализма; азиатской в форме кочевого феодализма и других), и, наконец, капиталистическую или буржуазную формацию.

Таковы основные на сегодняшний день, более или менее четко характеризуемые ступени развития общественной формы производства индивидов.

Третий уровень человеческой деятельности и ее истории определяется тем, в каком качестве предстают индивиды, будучи ее субъектами и творцами:

непосредственно выступая таковыми в каждом акте своей деятельности, беря на себя всю меру ответственности за свои действия; или опосредованно, в том числе и в превратных формах. Здесь также известны этапы человеческой истории: эпоха личной зависимости, эпоха вещной зависимости и эпоха свободной индивидуальности.

Здесь нас интересуют, в первую очередь, первый и третий уровни и связанные с ними этапы человеческой деятельности. Если принять во внимание вышеприведенную периодизацию, то можно увидеть место неоэкономики, как социально-экономического феномена, предпосылки которого, в виде возрастающей роли знаний и науки, уже сложились в индустриальную эпоху для обеспечения роста производительности труда в вещном производстве. История хозяйственной деятельности показывает, что в ее содержании и характере происходит смена целей и приоритетов: то, что было средством, становится целью2. Производство знаний и информации в эпоху позднего капитализма (информационного общества или посткапитализма, или неоэкономики) стало выступать как цель деятельности, хозяйственной, экономической, в том числе.

Условием, предпосылкой, фактором (!), позволяющим наращивать производство знаковых средств к жизни и вещных средств их производства, хранения, передачи и распространения, становится человек и его интеллектуальные и, даже, духовные способности.

Важный вопрос, во многих своих аспектах пока не изученный, заключается в том, каково же не техническое или технологическое содержание знакоПодробнее об этом: Производство как общественный процесс (актуальные проблемы теории и практики /Отв. ред. В.И. Толстых. - М.: Мысль, 1986. - С. 125 - 173.

О смене целей и приоритетов хозяйственной деятельности в истории человечества см. там же.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.