WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 43 |

Там, где нет различий между индивидом и фирмой, как хозяйствующими субъектами, там главное действующее лицо, главный экономический субъект - Аналогичные процессы, но с обратным знаком, можем наблюдать у нас: сформировавшиеся в 90-х годах ИБГ (интегрированные бизнес - группы) - институциональные экономические субъекты превращают пространство собственного существования в рынок (локальный, отраслевой) с соответствующими структурами-институтами, да и с нормами-институтами.

Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. - М., 1995.

рынок, а экономически свободный индивид лишь предпосылка (методологический индивидуализм). Впрочем, исторически такая позиция вполне оправдана:

ведь ядро неоклассической теории формировалось в эпоху становления классического капитализма, для которой как раз и характерна еще видимая связь с экономически активным индивидом, предпринимательством и предприятием как специфически капиталистической структурой, которая упорядочивает, воспроизводит капитал как свое основное отношение (или как одну из его сторон).

Ведь так называемый массовый индивид еще не был вытеснен из сферы принятия хозяйственных решений в сферу потребления, по сути, в домашнее хозяйство, которое к этому времени также становится продуктом капитала.

“Институт предприятия” - именно так определяет Г. Клейнер1 “несущую функциональную конструкцию” индустриальной экономики, - многофункциональный “локомотив”. Он выполняет и функцию субъекта экономики, которая выглядит как “систематически осуществляемое взаимодействие объекта с другими, внешними, для данного, объектами, заинтересованными в таком взаимодействии”. Как видим, автор изначально подходит к предприятию как к функциональному экономическому субъекту, как участнику “экономики вообще”.

Единственное, что здесь выходит за рамки функциональности, это “заинтересованность” участников экономики, так как она имеет определенное социальноэкономическое происхождение. Что касается определения субъекта (или его функции) через понятие “объект”, то здесь, скорее всего не просто путаница, а скорее концепция, в которой нет места субъектности, как самостоятельности, автономности, принятия ответственности. Здесь мы наблюдаем так называемый общеметодологический системный подход, для которого характерны прямые - обратные связи между элементами системы, “внешняя для данного объекта среда”, взаимодействие элементов-объектов, “вход” и “выход” системы и др.

Определяя границы своего ”объекта” Г. Клейнер включает в него “все имущество, материальные и нематериальные активы предприятия, кроме его акционеров, и работников” (курсив мой - С.Б.) 2. Так что действительные субъекты попали в данном случае в один ряд с имуществом. Если для кого-то еще “неудобно” относить индивидов, их группы, коллективы к имуществу (и к “границам предприятия”), поэтому они используют понятия “трудовые ресурсы”, “человеческий капитал”, “человеческий фактор” и др., то в данном случае такой проблемы нет: у Г. Клейнера с самого начала субъект - это объект. В той методологической системе, в которой работает этот автор, это вполне “естественно”. Там все "рядоположено". Система - совокупность скомбинированных между собой элементов. Там нет иерархий (как отношений между индивидами, социально-экономически неравными друг другу). Здесь может быть только субординация (как функциональное соподчинение элементов системы). Без нее не обойтись в индустриальном производстве, ведь именно так характеризует соМезоэкономика переходного периода: Рынки, отрасли, предприятия. - М.: Наука, 2001. - С.

373.

Там же. - С. 374.

временный тип экономической системы Г. Клейнер1.

Хотя автор в отношении “акционеров и работников” отмечает, что “их логично считать самостоятельными социальными (в случае физических лиц) или экономическими (в случае юридических лиц) субъектами”, это положение почти ничего не меняет: “если каждый работник предприятия, безусловно (а как же иначе - ведь есть права человека! - С.Б.), - самостоятельный социальный субъект, то коллектив работников предприятия - внутренняя часть предприятия не существующая, как правило, вне данной структуры. Аналогично владелец акций или паев предприятия - самостоятельный субъект (социальный или экономический, в зависимости от того, является ли он физическим или юридическим лицом), в то время, как общее собрание акционеров целесообразно (!) считать частью предприятия”2 ( то есть имуществом - С.Б.).

Итак, у Г. Клейнера, во-первых, субъектами (социальными или экономическими) могут быть физические и юридические лица. Во-вторых, экономическими субъектами могут быть только юридические лица, в то время как физические лица (индивиды) могут быть только социальными субъектами. Здесь мы находим:

1). Определение экономического (базового) отношения (и субъекта) через правовое, а не наоборот, то есть сведение (и замену) сложного к простому.

2). Возможно, такой акцент на том, что физические лица - это либо неполноценные экономические субъекты, либо совсем не таковые, а в качестве субъектов признаются только юридические лица, объясняется реальным “исчезновением” индивида из состава экономических субъектов сектора корпоративного (крупного) бизнеса и вытеснения его на периферию капиталистической экономики, где обитает так называемый мелкий бизнес. Такое объяснение, правда, не вписывается в изначальные методологические предпосылки Г. Клейнера: общесистемный подход еще более абстрактный, чем неоклассический или неоинституциональный. Хотя автор и делает акцент на индустриальном происхождении “института предприятия”, но вряд ли сам индустриальный способ производства увязывается им с капиталистической общественной формой хозяйства.

В рамках своего подхода Г. Клейнер, который можно было бы определить как сочетание общесистемного анализа с функциональным (ведь речь идет о предприятии как многофункциональном “локомотиве” экономики, и у каждой из функций предприятия есть свой “потребитель”), на первый взгляд, совсем “исчезают” такие, казалось бы, некапиталистические цели и действия предприятия, как рост объемов производства, увеличение занимаемой предприятием доли рынка, максимизация прибыли, поскольку “не относятся в данной концепции к функциям предприятия”. Объяснение в том, что “нет возможности указать внешний объект, непосредственно заинтересованный в реализации этой “функции”. У автора на эту роль не подходят и такие “объекты”, как “акционеКстати, отношения субординации обнаруживаются и тогда, когда речь заходит о структурно-организационно-управленческих проблемах. См.: Введение. Мезоэкономика... - С.5 - 12.

Там же. - С. 374.

См.: Мезоэкономика... - С. 374-375.

ры и выражающее их волю общее собрание акционеров”, так как они заинтересованы непосредственно в дивидендах или росте курсовой стоимости акций, “что не однозначно связано с максимизацией прибыли”. Конечно, с последним можно согласиться, но не признавать стремления самостоятельного хозяйствующего в условиях рыночно-капиталистической экономики субъекта к росту прибыли означает игнорировать очевидное. Другое дело, если автор вложил в методологические предпосылки своей теоретической системы реалии поведения российских предприятий в трансформационный период, и исходит из них, говоря о предприятии как таковом.

Выделяя два основных подхода к анализу функций предприятия 2 - теоретический (где, в свою очередь намечает три основных: неоклассический, институциональный, эволюционный) и эмпирический, и называя основные функции, признанные в рамках этих подходов, автор этой концепции ничего не говорит, конечно же о главной из них, которую, кстати, признают в той или иной форме неоклассики, а, в особенно явной, - неоавстрийцы, - предпринимательской функции. Именно эта функция вытекает из природы предприятия (о которой автор тоже говорит, но не раскрывает ее, полагая, видимо, что функции определяют природу предприятия, а природа обусловливает функции). Так вот, на наш взгляд, природа предприятия как специфически исторического феномена заключается в деятельности, впервые в истории, свободного (в буржуазном же смысле), массового, экономически активного индивида, присваивающего - осваивающего условия своей жизнедеятельности (в том числе достижения в развитии науки и производительных сил: эффект от разделения труда и специализации, машинное производство). Капиталистическим (а не только буржуазным) оно становится, базируясь, с одной стороны, на этих достижениях (как выяснилось, адекватных именно данной общественной форме), с другой - на форме найма работников.

Что касается тех функций, которые признает Г. Клейнер, то их он относит к разряду эмпирических, а это такие функции, которые обусловлены наличием соответствующих “потребителей” деятельности предприятия, индивидуальных и групповых, а именно - собственно потребители продукции предприятия (функция - “эффективно производить продукцию”) и инвесторы (собственники) (функция - “приносить доход”)3. Автор объясняет свой “потребительский” подход необходимостью “смоделировать” представление о предприятии как: 1) об институте рыночной экономики; 2) об объекте управления; 3) об объекте макроэкономической политики государства.

Поскольку предприятие - один “из наиболее устойчивых экономических институтов”, то оно само, по мнению цитируемого автора, является “источником долгосрочных изменений на макроуровне”, что обеспечивает “наличие тесной связи между состоянием предприятия как института и институциональным Там же.

Там же.

Там же. - С. 377-379.

состоянием государства”1. Таким образом, автор “приводит” проблему к институциональному основанию, исходя из довольно абстрактных, общесистемных предпосылок, среди которых первоначально не нашлось места даже рыночным предпосылкам неоклассиков. В то время, как институциональный подход состоит в том, что в нем имеют место исторически специфические “взаимодействия” субъектов, хотя бы и первоначально провозглашаемые. Здесь же мы видим, скорее не анализ деятельности или поведения функционального субъекта - современного предприятия, а функциональный анализ, как исследование функций этого субъекта, оторванного от своей социально-экономической природы - тех производственных отношений, которые его порождают.

3.2 Домашнее хозяйство как институт и экономический субъект Функциональные экономические субъекты, среди которых и домашнее хозяйство, существуют во взаимосвязи и взаимодействии, в каждый данный момент, если можно так сказать, благодаря именно своим функциям в микро - и макроэкономике.

В то же время существование и функционирование социальноэкономических субъектов2, каждого из них, не обусловлено непосредственно существованием других: например, институты, в кругу своих функций, вполне могут “действовать” и без экономически самостоятельного индивида (индивидуальной субъектности или субъектности социальных групп и классов). Здесь достаточно того, что индивид будет представлять институт, выступать функцией от него. Наоборот: замещение одного субъекта другим означает в некотором смысле “исчезновение” исходного (базового) субъекта, выполнение одним функций другого, а этот другой становится представителем своего “заместителя”.

Функциональные же субъекты, хотя и “рядоположены”, то есть существуют на одном уровне хозяйственно-экономической жизни, в то же время не взаимозаменяемы3. Наоборот, как уже отмечалось, функциональные экономические субъекты взаимно предполагают друг друга непосредственно. Это противоречивое, по сути, положение функциональных хозяйствующих субъектов нашло отражение и в экономической теории, где разные стороны этого противоречия были "схвачены" разными школами.

Так, в ранней неоклассике (австрийская школа) принципы поведения домашнего хозяйства (пока еще только как потребителя) переносятся на произвоТам же. - С. 380. Как у Д.Норта таким источником институциональных изменений являются организации. См.: Норт Д. Указ. Соч.

Авторы одной из редких монографий, посвященных проблеме считают домохозяйства и индивидов экономическими субъектами низшего уровня. См.: Экономические субъекты постсоветской России. (Институциональный анализ) / Под ред. Р.М. Нуреева. - М., 2001. - С.39.

Разве что в теории неоинституционалистов, при условии ненулевых трансакционных издержек, когда их изменение перераспределяет хозяйственно-экономические функции между фирмой и рынком, который в данном контексте не только конкретно-исторический способ координации деятельности людей, но и “экономический субъект”, между фирмой и домохозяйством, а также между каждым из них и государством.

дителей (теория производительных благ и теория вменения). Позднее в теории общего равновесия Вальраса (каждому рынку полагается свой субъект), в теории национального благосостояния Пигу (где появляется самостоятельный субъект - государство), а также в теориях И. Фишера, неоавстрийцев, Хикса появляется весь спектр функциональных экономических субъектов. Кроме потребителя - домашнего хозяйства в круг интересов попадают и производители - фирмы, и государство (последнее иногда в негативном контексте, но все-таки в качестве “действующего лица”). При этом, как бы подспудно, признается еще один экономический суперсубъект - рынок (его положение по отношению к индивиду как основному или, по крайней мере, исходному в рыночнокапиталистической системе хозяйствования экономическому субъекту и по отношению к фирме мы попытались определить прежде.) Так вот, в целом стройность неоклассической парадигмы во многом обусловлена взаимосвязанным положением домохозяйства-потребителя, фирмы и государства в непрерывном кругообороте ресурсов, продуктов и доходов1.

Таким образом, домашнее хозяйство в современной рыночнокапиталистической системе не существует изолировано от фирмы и государства, с одной стороны, и от индивидуальной субъектности, социальных групп и институтов, - с другой. Само же домохозяйство есть институт, который можно отнести к функциональным экономическим субъектам.

Проблема домохозяйства как институционального экономического субъекта восходит к проблеме “родового” противоречия индивида2, как частного лица, живого человека, отдельной личности, с одной стороны, и общественного существа, в определенных исторических условиях - институциализированного (являющегося представителем институтов, заменивших его в статусе субъекта), - с другой. Эта институализация в буржуазном социуме приобретает всеобщий характер.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.