WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 43 |

С другой стороны, обезличенность индивидов и их отношений начинает формироваться на основе личной зависимости (от верховного собственника ресурсов, например и др.). Но при этом надо иметь в виду, что в условиях господства личной зависимости отношения между вассалом и сюзереном, общиной и индивидом, рабом и рабовладельцем выступают как персонифицированные в той мере, в какой здесь уже существует разделение деятельности, противоположность материального и духовного в хозяйственной деятельности, а в труде - умственных и физических функций. Если происходит замещение одних субъектов другими (более низкого “субъектного” качества), то необходимо выяснить, на каких уровнях деятельности возможно такое замещение, а именно: в материальной, познавательной, ценностно-этической, религарной или агапической деятельности (А. Хамидов). Это зависит от того, какими планами, уровнями своей деятельности индивиды в данный исторический момент живут больше.

Какие из них актуализированы в большей степени. Но при этом надо иметь в виду, что в условиях отчуждения происходит "опрокидывание" принципов, свойств материальной деятельности на ее другие уровни. Тогда получается смешение различных уровней человеческой деятельности, либо сведение всего их многообразия к одному единственному уровню, потребностнополезностному или, - к экономическому, как это происходит в буржуазном социуме.

2.2 Собственность и разделение деятельности: эволюция экономических субъектов То обстоятельство, что собственность1 находится в основании социальной структуры общества (а значит и структуры его экономических субъектов, если речь о них заходила), в одно время большинством отечественных исследоПроблема собственности в экономической теории имеет самостоятельное значение помимо того, что она находится в основании целого ряда других вопросов и проблем, в том числе и в основании проблемы экономического субъекта. В разработке своего понимания собственности, ее эволюции, роли и места в системе производственных отношений автор опиралась на работы отечественных ученых. См., например: Шкредов В.П. Метод исследования собственности в “Капитале” К. Маркса. - М.: Изд-во МГУ, 1973; Мочерный С.В. Сущность и эволюция капиталистической собтвенности. - М.:

Мысль, 1978; Черковец В.Н. Социализм как экономическая система. - М.: Экономика, 1982; Хубиев К.А. Собственность в системе производственных отношений. - М.: Изд-во Московск. ун-та, 1988; Дунаев Э.П. О формах реализации социалистической собственности //Вопросы экономики. - 1988. - №8.

- С. 37-44; Очерки политической экономии социализма /Под ред. Н.П. Федоренко. - М.: Наука, 1988;

Собственность в экономической системе России /Под ред. В.Н. Черковца, В.М. Кулькова. - М.: Экон.

фак-т МГУ, ТЕИС, 1998; Кульков В.М. Исследование собственности в современной экономике: разные ракурсы анализа // Постижение Маркса (по материалам международной научной конференции, посвященной 180-летию со дня рождения К. Маркса) /Под ред. Ю.М. Осипова, Е.С. Зотовой.- М.: Издание Московского университета; ТЕИС, 1998. - С. 160-169 и др.

вателей не оспаривалось, ныне же - зачастую игнорируется либо как банальное, либо как неактуальное положение. Известное ленинское определение классов как больших групп людей, различающихся между собой, в первую очередь, по их отношению к средствам производства, исторически и логически сыграло свою "операционистскую" роль в исследованиях общества классического капитализма, а также советского общества периода индустриальной модернизации.

Это положение работало в той мере, в какой в системе отношений собственности не происходило существенных изменений со времени образования капиталистической частной собственности или, еще раньше, - с периода формирования чистой частной собственности, как предпосылки капитализма. Однако дальнейшее развитие отношений собственности в западноевропейском капитализме (и вообще, западноевропейской цивилизации), через целый ряд этапов, привело к такому их состоянию, которое не всегда актуализируется исследователями в контексте постановки и решения таких проблем, как социальная структура общества, распределение ресурсов или доходов между социальными группами.

В то же время, эмпирически проблема связи эволюции собственности с изменениями в социальной структуре не снимается ни у нас (приватизация и ее последствия), ни за рубежом (постоянный поиск новых форм распределения акционерного капитала в рамках патернализма, партнерства или договорных начал в отношениях капитала и труда2 и др.).

Что касается проблемы взаимосвязи отношений собственности и деятельности экономических субъектов, то ей повезло больше в части признанности ее актуальности и меньше - в содержательной разработке. Категория "эффективный собственник" лучше всего отражает связь, может быть не совсем глубинную, а чисто внешнюю, между положением собственника, с одной стороны, и функциями хозяйствующего субъекта, с другой. Для сферы хозяйственной деятельности эпохи раннего капитализма наиболее адекватным было их совпадение в одном лице. Однако, чтобы “обосновать” неизменность этого совпадения и в период “позднего” капитализма, необходимы собственно научные доводы, которые бы разворачивались из системы определенных предпосылок (не слишком "тощих" и абстрактных) в целостную систему категорий, болееменее адекватную самой меняющейся действительности.

Как мы пытались показать в предыдущем изложении, именно индивид является исходным (и до поры, до времени - основным) экономическим субъектом буржуазного социума. В этом качестве он и являет собой единство собственника и хозяйствующего субъекта. Вернее, до тех пор, пока он является основным капиталистическим экономическим субъектом, он и “един в (этих) двух Чистая частная собственность - прямой "потомок" античной частной собственности. Но, в отличие от своего "предка", чистая частная собственность, как уже было отмечено, не обусловлена никакими общинными отношениями. Она означает очередную ступень в формировании лично свободного индивида. См.: п. 1.2 настоящей работы.

См. по этой проблеме: Блази Дж. Р., Круз Д.Л. Новые собственники (наемные работники - массовые собственники акционерных компаний): Пер с англ. - М.: Дело ЛДТ, 1995. Так же: Симмонс Дж., Мэрс У. Эффективное предприятие: собственность трудящихся и самоуправление (Американский опыт участия работников в собственности и управлении). - М.: “Слово”, 2001.

лицах”. Попытаемся теперь развернуть, насколько возможно в нашей системе предпосылок, в соответствующих нашему предмету категориях, процесс эволюции экономических субъектов. Концептуальными основаниями для этого послужат теория разделения деятельности1 и собственности, как предпосылки и результата хозяйственной деятельности, разработанная в русле марксистской историософии (философии истории), социологии и политэкономии, а также экономическая теория прав собственности неоинституционализма. Хотя эти теории и относятся к разным мировоззренческим позициям, но, однако, имеют некоторые общие предпосылки и результаты исследования.

Напомним основные положения теории разделения деятельности. В ее основе лежит принцип предметной деятельности человека, рассматриваемый как универсальное основание социума. Предметность означает, что индивид осуществляет деятельность в соответствии с логикой ее предмета, а не в соответствии со своей собственной логикой. Универсальность деятельности означает ее всеобщность и целостность. Будучи целостной, она обладает всей полнотой своих определений или характеристик: целеполагание, целевыполнение, выбор средств, самоконтроль, опредмечивание, распредмечивание, единство материальной и духовной составляющей. Труд в данном контексте есть форма деятельности в материальном производстве.

Целостность деятельности - исторический феномен. В определенных социальных и экономических условиях деятельность выступает как разделенная (или расщепленная) на фрагменты и, в таком виде, закрепленная за отдельными индивидами и их группами. На поверхности этот процесс выглядит как специализация, хотя, по существу, имеет совершенно другое содержание. Специализация - это сосредоточение деятельности как целостной на определенном предмете. Развитие же специализации или ее углубление - есть "расщепление" или дифференциация предмета деятельности. Так формируются отдельные виды труда и отрасли производства, удовлетворяющие различные потребности людей (то, что принято считать разделением труда и его разновидностями). Так сложилось, что процесс углубления специализации исторически и логически совпал с собственно разделением труда: отдельные его функции и операции (определения или атрибуты деятельности) закрепляются за индивидами или социальными группами. Здесь уже расщепляется не предмет деятельности (или труда), а сама деятельность, как процесс живой активности человека. Нельзя сказать, что деятельность человека первоначально была якобы целостной и универсальной, а потом произошло ее разделение. Уже в рамках архаического типа социальности (первобытнообщинного, родового строя) целостность и универсальность деятельности обеспечивалась через свою противоположность - расщепленность и обособленность ее атрибутов. Характеристики человеческой деятельности в тот период развития общества персонифицировались либо в природных явлениях, либо в трансцендентном, то есть за пределами человеческого бытия.

См.: Батищев Г.С. Деятельностная сущность человека как философский принцип // Проблема человека в современной философии. - М., 1969. - С.76-121.

Переход к антагонистическому типу социальности означал закрепление отдельных фрагментов деятельности (целеполагание, целевыполнение, материальное и идеальное, опредмечивание и распредмечивание) за отдельными группами индивидов. Так возникает социально-классовая дифференциация общества, с одной стороны, и одновременное становление индивида как классового существа и, в этом смысле, одностороннего, с другой. “Классовость” индивида означает, что он участвует в общественном производстве опосредованно, лишь будучи в составе определенной социальной общности, и односторонне, будучи носителем одной какой либо трудовой функции или операции (умственного или физического труда, организаторского или исполнительского, материальной или духовной деятельности и т.д.). К слову сказать, индивидуальная персонификация целостной деятельности, конечно же, имела место, но в качестве исключения и лишь для относительно узкого круга лиц, входивших, как правило, в категорию так называемых правящих классов, в руках которых и сосредоточивались, в основном, функции целеполагания, контроля, духовной деятельности.

Процесс разделения деятельности и труда имеет другую сторону - становление частной собственности. По сути, как попытался показать К.Маркс 1, в обоих случаях (разделения деятельности и частной собственности) речь идет об одном и том же: о присвоении и отчуждении, как двух сторонах собственности.

По отношению к частной собственности речь идет о присвоении-отчуждении ресурсов и результатов деятельности. По отношению к разделению деятельности и труда - о присвоении-отчуждении самой деятельности как живой активности человека или ее отдельных функций и операций.

Собственность, будучи предпосылкой и результатом хозяйственной деятельности, вместе с ее разделением выступает как основание социальноклассового деления общества. В сфере хозяйствования оно предстает как деление на собственников и хозяйствующих субъектов, собственников и тружеников, собственников и управляющих и т.д. Впрочем, это деление не означает, что они не могут совпадать в одном лице, например, в лице так называемого простого товаропроизводителя (свободного, не крепостного крестьянина, ремесленника, торговца и т.п.). Здесь, в этом делении также сохраняется противопоставление целеполагания и организаторских функций, с одной стороны, целевыполнения и исполнительских, с другой. По большому счету, такое деление общества означало не только деление участников хозяйственной деятельности на собственников, олицетворяющих присвоение и не-собственников, персонифицирующих другую сторону собственности - отчуждение. Происходило, как уже говорилось ранее, постепенное разделение их на субъектов и “просто” участников хозяйственной жизни, то есть принципиально не-субъектов - тех, кто не принимает хозяйственных решений, не организует производство, не управляет, не несет ответственности за результаты хозяйственной деятельности. Следует отметить, что деление общества на субъектов и участников хозяйственной деятельности не совпадает с делением его на классы. В то же время, фактов такого См.: Маркс К., Энгельс Ф. - Соч. - Т.42. - С.97.

совпадения история предоставляет достаточно много, как, впрочем, и обратного, т.е. несовпадения (наличие управляющих, надзирателей и пр. в рабовладельческих латифундиях и помещичьих хозяйствах, формы вассальной зависимости в феодальных хозяйственных системах, цеховая организация ремесла - во всех этих случаях можно обнаружить разные формы олицетворения хозяйственных процессов и отношений собственности).

В условиях разделения деятельности и труда, в социально-классовой и социально-хозяйственной (деление на субъектов и участников хозяйственной деятельности) дифференциации общества становится естественным формирование особенных и обособленных сфер межклассовых, межгрупповых и межиндивидуальных отношений (в первую очередь, хозяйственных), которые требовали упорядоченности: организации и регулирования. Таким образом, такие атрибуты человеческой предметной деятельности как целеполагание, самоконтроль, выбор средств, продуцирование идеального, отделившись от индивида, принимают самостоятельную форму существования в виде социальных норм, а затем и институтов, в том числе и таких, как государство. В той степени, в которой закрепление социальных норм происходит путем институциализации, в разных типах общественных и хозяйственных систем функции регулирования отношений между людьми выполняют либо правила поведения, обычаи, традиции, нравственно-этические ценности, общественное мнение, либо государство, право, конкуренция, ценовой механизм, различные административные образования и организации. Социальные нормы, правила, обычаи, наконец, привычки, рутины представляют собой, скорее всего, зачаточные, первоначальные формы институтов 1, в отличие от их более развитых форм - организаций, организационных структур, устойчивых форм хозяйственноэкономической деятельности. Такое разграничение позволяет посмотреть на институты не только как на развивающийся, вернее, изменяющийся феномен2, но и выявить их природу как конкретно-исторического явления, получившего всеобщую форму существования в определенную эпоху - эпоху капитализма.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.