WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 43 |

В соответствии с преобладающими признаками той или иной “системы вообще” в общественно-экономической системе на разных этапах ее развития мы обнаруживаем разные типы экономических субъектов. Так, на этапе превращения одной общественной системы в другую, в процессе создания, формирования производственных отношений и форм хозяйствования нового типа в большей мере обнаруживается деятельность социально-экономических субъектов, в первую очередь индивидов. В соответствии со свойствами системы органического типа, налаженное воспроизводство производственных отношений и форм хозяйствования обнаруживает функциональный аспект экономических субъектов: когда деятельность приобретает свойства поведения в соответствие с каким-то макроалгоритмом. Такой макроалгоритм, как экономический цикл меняется от фазы к фазе, соответственно меняется и поведение экономических субъектов как функциональных. В то время как деятельность этих же субъектов в качестве социально-экономических может оставаться в прежних формах. Так, социальные группы и классы: буржуа, как наемные работники, так и владельцы капитала, независимо от фазы экономического цикла сохраняют свой социально-экономический статус, свое положение в системе отношений Но, будучи функциями фирм, домохозяйств или государственных органов власти представители этих социальных групп - индивиды, меняют свое поведение и свои функции в зависимости от изменения внешних условий и конъюнктуры. По Отсюда в неоклассической теории в отношении экономических субъектов фигурирует не понятие деятельности, а понятие поведения.

См., например: Совершенствование производственных отношений социализма /Под ред.

Э.П. Дунаева. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986. - С. 33-43.

большому счету, в качестве и социально-экономических, и функциональных субъектов выступают одни и те же субъекты, только разными своими сторонами, на разных уровнях деятельности и воспроизводства. Однако это положение не снимает вопрос о соподчинении, которое можно представить в двух формах:

иерархии и субординации, этих типов экономических субъектов.

Интерес представляет вопрос, относятся ли эти два процесса: иерархия и субординация, - к обоим типам экономических субъектов одновременно или каждый из них в отдельности характеризует какой-нибудь один тип соподчинения. Скажем, иерархия характеризует отношения социально-экономических субъектов, а субординация - отношения функциональных субъектов. Однако не следует забывать, что функциональные субъекты, будучи сугубо рыночными субъектами, а последние, как известно, равны друг другу, согласно методологии неоклассической теории 1, внешне выступают как рядоположенные, и если между ними и возникают отношения субординации, то в связи с такими проблемами и понятиями, как общественный выбор, частное и общественное благо, внешние эффекты или отсутствующие рынки и т.п., то есть, когда необходимо выстроить систему предпочтений экономических субъектов, выходящую за пределы индивидуального выбора. Когда необходимо совершить переход от индивидуальной к межличностной (и общественной) полезности 2.

Что касается иерархии социально-экономических субъектов, то здесь ее проследить также непросто. Дело в том, что есть сфера объективной видимости и есть сфера действительной конкретности. Так вот в сфере объективной видимости, иерархия в отношении социально-экономических субъектов буржуазного социума выглядит перевернутой: если представить ее в виде пирамиды, то на ее вершине будут находиться институты, в основании - индивиды (таково практическое положение вещей в современном буржуазном социуме, независимо от того провозглашаются ли и защищаются ли индивидуальные свободы и либеральные ценности). В сфере действительной же конкретности, среди социально-экономических субъектов, ведущее положение занимает индивид, поскольку именно он обладает всеми атрибутами субъектной достаточности (свобода выбора. предметная деятельность, способность к целеполаганию, ответственность, способность воспринимать проблемы мира как свои собственные).

Каким образом можно представить логически превращение социальноэкономических субъектов в функциональные, если исторически рубежными для экономических субъектов явлениями стали:

• становление общества массового потребления;

• превращение буржуазного государства в экономического субъекта;

Хотя равенство это укоренено более глубоко и берет свое начало в античности, западноевропейском христианстве, а затем уже только попадает в правосознание буржуазного социума. В основе же этих социо-культурных феноменов - равенство индивидов как товаропроизводителей.

См. разработку теории общественного выбора: Бьюкенен Джеймс М. Сочинения. Пер. с англ. Серия: “Нобелевские лауреаты по экономике”. Т.1. / Фонд экономической инициативы; Гл. ред.

кол.: Нуреев Р.М. и др. - М.: “Таурус Альфа”, 1997. Кроме этого: см. указанные работы по проблеме этического капитализма.

• превращение предприятия в фирму;

• превращение рынка совершенной конкуренции в рынки несовершенной конкуренции;

• становление среднего класса.

Все эти факты обнаруживаются на фоне подрыва рыночно-товарных отношений и рыночного механизма, который обнаруживается как подрыв производства на неизвестный рынок, с одной стороны (переход к производству для заранее известного потребителя по заказам, длительным хозяйственным договорам), и с другой - как подрыв механизма совершенной конкуренции.

Логически причину превращения социально-экономических субъектов в функциональные, следует, видимо искать в развитии стоимости: ведь функциональные субъекты более обезличены в том смысле, что от экономической активности индивида в них ничего почти не осталось. Здесь частноиндивидуальное предпринимательство вытеснено “коллективными действующими” субъектами - фирмами, государством и другими институтами. Государство, будучи политическим субъектом, становится самостоятельным экономическим субъектом. Индивид выступает теперь как представитель домашнего хозяйства. Социальные группы нивелированы в “средний класс” - статистически-эмпиричесое образование. Институты приобретают форму организационных структур, хозяйствующих самостоятельно. В то время как социальноэкономические субъекты несут на себе, если можно так выразится, “печать” индивида и его экономической активности. Так, индивид в эпоху становления капитализма и его классической стадии - основное действующее лицо в хозяйственных процессах. Он - частный индивидуальный предприниматель, организатор капитала, "направитель" процессов производства, сбыта продукции, основной субъект капиталистического накопления и концентрации капитала.

Социальные группы и классы, как один из видов социальноэкономических субъектов также явно себя обнаруживают в этот период. Два основных класса: класс капиталистов и класс наемных работников выступают как носители сущностных сил капитала и наемного труда, но по сути, состоящие из тех же индивидов. По отношению к индивидам, эти классы выступают формой, способом участия индивидов, экономически и хозяйственно активных, в общественном производстве. Принадлежность к классу в данном случае обусловливает характер экономического самоопределения индивидов буржуазного социума. И наоборот, способ и степень участия в общественном производстве, в создании хозяйственных форм, способность к экономическому выбору и ответственности определяют принадлежность к социальной группе, классу. Как социально-экономические субъекты социальные классы выполняют функции солидарности, консолидации экономических интересов и определяют способность участников этих классов защищать или хотя бы артикулировать эти интересы в противоположность интересам других классов и групп.

Институты, как специфически буржуазные структуры в эпоху классического капитализма находятся в стадии становления. Они еще не прошли путь от норм к организациям. В качестве последних часто они носят характер союзов, объединяющих внутри себя тех самых экономически активных индивидов. Основная форма проявления институтов в это историческое время - это нормы, правила, установления, еще не всегда принимающие вид организационных структур или коллективно действующих лиц. В то же время в качестве коллективных действующих лиц, институты обнаруживают себя в сферах бытия людей, не связанных с хозяйством и экономикой (религиозные общины, территориальные сообщества, например).

Различие между социально-экономическими и функциональными субъектами связано также с динамикой трансакционных издержек. В условиях стабильной социально-экономической системы, когда воспроизводство принимает характер алгоритма при минимальных или нулевых трансакционных издержках, когда нет необходимости перераспределять права собственности (кардинально), экономические интересы участников хозяйственных процессов стабильны. Проблемы производства выступают как технологические проблемы (как проблемы ресурсоограничения или ресурсосбережения). Вот в этих условиях и “функционируют” функциональные экономические субъекты. Индивиды здесь выступают не сами за себя, а как представители других структур. Вернее, индивидов здесь, как таковых, т.е. как особенных личностей, принимающих на себя ответственность за выбор и результаты хозяйственной деятельности и нет. Здесь есть товары, капиталы, деньги, ресурсы, потоки, инвестиции, сбережения, процентные ставки и другие экономические формы, "движущиеся" между тремя основными хозяйствующими субъектами - фирмами, домохозяйствами, государством, которые, к тому же, выступают лишь как субъекты рынка В условиях, когда происходят процессы изменения в характере отношений, обусловленные развитием технологий, производительных сил или другими причинами рост трансакционных издержек свидетельствует о необходимости перераспределения прав собственности, а по сути - переструктуризации экономических субъектов. Экономические интересы основных участников экономики, хозяйственных процессов меняются качественно. Если считать, что любой экономический процесс есть движение или оборот прав собственности или присвоение-отчуждение деятельности, ресурсов и результатов производства, то главным действующим лицом здесь выступает индивид. Причем в двух своих основных ипостасях: либо как самостоятельный субъект, осуществляющий выбор и принимающий самостоятельные индивидуальные экономические решения, либо как представитель или функционер других субъектов или структур.

О замещении (компенсации) экономических субъектов. Именно в разрезе проблем социально-экономических субъектов можно говорить о таких процессах как овещнение, деперсонификация, институциализация. Однако, обнаруживаются эти процессы на уровне или в разрезе проблемы функциональных субъектов. Здесь важно выяснить, каким образом происходит вытеснение одних субъектов другими. Причем не только на уровне микроэкономических процессов, но и в макроэкономике1.

Дж. М. Кейнс показывает процесс вытеснения предпринимателей, с их инвестиционной функцией, во-первых, потребителями лил домашними хозяйствами, воплощающими теперь все три функции: потребление, сбережение, инвестиции; и, во-вторых, государством, направляющим реалиТеоретически проблема вытеснения социально-экономических субъектов функциональными, а также вытеснения одних другими внутри каждого из этих типов, восходит к проблеме репрезентативности и представительства, рассмотренной чуть выше.

Природа не терпит не только пустоты, но и простоты. Если индивид как отдельная личность или как общественный индивид не выполняет в своей деятельности (или посредством ее) функций субъекта (а эти функции могут быть реализованы в случае единства этих сторон человека!), тогда в этом единстве образуется зазор, а в него встраиваются другие субъекты. Но уже не столько в виде другого индивида, сколько в виде структуры, института, социальной группы, класса и т.д. Даже если таким заместителем является другой индивид, то он уже выступает не как личность, а лишь как представитель чего-то другого, т.е. в качестве функции от какой-либо другой структуры или института (срабатывает принцип замещения подлинного на суррогат). Здесь мы наблюдаем своеобразное убывание предельной полезности (субъектности): чем более опосредованным становится участие индивида в общественных, хозяйственных, экономических процессах, отношениях или чем больше посредников между ним, как особенной личностью и им же, как общественным индивидом, тем хуже “качество” участия; тем меньше его интересов и потребностей находит воплощение в структурах и организациях общества, тенденциях общественного развития. В том числе экономических (благосостоянии, вернее, даже в первую очередь здесь, эффективности, рациональном использовании ресурсов и т.п.).

Тогда возникает вопрос о “предельной норме замещения” экономических субъектов, а также условиях равновесия и оптимальности функционирования экономических субъектов. Ответ на этот вопрос мы находим в неоклассической и неоинституциональной теории, где проблема равновесия рынков, товарных и денежных потоков предстает как проблема равновесия хозяйствующих субъектов (у неоклассиков) и в соблюдении контрактных отношений (у неоинституционалистов). Только приходят они к нему с другого конца, то есть не со стороны эволюции экономических субъектов, или их замещениякомпенсации в результате разделения деятельности и обезличивания производственных отношений, а со стороны экономического выбора, все более, и более превращающегося в технологический выбор, понимаемый не как выбор технологии, а скорее, выбор как технология. Но здесь нас ожидает парадокс: чем более обезличенными выступают отношения и индивиды, тем выше эффективность их производственной, хозяйственной, экономической деятельности.

Можно предположить, что тем самым полнее реализуются их потребности и интересы, но это видимость. Здесь, скорее всего, имеет место обезличенность двоякого рода. Во-первых, обезличенность, которая формируется на основе стоимости и соответствующих ей отношений, возможных только между свободными индивидами (в том самом смысле случайного характера жизненных условий, о которых говорил Маркс). В определенных условиях такие отношезацию этих функций. См.: Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег //Антология экономической классики. - М.: “ЭКОНОВ”, “Ключ”, 1993.

ния становятся всеобщими или тотальными. Проблема ограниченности ресурсов - это историческая проблема, а не технологическая и не природная. Она возникла в той мере, в которой появляется лично свободный индивид, которому для реализации его деятельностной активности необходимы ресурсы или средства. Чем больше свободных индивидов, тем явственнее проблема ограниченности ресурсов.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.