WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 43 |

В буржуазном социуме, когда в мировоззрении большинства происходит удвоение и "перевертывание" планов, уровней, пластов самой повседневной действительности, а хозяйственные отношения становятся преимущественно экономическими, персонификация производственных отношений приобретает свой специфический характер (который затем воспринимается не только обыденным, но и теоретическим сознанием в качестве всеобщего и естественного). Эта специфика обусловлена, в частности, "опрокидыванием" принципов, норм материально-практической деятельности с ее полезностным характером (то, что мы называем хозяйственно - экономическим) на другие сферы деятельности человека: познавательную, ценностно-этическую, религарную. Но главное здесь то, что сама персонификация обнаруживает в этом типе социума более выраженный двойственный характер. С одной стороны, в ней мы обнаруживаем ту или иную степень отражения, воплощения в хозяйственноэкономических формах потребностей и интересов самих участников этих форм - индивидов или их групп, а значит то, насколько индивидуальное целеполагание определяет характер, направленность и результаты хозяйственной деятельности. С другой, - персонификация - это процесс “передачи” субъектности (ее основных атрибутов) от индивидов, как подлинных исторических субъектов, другим - вещным или институциональным структурам, формам, “силам”, в том числе рыночным. Последние также становятся институциализированными.

Персонификация показывает, насколько характер, направленность и результаты хозяйственной деятельности выступают как стихийные, спонтанные, не зависящие в конечном итоге от индивидов, которые, однако, и привели их в движение.

На поверхности явлений в буржуазном социуме, в результате "перевертывания" и "опрокидывания" уровней и планов человеческой деятельности, их смещения и т.д. те структуры, формы и “силы”, которые теперь наделяются субъектностью, принимают к тому же трансцендентный, сверхчувственный характер. Они выступают как некие высшие и непостижимые “силы”, действующие по сравнению с другими (“силами”, субъектами) наилучшим образом и, к тому же, автоматически или “естественно”1. Эта вторая сторона персонификации и есть обезличивание производственных отношений.

Кроме того, процесс персонификации-обезличивания совпадает с процессом овещнения, а несколько позднее - на стадии постклассического капитализма, - и институциализации отношений и индивидов. Вернее, персонификацияобезличивание принимает форму овещнения, а затем - институализации. Эти две стороны одного и того же процесса могут быть также, и оторваны друг от друга во времени. В таком случае одна из них выступает наиболее выпукло, актуально. Вот почему они могут быть представлены как этапы (самостоятельные) в развитии субъектности индивида или в эволюции экономических субъектов.

Иерархия и субординация экономических субъектов. Можно разграничивать социально-экономических и функциональных субъектов с точки зрения разграничения в деятельности индивидов уровня отношений и уровня структуры. На уровне отношений субъекты выступают в качестве социальноэкономических субъектов (индивид, социальная группа, институт). В качестве таковых они являются не только носителями, но и их подлинными созидателями. Они иерархизованы. С точки зрения структуры как организованной формы отношений субъекты выступают как функциональные (фирмы, домохозяйства, государство). Они “рядоположены”, между ними нет отношений иерархии, хотя внутри них есть субординация. Между этими двумя типами субъектов распределяются интересы, потребности, ценности и другие мотивы и стимулы хозяйственной деятельности в соответствии со ступенями персонификацииобезличивания или представительства-репрезентативности. Деятельность См. у Д. Норта приравнивание к таким “силам” институтов, как “встроенных стабилизаторов” в общественные взаимодействия индивидов: Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Пер с англ. А.Н. Нестеренко. - М.: Фонд экономической книги “Начала”, 1997. - С. 18 - 19.

индивидов, через структуру, которой передаются “атрибуты субъектной достаточности” превращается во взаимодействие и поведение, а затем - в функцию, которая утрачивает связь с субъектом и выступает как функция от структуры.

Проблема разделения субъектов на социально-экономических и функциональных восходит к раздвоенности капиталистической действительности, о которой говорилось прежде и которая, в свою очередь, порождает раздвоение капитала на капитал-собственность и капитал-функцию.

Социально-экономические субъекты, неприкрыто, если можно так сказать выступают сами за себя, не скрывая своей природы и непосредственной связи с производственными отношениями и с сущностными для всей системы отношений формами собственности. Их интересы явно просистемны, коренным образом связаны с ней и обусловлены ее спецификой. Более того, саму систему эти субъекты и создавали первоначально, но их роль со временем, по мере становления системы в целостность ушла на второй, третий и т.д. планы.

Эти субъекты были вытеснены, замещены функциональными субъектами или сами в них превратились.

В отличие от социально-экономических субъектов, функциональные экономические субъекты внешне выглядят безличными, в смысле, безразличными к конкретно-исторической специфике экономической системы и в плане отсутствия в них индивида, как самостоятельного действующего лица. На уровне функциональных экономических субъектов индивид может выступать:

как представитель (и функция) фирмы (даже частнопредпринимательской, хотя именно в ней он в большей степени представляет сам себя, как носителя функции полезности, которая принимает вид предпринимательской или производственной функций); как представитель домашнего хозяйства, но не как самостоятельная личность.

Функциональные экономические субъекты достаточно абстрактны, усреднены. Сфера их функционирования - представлять и систему как ставшую и автоматически воспроизводящуюся. По большому счету, фирма, домохозяйство и государство являются продуктами буржуазно-экономических производственных отношений, но утратившими связь со своим происхождением. Они как бы замаскировались под безличные элементы любой системы хозяйствования или системы вообще. В этом смысле они берут свое начало от всеобщих условий и форм человеческой хозяйственно-производственной деятельности, таких как труд, потребности, производство, продукт, ресурсы и т.д. Но, по сути, они глубоко капиталистичны: и домохозяйства, и фирмы, и государства есть специфические буржуазно-капиталистические экономические субъекты. Все они выполняют функции капитала.

Так, домохозяйство в данных исторических условиях есть агент капитала в той мере, в которой оно является для него поставщиком рабочей силы (в условиях позднего капитализма - “человеческого капитала”) и других ресурсов, и в той мере, в которой в его воспроизводстве необходимым условием является их потребление и сбережение. Фирмы по существу - это “бывшие предприятия”1, то есть специфически капиталистическая организационная форма. Государство не только как экономический субъект, но и как самостоятельный политический субъект есть также продукт капитала и функционер от него.

Для социально-экономических субъектов в отношениях собственности предопределена их сущностная основа. В отношения собственности, как исторически конкретную форму присвоения условий, результатов производства, а также отношений и форм хозяйствования вступают именно индивиды. А при условии передачи субъектных свойств и функций социальным группам, классам и институтам отношения собственности принимают другие формы, но остаются значимыми в социально-экономическом устройстве общества.

Функциональные же субъекты внешне непосредственно в отношения собственности, как в общественные производственные отношения не вступают.

Для них имеет значение не характер присвоения, а структура собственности на предприятии, внутри хозяйственно-производственных экономических единиц, т.е. собственность, как отношения по поводу "пучка прав". Здесь производственные отношения принимают форму соглашений, контрактов, договоров (не обязательно в юридической форме)2.

Таким образом, для социально-экономических субъектов отношения собственности - это их “продукт”, а затем - это внешняя, общественная, макроэкономическая среда, как всеобщая основа и форма их деятельности. Для функциональных же субъектов структура собственности - это есть способ их организации (и с правовой, и с хозяйственной точки зрения), способ распределения (аллокации) ресурсов (естественно, выбираемый якобы ими самими же) как между самими функциональными субъектами, так и внутри их организационных структур.

Постановка вопроса о связи социально-экономических и функциональных субъектов с отношениями собственности позволяет увидеть, каким образом одни и те же отношения и структуры, а также их субъекты работают, проявляют себя на разных уровнях самой экономической деятельности: макро-, микро -, индивидуального и общественного воспроизводства, на уровне производственных отношений и производительных сил, технико-технологической структуры, в сфере производства и сфере обмена, в сфере инвестиций, на территориальном уровне, в международных экономических отношения и т.д.

Различия между социально-экономическими и функциональными субъектами исторически и логически прослеживаются или обнаруживается только на определенной ступени развития капиталистической рыночной экономики.

Исторически: когда на смену индивидуальному частному предпринимателю и капиталисту, в том числе, приходит коллективно-частное предпринимательство в виде акционерных обществ (с точки зрения капитала и собственности так организованных) и монополистических союзов (которые возникают позже, когда концентрация производства и капитала переходят в централизацию капитала и Подробнее о различиях предприятия и фирмы см. далее, в п. 3.1.

См. в неоинституциональной экономической теории: фирма как контракт между владельцами взаимоспецифических ресурсов.

производства1. Это, кстати, вносит необратимые изменения в рыночный механизм: в нем появляются новые элементы в виде монополистической конкуренции, монопольного ценообразования, несовершенной конкуренции и т.д., которые оформляются в соответствующие типы рыночных структур. Так появляются так называемые различные модели рынка - сфера, где обитают функциональные экономические субъекты.

Когда все более многообразными становятся модусы одной субстанции - стоимости в форме капитала и эта субстанция захватывает новые и новые сферы человеческой деятельности и отношений, то завершается, то самое становление системы целостностью2 Воспроизводство приобретает характер алгоритма и становится многообразно циклическим.

Если посмотреть на проблему различения этих двух основных типов экономических субъектов с точки зрения процесса общественного производства, то можно увязать деятельность функциональных субъектов с техникотехнологическим и организационным аспектами общественного воспроизводства. В свою очередь, деятельность социально-экономических субъектов можно рассмотреть с точки зрения системы производственных отношений.

Таким образом, характер функционирования социально-экономических субъектов выступает как предметная деятельность конкретно-исторических индивидов в определенных же исторических условиях. А именно: так, в условиях буржуазного социума предметная деятельность носит расщепленный характер, отсюда субъектность, которая есть суть, характеристика индивида предстает перед нами как атрибут деятельности других субъектоподобных структур: социальных группы, классов, институтов.

Именно социально-экономические субъекты и главный из них - индивид, создают сам характер или господствующую форму общественного производства или способ хозяйствования. Каковым он может быть История показывает нам два основных способа общественного хозяйствования или два основных способа хозяйственной деятельности: совместный способ ведения хозяйства и обособленное ведение хозяйства.

Функциональные экономические субъекты характеризуются, в отличие от социально-экономических, тем, что их деятельность выступает на поверхности как действие (в краткосрочном периоде), которое принимает форму или хаЭто схвачено экономической теорией, например, у Дж. Робинсон. Она отмечает, что хотя в ее исследовании “предприниматель будет персонифицирован”, его она будет ” упоминать как индивида”, “однако в акционерных компаниях ни один индивид не обладает правом принятия окончательного решения об управлении фирмой”. См.: Робинсон Дж. Экономическая теория несовершенной конкуренции / Пер. с англ.., общ. ред. И.М. Осадчей. - М.: Прогресс, 1986. - С. 62. См. также:

Шумпетер Й.А. История экономического анализа: В 3-х т. / Пер. с англ. под ред. В.С. Автономова.

Спб.: Экономическая школа, 2001. - Т.3. - С. 1512 - 1515; его же: Капитализм, социализм и демократия. М., 1995; Чемберлин Э. Теория монополистической конкуренции... - М., 1959.

См. по проблеме “развития системы в целостность”: Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. М.: Политиздат, 1986; Режабек Е.Я. Капитализм: проблема самоорганизации. - Ростов н / Д.: Изд-во Рост. ун-та, 1993.

рактер поведения1. В отношении поведения известно, что этот тип действия представляет собой лишь адаптацию к условиям внешней среды. Так в деятельности функциональных экономических субъектов мы обнаруживаем не отношения, а скорее связи (прямые обратные, горизонтальные, вертикальные и т.д.), а также - в противовес общению, мы находим здесь лишь взаимодействие.

Получается, что эти два типа экономических субъектов создают, а затем отражают в своей деятельности разные аспекты общественно-экономической системы. Речь идет о таких сторонах ее, которые в литературе получили название либо генетические связи, либо функциональные связи 2, либо связи развития и функционирования, либо в более широком аспекте эти стороны общественно-экономической системы предстают как разные типы систем: органические системы, кибернетические. Хотя, по большому счету социальные системы не являются ни органическими в чистом виде, ни, тем более, кибернетическими системами. Однако, развитие человека и общества на определенных этапах видимо повторяет развитие и становление и других форм материи. В связи с этим человеческий социум приобретает либо природоподобные черты (отсюда сравнение общественных процессов, отношений, связей с механизмами всякого рода), либо характер кибернетических систем с их основными атрибутами: вход и выход системы, прямые и обратные связи, связи и элементы, структура и т.д., либо приобретает черты систем органического типа (эволюция, естественный отбор, становление системы в целостность и т.д.).

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.