WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 43 |
1210 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Оренбургский государственный университет" С.Н. БУЛГАНИНА ПРИРОДА И СТРУКТУРА ЭКОНОМИЧЕСКИХ СУБЪЕКТОВ МОНОГРАФИЯ Рекомендовано к изданию Ученым советом государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования - "Оренбургский государственный университет" Оренбург 2003 ББК 65.011 Б 90 УДК 330.101: 330.111.6: 330.117 Рецензенты:

доктор экономических наук А.И. Колганов, кандидат экономических наук А.И. Московский Булганина С.Н.

Б 90 Природа и структура экономических субъектов: Монография.

Оренбург: ГОУ ВПО ОГУ, 2003. – 340 с.

ISBN - В монографии предложена концепция экономического субъекта, объясняющая природу и основные типы действующих в экономике "лиц", особенности персонификации производственных отношений в разных социально-экономических условиях; рассмотрены некоторые противоречия становления новых хозяйственных форм и их субъектов в период радикальных трансформаций современного российского общества.

Монография предназначена для преподавателей и студентов экономических специальностей высших учебных заведений, научных работников, всех, кто интересуется методологией экономической науки.

ББК 65.011 Б 0602000000 © Булганина С.Н., 2003 ISBN © ГОУ ОГУ, 2003 2 Предисловие Экономические трансформации, происходящие в постсоциалистических странах, породили ряд новых иллюзий в отношении социальных сил и субъектов, которые должны обеспечивать содержание этих процессов: выбирать варианты преобразований, осуществлять поиск и реализацию методов трансформации и нести ответственность за их результаты. Одной из них можно назвать иллюзию об автоматическом действии рыночных регуляторов. Господствующее прежде представление о ведущей роли государства в хозяйственных процессах сменилось другим - о "невидимой руке" рынка. В таком случае из поля зрения вновь исчезают индивид, как главное действующее лицо любого исторического процесса, и социальные группы.

В то же время практика экономических преобразований демонстрирует значительную роль отдельных персон, олицетворяющих собой не только какиелибо виды бизнеса или его структуры, но и целые отраслевые и региональные экономические комплексы. Здесь обнаруживаются противоречия между обезличенностью производственных отношений, формируемых в ходе трансформации, и их олицетворением отдельными индивидами.

Проблема экономического субъекта в трансформирующемся обществе важна и актуальна не только с точки зрения выяснения тех социальных сил, которые направляют экономические преобразования, с одной стороны, или, с другой - становятся "материалом" для этих преобразований (или их "жертвой").

Вопрос об экономическом субъекте - это вопрос управляемости и направляемости хозяйственных, экономических процессов в глобальном масштабе также, как и в национальном. Ведь в условиях информационной экономики, несмотря на вновь обнаруживающуюся тенденцию к индивидуализации трудовой и производственной деятельности и по причине замены традиционных производственно-хозяйственных единиц теперь уже сетевыми структурами, индивид продолжает вытесняться из сферы принятия экономических решений.

Однако более важным аспектом проблемы экономического субъекта является проблема адекватности форм хозяйственной деятельности, вырастающих в ходе экономических трансформаций, с одной стороны, и их носителей, с другой. Трудность ее решения заключается в недооценке того обстоятельства, что носители хозяйственных форм - экономические лица, хотя и кажутся пассивными игроками, которые лишь следуют "рекомендациям" рыночного механизма, по существу являются подлинными их создателями. Здесь возникает необходимость изучения не только экономического субъекта, как такового, а, скорее, конкретно-исторического субъекта, создающего (совместно с другими, то есть всегда в качестве общественного субъекта) определенные экономические формы.

Предлагаемая вниманию читателей книга, конечно же, не является полным, исчерпывающим исследованием названных проблем. Некоторые ее положения могут показаться спорными и вызвать сомнения, причиной чему является дискуссионность поднимаемых вопросов, и, может быть, - не всегда достаточная ясность и определенность изложения теоретической позиции автора.

Я благодарна рецензентам книги - доктору экономических наук А.И.

Колганову и кандидату экономических наук А.И. Московскому, а также профессорам кафедры политической экономии экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова - Э.П. Дунаеву, В.В. Герасименко, С.В. Кадомцевой, В.М.

Кулькову, В.П. Третьяку, ее заведующему - профессору А.А. Пороховскому, - поддержавшим основные идеи этой книги и высказавшим конструктивные замечания в ходе обсуждения рукописи.

Хочу поблагодарить профессора К.А. Хубиева, замечания которого в свое время помогли улучшить структуру работы, и профессора В.Н. Черковца, в проблемной группе которого - "Воспроизводство и экономический рост", были апробированы некоторые положения разрабатываемой здесь проблемы.

Благодарю коллег по Оренбургскому государственному университету за поддержку и всестороннюю помощь в процессе работы над книгой.

Выражаю признательность профессору А.В. Бузгалину, который сыграл роль "идейного вдохновителя" работы над проблемой и ее организатора.

Введение: к истории вопроса Исторически проблема экономического субъекта восходит к проблеме экономического человека и к проблеме человека в экономике. Здесь в качестве господствующих методологических принципов или подходов, на основе которых она исследовалась в экономической теории, можно обозначить два. Первый их них представляет собой индивидуально-психологизированный подход, в рамках которого основным экономическим субъектом выступает отдельный индивид, наделенный мотивами рационального хозяйственного поведения.

Происхождение этих мотивов остается при этом неизвестным в той мере, в которой они определяются в качестве принадлежащих "человеку вообще".

Второй подход может быть обозначен как общественнообъективированный. На его основе выявляются причины общественного развития, основания социальных революций, смены общественных систем. Но при этом сами процессы остаются неперсонифицированными и обезличенными (за исключением марксовой теории в той ее части, где речь идет об основных типах экономических лиц, воплощающих в буржуазном социуме капитал, наемный труд, разные формы капитала и другие экономические формы).

Ни тот, ни другой принципы в отдельности не дают ответа на вопросы:

кто решает или призван решать основные социальные проблемы современности, стоящие перед странами различного уровня экономического развития; каким образом распределено экономическое пространство между основными участниками трансформационных процессов; кто, и за какие ресурсы и решения должен нести ответственность.

На проблему экономического субъекта выходили представители многих направлений и школ в силу "завязанности" на ней всех других проблем экономической теории. Поэтому, как правило, она разрабатывалась как сопутствующая. В наиболее явной форме ее постановку мы обнаруживаем в классической политической экономии и в теории Маркса. Именно в их работах нашло отражение обстоятельство, характерное для капиталистического способа производства, согласно которому индивид впервые в истории становится активным действующим лицом в общественных и хозяйственных процессах. Речь идет о теории экономического человека и его мировоззрении в работах А. Смита, И. Бентама, Дж. Гоббса и других авторов той эпохи. Маркс, в свою очередь, исследуя экономический строй капитализма, воссоздавая в категориях политической экономии основные звенья предшествующего развития человечества, создавая теорию классов, классовой борьбы, показал, что основными действующими лицами в истории являются общественные индивиды. При этом на поверхности явлений вместо них "действуют" товары, деньги, капиталы, цены, доходы и пр., то есть экономические формы, созданные самими же индивидами.

Главным в теории экономического человека является положение о приоритетном значении рациональных мотивов хозяйственно-экономической деятельности, с одной стороны, и о противопоставлении им рыночной стихии, с другой. Именно классики впервые "схватили" это противоречие, которое остается актуальным и для современной экономической теории.

Дальнейшее развитие проблема экономического человека получила в теориях неоклассического направления, в частности, в работах представителей австрийской школы. Однако здесь мы находим сужение проблемы, так как экономический человек предстает теперь уже только в качестве агента рынка, осуществляющего свободный выбор вариантов своего экономического поведения в отношении ограниченных ресурсов. Происходит сведение экономического человека к "продавцу - покупателю", а этих последних (подспудно, иногда и явно) - к потребителю. От экономического человека в теории неоклассиков остается лишь предпосылка об экономической свободе индивида, которая, закладывается, в свою очередь, в основание экономической теории в качестве принципа методологического индивидуализма (Й. Шумпетер).

Благодаря принципу методологического индивидуализма неоклассической экономической теории удалось поставить целый ряд самостоятельных проблем: от проблемы экономического оптимума, равновесия, замещения ресурсов на уровне отдельного хозяйственного звена до проблемы эффективности национальной экономики. Однако решение этих проблем на основе этого принципа методологически ограничено: признание в качестве необходимого условия свободы экономического выбора индивида наталкивается на положение о стихии рыночных процессов, т.е. неуправляемой никем свободной конкуренции (то самое противоречие, которое было отмечено еще А. Смитом). В неоклассической теории это противоречие обнаруживается в виде взаимоисключающих методологических предпосылок. В результате индивид оказывается несвободным действующим лицом, более того, его деятельность здесь превращается в поведение, которое, как известно, представляет собой процесс адаптации к изменяющимся условиям внешней среды. Таким образом, проблема экономического субъекта утрачивает свою самостоятельность и растворяется в побочных проблемах (эффективности использования ресурсов, проблеме замещения и т.д.).

Возвращение к проблеме свободного индивида как экономического субъекта мы находим в неоавстрийской школе, которая во многом наследуя теоретические предпосылки классиков и неоклассиков, в то же время много сделала для преодоления этих предпосылок и разрешения противоречий между ними. Во-первых, в работах Л. фон Мизеса и Ф. Хайека, например, более явно, а значит, и более продуктивно, противопоставляются свобода экономического выбора индивида и стихия рынка. При этом свобода экономического индивида переносится и на сам рыночный механизм: "спонтанный рыночный порядок" становится не только самодовлеющим условием эффективного хозяйствования, но и его необходимым результатом. При этом такое перенесение свойств индивида на рыночные процессы означает утрату самим индивидом свойств субъектности, что и находит выражение в теории неоавстрийской школы в виде появления нового субъекта - институтов. Несмотря на то, что для неоавстрийцев проблема институтов не является самостоятельной, индивид действует у них в определенной институциональной среде.

Наиболее выпукло поведение индивида в зависимости от общественных и в том числе экономических институтов, исследуется в работах как старых институционалистов, так и неоинституционального направления. Помещение индивида в исторически определенную институциональную среду, с одной стороны, конкретизирует проблему экономического субъекта, делая ее специфически исторической, так как предполагается, что институты изменяются, эволюционируют, изменяя тем самым и поведение индивидов. С другой стороны, тот факт, что между индивидами и институтами не прослеживаются связи генезиса и развития, обнаруживается вновь в том, что индивид лишается прежней активности и утрачивает свойства субъекта.

Неоинституциональное направление экономической теории, в лице Р.

Коуза, А. Алчяна, Х. Демсеца, О. Уильямсона и др., также сохранив предпосылку о свободе индивидов в процессе принятия хозяйственных решений, попыталось представить их в качестве сторон контракта, как специфического капиталистического института. Здесь институциональная среда предстает как совокупность норм и правил поведения, в основном, правового характера. Поведение индивида при этом, также и его свобода, провозглашаемая в качестве предпосылки, вновь ограничиваются, но теперь уже не столько стихией рынка, сколько институтами, в том числе, правовыми (почему-то называемыми экономическими). В то же время для неоинституционального направления характерно преодоление прежней ограниченности в понимании основных действующих в экономике лиц. Они выводят на арену хозяйственной жизни и других субъектов - организации, государство и другие структуры. (французские конвенционалисты: М. Агльетта, Р. Буайе, Ж. Сапир, О. Фаверо).

В отечественной экономической литературе советского периода проблема хозяйствующего (и экономического) субъекта редко ставилась как самостоятельная1. Она прослеживалась в качестве "фона" исследования ряда других проблем. Так, в 60-80-е гг. активно обсуждался вопрос о движущих силах общественно хозяйственных процессов, приводящих в действие агентов экономических отношений (В. Радаев, а также Г. Гредин, А. Здравомыслов, А. Ханипов). В качестве таких движущих сил исследовались потребности и интересы, а также стимулы. В свое время постановка вопроса о хозяйственном механизме социалистического общества (Л. Абалкин) потребовала также обратится к проблеме мотивов хозяйственно-трудовой деятельности членов общества.

Проблема субъективных факторов экономического развития также имеет отношение к постановке вопроса о движущих силах и экономическом субъекте в эпоху реального социализма (С. Рогачев). А в вопросе о формировании нового типа хозяйствующего субъекта в условиях социалистической экономики - ассоциации трудящихся, совместно присваивающих функции хозяйствующего субъекта, исследуемая проблема проявилась наиболее выпукло (А. Аузан, А.

Бузгалин, А. Колганов).

Отечественная экономическая теория традиционно обращает особое внимание на проблему собственности как сквозную для целого ряда вопросов См., например: Бузгалин А.В. Экономические субъекты: их отражение в политической экономии и роль в хозяйственной практике // Экономические науки. - 1984. - № 7; Гредин Г.Н. Основные субъекты социалистического производства и их экономические интересы. - Кемерово, 1984. - Деп. в ИНИОН. № 19462.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.