WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Практика принудительного труда «восточных рабочих» в сельском хозяйстве национал-социалистической Германии существенно отличалась от предписанных национал-социалистами норм обращения с гражданской рабочей силой из СССР. Условия труда и содержания «восточных рабочих» отражали дискриминирующие положения нацистского законодательства, основанного на нацистской доктрине о якобы неполноценности народов Советского Союза.

Основные проявления дискриминации «восточных рабочих» в сельском хозяйстве нашли выражение в заниженной оплате труда48, минимальном страховании49, уровне питания50, ограничении свободы переписки и передвижения51, социальной незащищенности женщин и детей52, а также осуществлявшейся по отношению к «восточным рабочим» практике суда и карательных органов нацистской Германии53.

Хотя положение «восточных рабочих» в «третьем рейхе» и было определено нацистским законодательством, однако, в каждом конкретном случае условия их жизни и труда зависели от действительного выполнения работодателями существовавших правовых норм. Среди факторов, влиявших на складывание условий труда в сельском хозяйстве, особое значение имели размеры сельского хозяйства. С целью изоляции от немецкого населения для «восточных рабочих» предписывалось такое же, как и для советских военнопленных, размещение «казарменного типа» в бараках по 20 человек.

Подобные лагеря размещались либо в крупных земельных хозяйствах, либо находились на обеспечении крестьянской общины. Условия содержания подобных рабочих команд были довольно тяжелыми, ввиду полного Anordnung des Generalbevollmchtigten fr den Arbeitseinsatz zur Regelung der Einsatzbedingungen der in der Landwirtschaft eingesetzten Ostarbeiter. 29. Juni 1944 // NLA-HStA Hannover. – Hann 275. – Nr.

343. – Bl. 14.

Merkblatt ber die Steuer- und Sozialversicherungspflicht auslndischer gewerblicher und landwirtschaftlicher Arbeiter und Angestellter. 5. Oktober 1945 // РГВА. – Ф. 1382к. – Оп. 1. – Д. 62. – Л.

11.

Имперский министр продовольствия и сельского хозяйства. Письмо местным учреждениям ведомств вопросов питания. 17 апреля 1942 г. // ГА РФ. – Ф. Р-7021. – Оп. 148. – Д. 11. – Л. 39.

Merkblatt zum Einsatz der Zivilarbeiter und –arbeiterinnen aus dem sowjetischen Gebiet in der Landwirtschaft. 21. Juli 1942 // STAMS. – Politische Polizei. – Nr. 366.

Behandlung von schwangeren Zwangsarbeiterinnen sowie deren Kinder nach der Geburt. Gemeinsamer Runderlass des Beauftragten fr den Vierjahresplan und des Generalbevollmchtigten fr den Arbeitseinsatz.

20. Mrz 1943 // Zwangsarbeit in Thringen 1940–1945. Quellen aus den Staatsarchiven des Freistaates Thringen / Hrsg. N. Moczarski; B. Post; K. Wei. – Erfurt, 2002 – S. 128.

Verordnung ber die Einsatzbedingungen der „Ostarbeiter“, 30. Juni 1942 // Ostarbeiter. Weirussische Zwangsarbeiter in sterreich. Dokumente und Materialien. – Graz-Minsk, 2003. – S. 74.

воплощения нацистских предписаний и отсутствия личной заинтересованности хозяина в высокой трудоспособности каждого отдельного работника.

Однако более немецких крестьянских хозяйств составляли мелкие и средние дворы, в которых были заняты от 1 до 3 рабочих. Для поддержки именно таких хозяйств, сильнее пострадавших от набора в вермахт, было разрешено единичное использование «восточных рабочих» в небольших крестьянских хозяйствах. Условия размещения «восточных рабочих» в мелких и средних крестьянских хозяйствах были легче. Гуманное отношение к ним части владельцев мелких и средних крестьянских хозяйств определялось экономической заинтересованностью в поддержании трудоспособности.

Последовательное претворение в жизнь постулатов «расовой» националсоциалистической идеологии наталкивалось в сельском хозяйстве на значительные препятствия, обусловленные особенностью процесса производства в аграрном секторе и высокой зависимостью от поступления рабочей силы ввиду роста дефицита трудовых ресурсов, а также несоответствием многих предписаний особенностям сельскохозяйственной деятельности. Удаленность репрессивного аппарата оставляла больше свободы действий отдельным крестьянам, которые зачастую руководствовались в обращении с «восточными рабочими» экономической выгодой, традиционными установками и христианской этикой. Значение этих факторов существенно нивелировалось в условиях крупных поместий, условия труда и содержания иностранной рабочей силы в которых зачастую по тяжести соответствовали промышленным предприятиям.

Второй параграф «Формы протеста и возможности выживания «восточных рабочих» в контексте их взаимоотношений с немецкими крестьянами» посвящен анализу поведения советских граждан в условиях принудительного труда в крестьянских хозяйствах и поместьях.

Ни в одной другой отрасли экономики нацистской Германии взаимодействие советских граждан, депортированных на принудительные работы в рейх, и немецкого населения не было так велико, как в сельском хозяйстве. Персонификация трудовых отношений в мелких и средних хозяйствах существенно сокращала возможность влияния государственного контрольного механизма, оставляя как «восточным рабочим», так и их работодателям больше свободы действий. Решение о том, придерживаться или нет предписанных национал-социалистами норм обращения с советскими гражданами, каждый крестьянин принимал самостоятельно.

Вследствие этого определяющим фактором для положения «восточных рабочих» в сельском хозяйстве нацистской Германии являлись взаимоотношения с немецким населением. В ситуации тесного взаимодействия с немецким крестьянством «восточные рабочие» не являлись пассивным объектом эксплуатации, но в рамках возможного могли оказывать влияние на собственное положение. Поведение «восточных рабочих» зависело от множества факторов и варьировало между приспособлением к сложившимся обстоятельствам и индивидуальным сопротивлением им. Среди выбранных «восточными рабочими» форм протеста активное сопротивление, ввиду сопряженного с ним риска, было довольно редким явлением. Частыми были такие формы протеста как побег или пассивное сопротивление, выражавшееся в медленном или небрежном выполнении полученной работы. Работа в группе, типичная для трудоиспользования в крупных поместьях, давала возможность оказания моральной и физической поддержки, предоставляла больше возможности для протеста. Даже в условиях принудительного труда группа работников зачастую поддерживала традиционный образ жизни советских селян. «Восточные рабочие», работавшие в крестьянских хозяйствах, чаще указывают на возможности приспособления. Процесс приспособления предполагал осознание и восприятие традиций жизни немецкого крестьянства, а также своей новой вынужденной социальной роли. Межкультурная коммуникация, обмен опытом, восприятие образа и ценностей немецких крестьян в мелких и средних крестьянских хозяйствах проходили интенсивнее, чем в поместьях.

В заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы.

Центральные элементы установленной для советских граждан системы принудительного труда в сельском хозяйстве были сформированы еще до начала их трудоиспользования. Уже в первой трети XX в. были заложены основы системы принудительного труда в сельском хозяйстве, включавшие административный аппарат для регулирования сферы занятости и монопольное право государства на определение численности занятых в сельском хозяйстве Германии иностранцев. В годы Второй мировой войны она была дополнена идеологической компонентой, основанной на нацистской доктрине «расового» превосходства немцев, и опробована, прежде всего, на польских гражданах.

Специфика установленной для советских граждан системы принудительного труда в сельском хозяйстве заключалась в более выраженной «расовой» дискриминации.

Эволюция системы принудительного труда советских граждан в сельском хозяйстве в годы Второй мировой войны была незначительной. Некоторая модификация законодательства, все больше отвечавшая условиям сельскохозяйственного труда, не оказала существенного влияния на организацию трудового использования «восточных рабочих». Общеимперские меры по повышению трудоспособности советских граждан были ограничены, в частности введением запрета на рукоприкладство и попыткой привнесения в систему принудительного труда «восточных рабочих» отдельных элементов рыночного стимулирования производительности труда.

Практика принудительного труда «восточных рабочих» в сельском хозяйстве национал-социалистической Германии существенно отличалась от предписанных национал-социалистами норм обращения с гражданской рабочей силой из СССР. Среди факторов, влиявших на складывание условий труда «восточных рабочих» в сельском хозяйстве, особое значение имели: уровень дефицита рабочей силы, приверженность крестьянского населения традициям сезонного труда, особенности процесса производства, степень контроля государства, а также взаимоотношения с работодателем. Значение большинства вышеперечисленных факторов существенно нивелировалось в условиях крупных поместий, условия труда и содержания иностранной рабочей силы в которых зачастую по тяжести соответствовали промышленным предприятиям.

Вследствие специфики сельскохозяйственного труда в малых и средних крестьянских хозяйствах определяющим фактором для положения «восточных рабочих» в сельском хозяйстве нацистской Германии являлись взаимоотношения с немецким населением. Наблюдавшаяся здесь персонификация трудовых отношений существенно сокращала возможность влияния государственного контрольного механизма, оставляя как «восточным рабочим», так и их работодателям больше свободы действий, однако не гарантировала улучшения условий труда и содержания «восточных рабочих».

В ситуации тесного взаимодействия с немецким крестьянством «восточные рабочие» не являлись пассивным объектом эксплуатации, но в рамках возможного могли оказывать влияние на собственное положение.

Поведение «восточных рабочих» зависело от множества факторов и варьировало между приспособлением к сложившимся обстоятельствам и индивидуальным сопротивлением им. Процесс приспособления «восточных рабочих» предполагал осознание и восприятие традиций жизни немецкого крестьянства, а также своей новой, осознававшейся как временная, социальной роли.

В осуществлении захватнических планов нацистов «восточные рабочие» играли роль дешевого трудового резерва для аграрного сектора. Главное отличие установленной нацистами системы принудительного труда от предыдущего опыта труда иностранцев в сельском хозяйстве заключалось в закрепленной нацистским законодательством «расовой» дискриминации, которая вторгалась в организацию трудовых и бытовых отношений между иностранными работниками и работодателями в деревне. Невозможность полного осуществления на практике нацистских предписаний, характерная для взаимодействия системы и практики принудительного труда «восточных рабочих» в сельском хозяйстве Германии 1941-1945 гг., означала для депортированных советских граждан увеличение шансов выжить и, хотя бы отчасти, сохранить здоровье.

Возвращение на родину не стало для «восточных рабочих» окончанием трудностей, выпавших на их долю. Во время допроса органами репатриации многие бывшие работники принудительного труда называли сельское хозяйство Германии в качестве основной сферы своего трудоиспользования, полагая, что могут таким образом уменьшить вероятность обвинения в пособничестве врагу. Занятость в сельском хозяйстве, как в военные, так и в послевоенные годы не стала, однако, для бывших работников принудительного труда гарантированной возможностью избежать кардинального ухудшения жизненной ситуации.

В приложении помещены таблицы отражающие динамику численности рабочей силы и, в частности, «восточных рабочих» в сельском хозяйстве нацистской Германии в 1942-1944 гг., количество хозяйств и используемую ими сельскохозяйственную площадь в «третьем рейхе» по данным 1939 г., график динамики дефицита рабочей силы в сельском хозяйстве Германии 19421944 гг.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:

Статьи в изданиях из перечня, утвержденного ВАК:

1. Данченко, Е.Л. Труд иностранных рабочих в сельском хозяйстве Германии начала XX в. / Е.Л. Данченко // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. Экономика.

Информатика. – 2009. – № 1 (56). – Выпуск 9. – С. 45 – 48. (0,5 п. л.) 2. Данченко, Е.Л. Проявления дискриминации «восточных рабочих» в сельском хозяйстве национал-социалистической Германии в оды Второй мировой войны / Е.Л. Данченко // Политика и общество. – 2011. – № 2. – С.

46 – 54. (1,0 п. л.) Публикации в научных изданиях:

3. Данченко, Е.Л. Принудительный труд «восточных рабочих» в сельском хозяйстве нацистской Германии/ Е.Л. Данченко// Новейшая история Германии. Труды молодых ученых и исследовательские центры: [сборник]/ Сост. Б. Бонвеч, Б. Орлов, А. Синдеев. – М.: КДУ, 2007. – С.127 – 134. (0,35 п.

л.) 4. Данченко, Е.Л. Фриц Заукель – «самый крупный и жестокий работорговец со времен египетских фараонов»/ Е.Л. Данченко // Личность в истории.

Личность историка: тезисы второй региональной научной конференции Воронеж: ВГУ, 2008. – С. 231 – 233. (0,1 п. л.) 5. Данченко, Е.Л. Практика принудительного труда советских граждан в аграрном секторе экономики национал-социалистической Германии (1941 – 1945 гг.) / Е.Л. Данченко // Общество, право, правосудие: сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции: в 2 ч. / ГОУ ВПО «Российская академия правосудия», Центральный филиал; отв. за выпуск В.И. Филатов. – Воронеж: ООО Типография «ЛИО», 2009. – Ч.1. – С.

298 – 304. (0,4 п. л.) Опубликованные труды отражают основное содержание диссертации.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.