WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 45 |

Маттиас Шпис факультет Географии, Государственный Университет г. Йоенсуу (Финляндия) ОРГАНИЗАЦИЯ И УСЛОВИЯ ТРУДА НА РОССИЙСКОМ СЕВЕРЕ: НА ПРИМЕРЕ РОССИЙСКО- ФИНЛЯНДСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА НА СЕВЕРЕ Нефтедобыча в северных регионах России требует организации регулярных перевозок рабочих и строительства жилых комплексов для семей нефтянников. Учитывая суровые условия Крайнего Севера, необходимо создать наиболее благоприятные предпосылки для высокопродуктивного труда. В этой статье анализируется точка зрения самих рабочих по вышеупомянутым вопросам.

В этой работе представлены предварительные результаты исследований, направленных на анализ условий работы нефтянников России. Данное исследование основывается на изучении мнения рабочих и их семей занятых на предприятиях нефтедобывающей компании '' СеверТЭК ''. Руководство компании находится в городе Усинск (Республика Коми), а основные работы по добыче нефти ведутся в Южном Шапкино (Ненецкий Афтономный Округ). Равноправными владельцами компании являются Лукойл (Россия) и Фортум (Финляндия), наглядно демонстрируя пример международного сотруднечества в нефтяном комплексе России.

Проведенное независимое исследование прежде всего дало непосредственную картину точки зрения самих нефтянников по конкретным организационным и практическим шагам, направленным на улучшение условий труда и проживания в суровых условиях Крайнего Севера. Более того, значимость условий труда для каждого рабочего в отдельности определялась дополнительными вопросами, связанными с семьей, бытом и личной жизнью опрашиваемых. Большинство опрошенных рабочих компании ''СеверТЭК'' проявили высокую степень активности (N=357).

Заподные исследования и литература игнорируют огромные расстояния, характерные для Российской дествительности. Россия принадлежит к категории стран, обладающими богатыми ресурсами и большими территориями как, например, Канада или Австралия. Данное исследование может быть рассмотрено как попытка взглянуть на современную Россию глазами Западных исследователей.

Основой концепции создания и восстановления рабочих мест в промышленных районах добычи нефти, газа, угля и других полезных ископаемых является их территориальная удаленностьи вследствии этого – недостаток рабочей силы из местного населения и/или невозможность привлечь рабочих из более южных регионов. Плотный график работы вахтенных рабочих, проживающих рядом с местом добычи перемежается с длительными периодами отдыха с семьей. Кроме того, картину дополняют расстояния в несколько тысяч километров и необходимость регулярного сообщения между разными континентами (The Chamber of Minerals and Energy Western Australia 2005, 4 ; Storey 2001). Организация перелетов рабочих в зону нефтедобычи и обратно в жилые поселки, является наиболее типичным для территориально удаленных регионов. Такое сообщение получило название ''полеты в зону выработки и обратно'' fly – in/ fly – out (FIFO). Транспортная система, организация регулярных перевозок, график работы нефтянников и условия проживания могут существенно отличаться друг от друга в зависимости от места расположения региона.Временное и пространственное разделение между местом работы нефтянников и их домом является основым различием традиционных форм организации труда в нефте – и газодобывающих отраслях производства. Простраственный диапозон доступных возможностей как для работодателей так и для рабочих достаточно широк (Houghton 1993, 289).

Способы сообщения играют особую роль для России. Практически незаселенный, богатый полезными ископаемыми, Северный регион России занимает значительтую часть территории страны.

Поэтому организация регулярного сообщения между территориально удаленными регионами являлась и является одним из важнейших аспектов Российской экономики. С самого начала индустриального освоения северных ресурсов решающим вопросом был вопрос притока рабочей силы. Было опробовано несколько вариантов с целью обеспечения достаточным количеством рабочей силы действующие разработки, ведущиеся в экстремальных условиях Крайнего Севера. Свешников (1988, 280) дает определение предшествующим опытам организации регулярных перевозок как экспедициям, связанным с жилыми поселками, получающими снабжение за счет городов, расположенных в более благоприятых условиях. Armstrong (1976, 279) ссылается на сменный метод добычи сырья, применяемых в районах Крайнего Севера в 60 – е годы прошедшего столетия. Этот метод основан на тех принципах, что и современный метод добычи в труднодоступных регионах России и, по мнению автора, существует достаточное колличество предпосылок для более эффективного использования этого метода в условиях Крайнего Севера.

Результаты исследования Следующие выводы основаны на частичном анализе 357 анкет, собранных осенью 2004 г в жилом комплексе Южное Шапкино.

В Южном Шапкино проживают высококвалифицированные рабочие, рабочие знакомые с методом регулярных перевозок на дадльние расстояния. Средний возраст рабочих 38 лет; 61% уже имеют опыт работы в других нефтедобывающих компаниях и 65% знакомы с методом перевозок. Кроме того, большинство мужчин, работающих в компании женаты 95% или живут в гражданском браке 83% и 77% имеют детей. Обычный график работы 15 дней вахты и 15 дней отдыха, или 30/30 дней по соглашению. Эти цифры особенно важны для анализа результативности применяемого метода. Рабочочие “СеверТЭК“ преодалевают значительные расстояния (около 1071 км / 665 миль), а некоторые рабочие вынуждены преодолевать по нескольку тысяч километров, например из Комсомольска – на – Амуре.

Вообщем, у опрошенных высокая степень оценки условий труда и быта, созданных в Южном Шапкино. Подавляющее большинство опрошенных 92% убеждено, что при созданных условиях возможно осуществить цели и задачи профессионального характера.

Как видно из схемы 1, большинство опрошенных довольны существующим положением. Лишь телефонная связь и дорожное сообщение оставвляют желать лучшего. Низкий рейтинг категории ‘бар’объясняется отсутствием такового из – за безалкогольной политики в Южном Шапкино.

Анализ рейтинга менее специфических характеристик предлогаемого метода дает несколько иную картину. Большинство рабочих считает, что метод регулярных перевозок и организация жилых комплексов являются более удачными, чем традиционные методы организации труда. Поэтому, многие рабочие хотели бы продолжать работать в созданных условиях. Некоторую озабоченность вызывает уровень социальных услуг и связанные с этим семейные проблемы в Южном Шапкино. Это неожиданно еще и потому, что уровень доходов работников “СеверТЭК” выше среднего уровня доходов в целом по России.

Жилищные условия 95,Организация питания 95,Освещение 91,Воздушное сообщение 90,Медицинское обслуживание Телевидение 85,Санитарно – гигиеническое обслуживание 84,Разнообразие питания 80,Шумоизоляция 74,Телефонная связь 56,Дорожное сообщение Бар 22,0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 Доля позитивных ответов опрошенных в % Схема 1: Уровень удовлетворения удобствами жилищного комплекса Выводы Несмотря на тяжелые условия работы и проживания в Южном Шапкино, вообщем, работа на Крайнем Севере не является более вызовом для рабочих. Большинство опрошенных воспринимают работу на дальних разработках вполне позитивно. Большинство факторов, изученных во время анкетирования свидетельствуют о том, что рабочие одобряют решения, связанные с организацией труда на основе метода регулярных перевозок. Этот способ организации труда находит все более широкое применение в нефтедобывающей отрасли России. Возникающие проблемы личного, семейного характера, к удивлению исследователей, не играют решающего значения. Это подтверждается и тем фактом, что большинство работающих проживают с семьями после развода.

Среди опрошенных присутствует достаточно высокий уровень прагматизма. В общем, судя по результатам исследования, рабочие позитивно воспринимают экстремальные условия труда в условиях Крайнего Севера. Работодателям необходимо активно сотрудничать с рабочими с целью создания достойного уровня труда и быта, внося свой вклад в общее дело.

Мне нравится работа на основе ротации больше 57,чем проживание и работа на одном месте Я хотел бы работать на рабочем месте как это до 60,пенсии Совместное проживание в одном жилом 7,комплексе вызывает у меня стресс Мой рабочий график доставляет проблемы моей 15,семейной жизни Я считаю компенсацию за работу на рабочем 44,месте в течении нескольких дней справедливой Моя зарплата отвечает моим потребностям 18,Мои перспективы ограничены 36,0 10 20 30 40 50 60 Доля положительных ответов (абсолютно согласен, согласен) в % Схема 2: Уровень одобрения с индивидуальными условиями работы Литература 1. Армстронг, Теренс (1976), ’’Сменный метод работы в условиях Арктики’’, “Полярный вестник“, изд.18, № 114, стр. 279 – 281.

2. Хафтон, Д.С. (1993), “Регулярные перевозки на дальние расстояния:

новый подход в горной промышленности Австралии“, журнал “География“, изд. 159, № 3, стр. 281 – 290.

3. Стори, Кейт (2001), “Полеты туда/ полеты обратно. Разработки полнзных ископаемых и региональное развитие западной Австралии“, Австралийский географический журнал, изд. 32, № 2, стр. 133 – 148.

4. Свешников, В.К. (1988), “Проблемы развития советского Крайнего Севера“, “Мянтю”, Йорма и Прессман, Норман, ”Полярные Города“, Строительная Книга, Хельсинки.

5. Палата Полезных Ископаемых и Энергии Запaдной Австралии (2005), “Полеты туда/ Полеты обратно. Перспективы поддержки.

Дискуссия о тройном влиянии сути метода регулярных перелетов в секторе полезных ископаемых Западной Австралии“. (16 июня 2005;

http/www.cmewa.com/docs/FlyInBrochure.pdf).

6. Armstrong, Terence (1976), “The ‘shift method’ in the arctic”, In: Polar Record, Vol. 18, No. 114, pp. 279-281.

7. Houghton, D.S. (1993), “Long-distance Commuting: a new Approach to Mining in Australia”, In: The Geographical Journal, Vol. 159, No. 3, pp. 281290.

8. Storey, Keith (2001), “Fly-in/Fly-out and Fly-over: Mining and Regional Development in Western Australia”, In: Australian Geographer, Vol. 32, No.

2, pp. 133-148.

9. Sveshnikov, Viacheslav K. (1988), “Development Problems in the Soviet Far North”, In: Mnty, Jorma and Pressman, Norman (eds.), Cities Designed for Winter, Building Book Ltd, Helsinki.

10. The Chamber of Minerals and Energy Western Australia (2005), Fly in / Fly out: A sustainability perspective. A discussion on the triple bottom line impact of fly in / fly out operations in Western Australia’s resource sector” (Accessed 16.June 2005: http://www.cmewa.com/docs/FlyInBrochure.pdf).

Dr. Paul Fryer Department of Geography, University of Joensuu THE CHALLENGES OF CROSS-BORDER EDUCATION: THE FINNISH-RUSSIAN CASE Finland and Russia are important partners in international cooperation, and this is especially true for the universities and research institutes of Petrozavodsk and Joensuu. For the past year, FinnishRussian co-operation in higher education has been moving ahead with an initiative originally sponsored by Finnish Ministry of Education, the Cross-Border University (CBU) Project. After so many years of bilateral contact between individuals and institutions in our two countries, the current project is both a continuation of, and a new way of meeting the challenges of cross-border relations between neighbours. In this paper I will discuss briefly some of these challenges and how the CBU is proposing to overcome them.

Finland’s academic ties to Russia and the Soviet Union have been somewhat unique, due to the ‘special’ political relationship of monitored Finnish neutrality established after 1948 between the former enemies. During the Soviet period, the only formal agreement at the state-level concerning educational co-operation came in 1960, though the arrangements were largely symbolic with a large emphasis on language studies. The bilateral contacts between higher educational institutions that existed already during the Soviet period were very strictly monitored and controlled, and it can be argued that cooperation was superficial. Despite the challenge of these limited ties, however, Finnish researchers were well-poised to take advantage of the explosion in academic research in Russia that came with the collapse of the Soviet Union, activities that have been supported widely at the institutional and state levels in Finland ever since. The special relationship continued to be emphasised when Finland joined the European Union in 1995, as government and academic institutions – highlighting the EU’s only land border with the Russian Federation – tried to position themselves as a bridge between Brussels and Moscow.

After Russia signed up to the Bologna Declaration in 2003, the Finnish Ministry of Education committed itself to helping Russia implement it.

As EU enlargement in 2004 has eliminated Finland’s border advantage within the union, the Finnish side has sought new and creative approaches to co-operation with Russia to try and maintain the close relationship – and the establishment of joint programmes as envisioned by the CBU is one of these approaches. For example, the CBU project continues and supports several government programmes: the Foreign Ministry’s Strategy for Co-operation in Neighbouring Areas (2000) and leading role in the EU’s Action Plans for the Northern Dimension (and 2004) are connected to CBU development; the Academy of Finland’s research programmes Russia and Eastern Europe (1995-2000) and Russia in Flux (2004-2007) have increased the academic contacts with Russian institutions directly and indirectly; while the Ministry of Education has funded special exchanges with related Finno-Ugrian speaking minorities and regions of the Russian Federation.

The importance of general Finnish-Russian cross-border relations is underlined at many levels, for example this year’s development strategy for eastern Finland is implicitly dependent upon cross-border cooperation (Etel-Savon Maakuntaliitto 2005). The Cross-Border University, therefore, can be interpreted as higher education in support of these goals. The CBU project has, in some form or other, been discussed in eastern Finnish universities for some time as a logical next step beyond existing programmes. Several universities have been running successful international study programmes of various descriptions, including International Master’s Degrees, involving increasing numbers of Russian students. Special mention has to be made of the International Master’s Programme in Information Technology (IMPIT), which is running collectively at Lappeenranta, Joensuu, and Kuopio universities (see, e.g. Voracek 2003; Voracek & Zemcik 1999), and involved partners in Petrozavodsk and St.

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 45 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.