WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 45 |

Активному расширению политики международного сотрудничества должно способствовать продвижение экспортных товаров на зарубежные рынки, осуществление на региональном и местном уровне комплексных меры по повышению инвестиционного потенциала территории, активное участие предпринимателей в межрегиональных выставках, презентациях. Немаловажным фактором успешного взаимодействия сторон может считаться внедрение представителей бизнеса и региональных властей в состав постоянно действующих как межправительственных, так и созданных: при министерствах и ведомствах Комитетов и Комиссий по торговому и научно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами.

Тем не менее, несмотря на ряд препятствий в деятельности уже сегодня наблюдается положительная тенденция в укреплении международного сотрудничества на уровне, как крупных производств, так и на уровне малого бизнеса. Безусловно, такая тенденция не может не радовать и в дальнейшем можно надеяться на общее увеличение темпов социально-экономического развития при участии рассматриваемого направления не только по отдельно взятому региону (в данном случае РК), но и в целом по всему Северо-Западному федеральному округу.

С. В. Макарова Петрозаводский Государственный Университет ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ КООРДИНАЦИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ И ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Распад СССР и появление на его территории новых государств резко изменили положение регионов России. Это выразилось, в частности, в увеличении числа приграничных субъектов Российской Федерации. Получив право на международную деятельность, регионы активно начали внедряться в различные схемы трансграничного сотрудничества. В начале 90-х годов многие регионы вопреки Конституции РФ выходили на международный уровень, считая себя полноправными сторонами международного общения и даже субъектами международного права. Тормозом для многих перспективных контактов как по официальной, административной линии, так и на негосударственном уровне оказалась неразвитость нормативно-правовой базы международной деятельности регионов. Поэтому вступление в силу в 1999 г. Федерального закона «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» - стал исключительно важным шагом вперед.

Сегодня региональное законодательство приведено в соответствие с федеральным, трансграничная деятельность субъектов стала постепенно вписываться в установленные федеральным законодательством рамки.

Существует точка зрения, согласно которой для успешной трансграничной деятельности регионов любой федерации важны три фактора — тип власти, степень централизации, уровень открытости37. Под типом власти здесь понимается соотношение позиций различных акторов в политическом процессе в субъектах Федерации, но это вопрос взаимодействия региональных политических элит. Здесь же нас больше интересует с правовой точки зрения «уровень открытости» (для иностранных инвестиций и Rozman, G.1995. Spontaneity and Direction Along the Russian-Chinese Border. — Rediscovering Russia in Asia; Siberia and the Russian Far East. L.

приграничного сотрудничества) регионов и «степень централизации» Федерации (эффективность механизмов координации внешних связей субъектов Федерации), которые сильно, но неоднозначно влияют на отношения региона с внешним миром.

С учетом новой роли субъектов федераций возникает вопрос о пределах правовых возможностей земель выступать на международном уровне, об объеме полномочий на заключение соглашений и договоров, и, наконец, об ответственности за взятые землями на себя обязательства по соглашениям.

Субъекты РФ вправе осуществлять разного рода внешние связи с субъектами иностранных государств и их административнотерриториальными образованиями. Однако эти связи не могут противоречить требованиям основного закона и общефедеральным интересам.38 Теория международного права устанавливает, что Федерация, в качестве общего правила, является единым субъектом международного права39.

В то же время Г.В. Игнатенко справедливо замечает, что сегодня «само международное право практически свободно от норм, которые хоть в какой-то мере определяли бы международно-правовой статус политико-территориальных образований, являющихся составными частями федеративных государств, и теория международного права не перегружена концептуальными положениями»40.

Кроме того, международное право открыто для появления новых нетрадиционных субъектов, а уникальной федерацией в этом смысле был Союз ССР, активное участие республик которого в международных отношениях давало и дает повод предполагать возможное признание за членами федераций статуса полноправных субъектов международного права или, по крайней мере, прогнозировать повышение роли членов федераций на международной арене в будущем.

Морозов Н.Л. Договорные отношения в публично-правовой сфере // Государство и право. 2005. № 7. С. 77.

См.: Лукашук И.И. Участие федеративных государств в международных договорах // Журнал российского права. № 5. 2003. С. 76.

Цит. по: Игнатенко Г.В. Международно-правовой статус субъектов Российской Федерации // Российский юридический журнал. 1995. № 1. С. 15 - 16.

Некоторые исследователи считают, что в международном праве сложились нормы обычного права, признающие право субъектов федерации на международную правосубъектность: ни одно государство международного сообщества не выступает против этого, и, следовательно, присутствует, как бы молчаливое согласие других государств о праве субъектов федерации быть участниками международных отношений.

Однако, известно, что в 1966 г. Комиссия международного права ООН сформулировала правило, которое, однако, не приобрело пока качества обычной нормы международного права: государства - члены федерации «могут обладать способностью заключать международные договоры, если такая способность допускается федеральной конституцией, в установленных ею пределах»41. Однако при реализации этого правило возникает немало юридических проблем. Более того, опыт показывает, что ни сами федерации, ни их иностранные партнеры, за редкими исключениями, не готовы признать за членами федерации статус субъектов международного права даже в ограниченном виде.

Вопросы правосубъектности членов иностранных федераций достаточно подробно исследованы в литературе42. Так, многими учеными (Г.В.Игнатенко, В.В.Пустогаров, Ю.И.Федоров, Л.Ф.Болтенкова и др.) признается, что составные части федерации, главным образом республики, могут обладать международной правосубъектностью, быть субъектами международного права или субъектами особой категории с ограниченной международной правосубъектностью, отличающейся от универсальной международной правосубъектности федерации. Однако целый ряд юристов-международников отрицает международную правосубъект Цит. по: Игнатенко Г.В. Международно-правовой статус субъектов Российской Федерации // Российский юридический журнал. 1995. № 1. С. 6.

Вельяминов Г.М. Правовой статус субъектов Российской Федерации и проблемы признания // Московский журнал международного права. 1995. № 2. С. 3 - 13; Пустогаров В.В. 1) Члены федерации как субъекты международного права // Государство и право. 1992. № 1. С. 43 - 53; 2) Международные связи субъектов Российской Федерации и их правовое регулирование // Государство и право. 1994. № 7. С. 131 - 138; Федерализм - глобальное и российское измерения: Международная научно-практическая конференция. Казань, 1993, и др.

ность, в том числе и республик в составе Российской Федерации (Н.А.Ушаков, Г.М.Вельяминов, И.И. Лукашук).

Не вызывает сомнения, что в международно-правовых отношениях государство всегда будет оставаться основным субъектом, обладающим полной международной правосубъектностью. Однако, возможно члены Федераций смогут иметь ограниченную международную правосубъектность – способность заключать международные соглашения по вопросам своей компетенции, открывать представительства за рубежом, обмениваться делегациями и т.п.

Но при этом для обеспечения согласованности федеральной политики и деятельности субъектов необходим четкий механизм координации связей субъектов с федеральным центром, а также эффективное управление внешними связями в самих субъектах. Речь может идти не о полноправных субъектах международного права, а лишь об участниках международного общения в силу особого международного титула.

Конституция РФ 1993 года отнесла внешнюю политику к ведению Федерации (п. «к» ст.71), а координацию международных связей субъектов – к совместному ведению Федерации и субъектов (п.

«о» ст. 72). Таким образом, Россия избрала особую модель разграничения полномочий в международной сфере, различая отношения и связи. Субъекты поддерживают «связи», а Федерация – «отношения» - это разграничение выражает намерение не ставить на один уровень межгосударственные отношения и международные связи субъектов.

При этом если большинство федеративных государств устанавливают двойной уровень полномочий (Федерация отвечает за внешнюю политику и координацию связей субъектов Федерации, а субъекты – за осуществление внешних связей)43, то российская Конституция в этой сфере установила тройной уровень (Федерация ведает внешней политикой; Федерация и субъекты – координацией внешних связей субъектов; субъекты РФ осуществляют международные связи).

Субъекты РФ, как следует из ст. 72 (п. «о» ч. 1) и 76 (ч. 2), Конституции РФ, вправе осуществлять внешние связи, причем двух См.: Орлов В.Я. Внешняя политика и российские регионы // Международная жизнь. 2000. № 10. С. 45.

отдельных видов: «международные» и «внешнеэкономические» при условии, что они не затрагивают предусмотренные ст. 71 (п.

«к», «л», «м», «н») полномочия и прерогативы РФ как суверенного государства, а координация таких связей определяется федеральным законом.

Порядок осуществления прямых международных связей субъектов РФ (которые являются составной частью внешних сношений Российской Федерации) и их правового регулирования, достаточно обстоятельно отражен в ФЗ РФ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации».Субъекты обладают правом на осуществление международных и внешнеэкономических связей в торгово-экономической, научнотехнической, экологической, гуманитарной, культурной и в иных областях с субъектами или административно-территориальными образованиями иностранных (федеративных) государств, а также на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели (ч.1 ст.1).

Для согласования проект соглашения субъекта РФ не позднее, чем за месяц до подписания представляется в МИД РФ и другие федеральные органы исполнительной власти45. Последние информируют орган государственной власти субъекта РФ о результатах рассмотрения проекта соглашения, как правило, не позднее чем через 20 дней после получения его проекта. В случае возникновения разногласий применяются согласительные процедуры.

Такие соглашения субъектов РФ независимо от формы, наименования и содержания не являются международными договорами РФ, а федеральные органы государственной власти не несут по ним ответственности. Важно отметить, что указанные соглашения могут быть оспорены в судебном порядке, а их действие в соответствии с ч.2 ст.85 Конституции РФ приостановлено до окончательного решения вопроса соответствующим судом.

Вступая в международные и внешнеэкономические связи, субъ СЗ РФ. 1999. № 2. Ст. 231.

См.: ч.1 ст.4 ФЗ РФ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» от 4.01.99 г. № 4-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 2.

Ст. 231.

екты РФ видят в них, прежде всего, средство, способное содействовать решению их экономических и социальных проблем. Поэтому главное место в системе их внешних связей занимает внешнеэкономическая деятельность. Ключевым вопросом при этом является оценка ее эффективности, степени влияния на жизнь региона, его экономику. Поэтому существенный элемент координации – экспертиза в МИД РФ и в других федеральных органах исполнительной власти соглашений о сотрудничестве субъектов Федерации с зарубежными партнерами.

Для осуществления субъектами РФ международных и внешнеэкономических связей с органами государственной власти иностранных государств требуется согласие Правительства РФ. Такое решение принимается на основании обращения органов исполнительной власти субъекта РФ, содержащего обоснование необходимости осуществления таких связей, при наличии положительного заключения МИД РФ, и других федеральных органов исполнительной власти в соответствии с их компетенцией46. Указанный порядок, по мнению многих представителей субъектов РФ и федеральных органов власти, значительно затрудняет работу по активизации трансграничного сотрудничества регионов47. Между тем, исходя из замысла законодателя, так называемые «диагональные» связи субъектов с министерствами (даже правительствами) иностранных государств, являются исключениями из правил «горизонтального» сотрудничества, поэтому требуют особого порядка согласования.

Помимо этого, субъекты РФ по согласованию с МИД РФ пользуются правом открывать свои представительства за пределами РФ, а также давать разрешение на открытие на территории субъ Постановление Правительства РФ от 01.02.2000 № 91 «О принятии Правительством Российской Федерации решений о согласии на осуществление субъектами Российской Федерации международных и внешнеэкономических связей с органами государственной власти иностранных государств» // СЗ РФ. 07.02.2000. № 6.

Ст.771.; См. также п.1 ст.8 ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» от 08.12.2003 № 164-ФЗ // СЗ РФ. 15.12.2003 № 50.Ст.

4850.

Николаева В.Ф. Бюллетень Консультативного Совета субъектов РФ по международным и внешнеэкономическим связям субъектов при МИД РФ. Одиннадцатое заедание. 29.12.2000 // http://www.ln.mid.ru/bull.nsf/b8c211ca1a623d7f432568e900412aекта представительств субъектов, административнотерриториальных образований иностранных государств. Но такие представительства не обладают дипломатическим статусом, на них не могут быть возложены консульские или дипломатические функции, а сами представительства и их работники не пользуются дипломатическими привилегиями и иммунитетами48. Это еще раз подчеркивает немеждувластный характер подобных связей.

Субъекты РФ в 90-е годах заключили свыше 400 соглашений международного характера. На начало 2003 года субъектами РФ было заключено более двух тысяч соглашений о межрегиональном и приграничном сотрудничестве49. В связи с этим возник вопрос может ли РФ выступать гарантом и нести ответственность по таким соглашениям, если они не будут выполнены соответствующим субъектом Федерации.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 45 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.