WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 37 |

Наконец, в-четвертых, возможность сопоставления «контрастных случаев». Соответствующая методология используется в ситуациях, когда изучаются не массовые, а единичные явления и тем самым проведение эконометрического анализа невозможно. Тогда для доказательства того или иного тезиса выбираются так называемые «контрастные случаи», по максимуму схожие между собой, но в одном из которых наличествует изучаемый фактор, а в другом – отсутствует. На основе сопоставления последствий делается вывод о важности и характере влияния данного фактора на результаты.

Соответственно анализу подвергнуты выбранные на основе вышеприведенных критериев два города США, один из которых представляет собой историю успеха, другой – неудачи; два дополняющих друг друга примера в Великобритании, а также три города континентальной Европы.

В заключении представлены выводы и рекомендации о возможности применения международного опыта для российских городов.

Очевидно, что проблематика городского развития, городских стратегий является чрезвычайно сложной и дискуссионной. Данная работа не ВВЕДЕНИЕ претендует на то, чтобы дать окончательные ответы на возникающие в данной сфере вопросы, в том числе и связанные с международным опытом. Ее цель в первую очередь заключается в том, чтобы активизировать дискуссию о будущем городов, о применимости мирового опыта к российской действительности, а также содействовать преодолению некоторых ложных стереотипов, сложившихся в данной сфере.

ЧаСТь 1. СТаРопРомышлЕнныЕ ГоРода В конТЕкСТЕ мИРоВых экономИЧЕСкИх И СоцИальных пРоцЕССоВ Глава 1. Современные концепции развития общества и экономики Термин «постиндустриальная экономика» используется повсеместно, однако, как правило, его употребляют не в точном смысле этого слова, а с целью противопоставления промышленного прошлого и современных социально-экономических условий. В то же время, во-первых, у постиндустриальной экономики есть более четкие характеристики, во-вторых, это далеко не единственная концепция, описывающая современные тенденции; в-третьих, не все существующие концепции рассматривают промышленность как «прожитый» этап. Основные споры, таким образом, возникают вокруг вопросов о том, насколько и чем современная экономика отличается от индустриальной, какова в ней роль сектора услуг и могут ли услуги быть реальной основой экономического развития. Видение ответов на эти вопросы определяет стратегии развития как отдельных городов, так и целых государств.

1.1. Основные черты постиндустриальной эпохи Эпоха индустриальной экономики, где господствовало промышленное производство, а основным фактором производства были материальные активы, в середине ХХ в. стала утрачивать свои характерные черты. Этот процесс наиболее ярко проявил себя в странах Запада. И именно в западной социологии возникла концепция нового общества – постиндустриального. Однако, как отмечает основоположник данной концепции, ЧАСТЬ 1. СТАРОПРОМЫШЛЕННЫЕ ГОРОДА В КОНТЕКСТЕ МИРОВЫХ...

американский социолог Д. Белл1, само название этой эпохи, содержащее приставку «пост-», означает переходный характер данного общественного состояния. Также он подчеркивает, что такое общество – лишь аналитическая конструкция. Термин «постиндустриальное общество» определяет не конкретный его тип, а лишь обозначает наступление нового этапа общественного развития. Этим же объясняется существование множества терминов, применяемых сегодня для обозначения экономики и общества нового типа, – информационное, общество знаний, научное. Все это попытки более четко осознать процессы и сформулировать основные черты этого глобального перехода.

Основные характеристики постиндустриального общества, обоснованные Беллом, сводятся к следующим:

• происходит переход к доминированию производства услуг над производством товаров, причем в структуре услуг все большую долю занимают т.н. «социальные услуги» (образование, здравоохранение, бытовые услуги, сфера развлечений) в противовес «услугам производителям»2;

• фундаментальной характеристикой труда становится тот факт, что люди общаются с другими людьми, а не взаимодействуют с машинами;

• в структуре занятости профессиональный и технический класс доминирует над рабочим классом;

• знание и технологии стали основным ресурсом развития общества3.

Определяющие характеристики постиндустриализма связаны с изменением в структуре занятости, где произошел существенный сдвиг в пользу сферы услуг. «Постиндустриальное общество основано на услугах... Если индустриальное общество определяется через количество товаров, обозначающее уровень жизни, то постиндустриальное общество измеряется уровнем жизни, измеряемым услугами и различными удобствами – здравоохранением, образованием, отдыхом и культурой»4.

В то же время принципиально важно понимать, что сектор услуг сам по себе крайне неоднороден. Согласно модели постиндустриализма, услуги не просто стали доминировать – изменился доминирующий тип оказываемых услуг. Так, Белл выделяет три подсектора: к первому относятся транспорт и коммунальное хозяйство, ко второму – торговля, финансы, 1 См. (Bell, 1973).

2 К ним относятся торговля, финансы, страхование, недвижимость, юридические, бухгалтерские услуги, проектно-конструкторские работы.

3 См. (Bell, 1973).

4 См. там же.

ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА И ЭКОНОМИКИ страхование, недвижимость, к третьему – здравоохранение, образование, исследования, государственное управление и индустрия отдыха. Если первый и второй подсектора (в том числе торговля и финансовый сектор) развивались и в индустриальной экономике, то теперь резко выросла доля третьего подсектора – таких услуг, как медицина, образование, услуги по хранению, воcпроизводству и созданию знаний, а также индустрии развлечений.

Какова же причина роста именно этих отраслей «Главное значение имеют не мускульная сила и не энергия, а информация. Основным действующим лицом становится профессионал»1. Вложенное в производство продуктов и услуг знание формирует большую часть создаваемой стоимости. При этом растет наукоемкость производимой продукции, что резко повышает производительность труда. В силу этого в экономике постиндустриального общества деятельность, связанная с производством, хранением, передачей и использованием знаний, приобретает все более существенное значение. Соответственно образованию как общественному институту, обеспечивающему эту деятельность, отводится особая роль. Постиндустриальная экономика повышает уровень требований к квалификации работников. Квалификация же в первую очередь выражается в знаниях и способности к созданию нового, творческой деятельности, иными словами, требует инвестиций в человеческий капитал (ЧК).

Содержание понятия человеческого капитала эволюционировало во времени. Появившаяся в середине ХХ в. теория человеческого капитала рассматривала индивида как аналог оборудования, «закупаемого производителем и используемого в соответствии с «технической инструкцией», в качестве которой выступают объективные параметры человеческого капитала»2. Т.е. человек рассматривался как главный механизм производственной машины, ценность которого заключалась в качественном воспроизводстве знаний и навыков. Однако переход к постиндустриальной экономике требует от индивида умения не только воспроизводить знания, но и создавать новые. На первый план выходят такие характеристики индивида, как «креативность, высокая степень адаптации к изменяющимся производственным технологиям, способность к инновациям, умение быстро принимать решения»3.

1 См. (Bell, 1973).

2 См. (Крутий, Красина, 2007, с. 128).

3 См. там же.

ЧАСТЬ 1. СТАРОПРОМЫШЛЕННЫЕ ГОРОДА В КОНТЕКСТЕ МИРОВЫХ...

1.2. Пространственная дифференциация промышленности Одним из наиболее обсуждаемых аспектов теории постиндустриализма является тезис о снижении роли промышленного производства в современной экономике. Ярким критиком этого тезиса стал испанский социолог Мануэль Кастельс, который в отличие от Белла, чья теория основывалась на данных по США, подробно исследовал динамику статистических показателей 7 наиболее развитых стран мира1. Так, Кастельс приводит примеры развитых стран, где традиционные отрасли (сельское хозяйство) продолжают занимать значительную долю производства страны (Япония и Италия). Здесь традиционные отрасли не устраняются, а модифицируются, сохраняются «в новых формах».

Рассуждая о роли промышленности в постиндустриальной экономике, Кастельс утверждает, что из «объективных» показателей доминирования услуг (доля занятых и вклад в ВНП) «не следует, что промышленные отрасли исчезают или что структура и динамика промышленности не оказывают влияния на экономику услуг»2. Он ссылается на исследование промышленности США, проведенное Коеном и Цизманом3, которое показывает, что в США 24% ВНП формируются за счет добавленной стоимости промышленных фирм и еще 25% ВНП – за счет сектора услуг, непосредственно связанных с промышленностью. Таким образом, значительная часть сектора услуг продолжает складываться вокруг производства, и это приводит Коена и Цизмана к выводу, что «постиндустриальная экономика есть миф и на деле мы живем в индустриальной экономике другого рода»4.

Белл делает акцент на социальную структуру, Кастельс – на экономику, где решающим фактором изменения производительности стала «революция в информационных технологиях». Кастельс называет современную экономику информациональной. В ней производительность и конкурентоспособность факторов или агентов (будь то фирма, регион или нация) зависят в первую очередь от их способности генерировать, обрабатывать и эффективно использовать информацию, основанную на знаниях. В отличие от теории постиндустриализма, информациональная экономика подразумевает не снижение роли реального сектора экономики, а качественное повышение производительности труда в результате 1 США, Канада, Великобритания, Франция, Западная Германия, Италия, Япония.

2 См. (Кастельс, 2000).

3 См. (Cohen, Zysman, 1987).

4 См. (Cohen, Zysman, 1987).

ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА И ЭКОНОМИКИ применения информационных технологий на производстве. Так, например, в металлургической промышленности все более явным становится разделение производителей на две группы: первая объединяет тех, кто стал производить новые виды стали, применять более наукоемкие технологии и создавать более высокую добавленную стоимость (такой тип характерен для промышленности развитых стран). Соответственно, вторая группа производителей специализируется на выпуске стандартизованной продукции в менее развитых странах, где производственные издержки существенно ниже1.

Во всех 7 странах Кастельс исследует общие для развитых экономик черты эволюции занятости. К ним относятся:

• вытеснение сельскохозяйственной занятости;

• постоянное сокращение традиционной промышленной занятости;

• развитие услуг производителям и социальных услуг с акцентом на деловые услуги в первой группе и услуги здравоохранения во второй группе;

• растущая диверсификация сферы услуг как источника рабочих мест;

• быстрый рост управленческих, профессиональных и технических рабочих мест;

• формирование пролетариата «белых воротничков», состоящего из конторских служащих и работников торговли;

• относительная стабильность существенной доли занятости в розничной торговле;

• одновременный рост на верхнем и нижнем уровнях профессиональной структуры.

Обобщая результаты исследования, Кастельс обращает внимание на существование полярных различий в причинах и интенсивности подобных характеристик в развитых странах. Наиболее существенным критерием поляризации является роль индустриального производства в экономике, на основании чего он выделяет две модели экономики.

Модель, которую он называет «модель экономики услуг», характерна для англосаксонских стран (США, Канада, Великобритания), эволюция занятости в которых в целом совпадает с описанием постиндустриализма:

после 1970 г. происходит быстрое вытеснение промышленной занятости, развитие преимущественно финансовых услуг, расширение сектора социальных услуг (в частности, здравоохранения). Полярную модель – «модель индустриального производства» – наиболее наглядно представляет Япония, однако к указанной модели Кастельс относит и Германию. «Эта модель со1 См. (Morris, Plake, 1995, p. 74).

ЧАСТЬ 1. СТАРОПРОМЫШЛЕННЫЕ ГОРОДА В КОНТЕКСТЕ МИРОВЫХ...

кращает рабочие места в промышленности, в то же время укрепляя промышленную деятельность»1. Здесь сокращение занятости в промышленности не столь велико. В отличие от ярко выраженной деиндустриализации США и Великобритании, в Японии и странах Европы практика перемещения промышленного производства в другие страны не столь распространена, а политика поддержки промышленных производителей выражена значительно сильнее. В целом же если США и Япония являются эталонами для каждой модели, то остальные страны характеризуются смешанными чертами и относятся к конкретной модели лишь до определенной степени.

Четкая, однозначная направленность на развитие постиндустриальных видов деятельности, отказ от индустриального прошлого и масштабная переквалификация не являются единственным вариантом достижения развития ни в масштабе страны, ни в масштабе города. Здесь все зависит от конкретных сложившихся условий. Очевидно, что даже при выборе более «индустриального» варианта развития модернизация технической базы, формирование среды, способствующей созданию и использованию новых технологий в производственном процессе, не могут происходить без масштабного внедрения постиндустриальных характеристик.

Таким образом, сегодня в научном сообществе нет единого мнения относительно роли промышленности в современной экономике.

Одновременно дискуссионным вопросом становится и роль в ней городов. Если в период индустриализации роль городов в экономическом развитии значительно усилилась, то с появлением новых тенденций в экономической, социальной, технологической жизни общества возникли споры о жизнеспособности городов в новых условиях.

1.3. Роль городов в современной экономике С развитием современных коммуникационных технологий, снижением транспортных издержек и в целом глобализацией мирового пространства все большую популярность стали приобретать теории, в которых говорится о снижении значимости местоположения для экономических акторов и даже о «конце» географии. Одним из наиболее ярких и очень популярных примеров может служить концепция «электронного жилища» Элвина Тоффлера, изложенная в книге «Третья волна» (1980, издание на русском языке в 1999 г.)2. По мнению автора, развитие коммуникационных техно1 См. (Кастельс, 2000).

2 См. (Тоффлер, 1999).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.