WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
Ю. А. Кашуба В. Н. Перекрестов В. Н. Дранников ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ГРУППОВОЙ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ Министерство образования Российской Федерации Таганрогский государственный радиотехнический университет Ю. А. Кашуба В. Н. Перекрестов В. Н. Дранников ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ГРУППОВОЙ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Таганрог 2003 1 ББК 67.99(2Р) 8Я73 Ю. А. Кашуба, В. Н. Перекрестов, В. Н. Дранников. Предупреждение групповой преступности несовершеннолетних. Учебное пособие по курсам: «Уголовное право», «Криминология». Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2003. 29 с.

Учебное пособие «Предупреждение групповой преступности несовершеннолетних» предназначено для студентов, обучающихся по направлению 521400 и специальности 021100 «Юриспруденция».

Пособие может быть использовано в качестве дополнительной учебной литературы по дисциплине Ф.12 «Уголовное право» и СД.03 «Криминология». Пособие содержит статистические материалы о групповой преступности несовершеннолетних, в нем раскрываются понятия и способы предупреждения такого рода преступности.

Помимо учебных целей, данное пособие может быть полезно всем интересующимся современными проблемами уголовного права и криминологии.

Рецензенты:

Н. Н. Бажанов, канд. юр. наук, доцент, зам. проректора по учебной работе ТРТУ;

2 В настоящее время большое внимание не только криминологов, но и социологов, публицистов, политиков привлекает проблема преступности среди несовершеннолетних. Если еще совсем недавно мы говорили об отрицательной динамике роста преступности несовершеннолетних, то на сегодняшний день картина изменилась. Абсолютное количество преступлений, совершенных несовершеннолетними в 1999 г., превысило показатели 1998 г. Особую тревогу вызывает тот факт, что более 80 % преступлений совершается в составе групп. Это подтверждает высказывание К. Е. Игошева о том, что практически 80–90 % таких преступлений, как грабежи, разбойные нападения, хулиганство, совершаются устойчивыми группами подростков. Так что в целом не будет преувеличением сказать: преступность несовершеннолетних — это групповое преступление. Конечно, сам по себе факт формирования групп подростков и юношей — процесс закономерный. Известно, что для подростков характерна повышенная потребность в общении со сверстниками, поэтому тревогу вызывает не вообще подростковое общение и неформальные подростковые группы, а лишь те, в которых происходит криминализация несовершеннолетних.

По мнению одного из ведущих исследователей подросткового неформального общения И. Я. Полонского, около 85 % подростков и юношей проходят через стихийное групповое общение. По характеру социальной направленности Полонский делит стихийные группы на три типа:

1. Просоциальные или социально-положительные.

2. Асоциальные, стоящие в стороне от основных социальных проблем, замкнутые в систему узкогрупповых ценностей.

3. Антисоциальные — социально-отрицательные группы.

Следует отметить, что групповая изолированность, корпоративность, замкнутость молодежных неформальных групп создает предпосылки для неблагоприятной динамики групповой социальной направленности, "трансформации", перерастания просоциальных, досуговых объединений в асоциальные, а затем в антиобщественные группы. Как правило, уже в асоциальных группах происходит криминализация подростков, так как в них, в основном, собираются "трудные" подростки, находящиеся в изоляции в своих классных коллективах и, кроме того, воспитывающиеся в неблагоприятных семьях. В лидеры этих групп выдвигаются подростки с узкоэгоистической направленностью. Члены этих групп еще не совершают преступлений, но как бы созревают для их совершения. А. И. Долгова считает, что "криминогенные группы — это среда, формирующая и стимулирующая мотивацию антиобщественного поведения"1.

Члены криминогенных групп, в отличие от преступных, не имеют четкой ориентации на совершение преступлений, нормы криминогенных групп, хотя и противоречат официальным, но все-таки жестко не определяют пове Долгова А. И. Преступность и общество // Актуальные вопрос борьбы с преступностью в России и за рубежом. М., 1992. Вып. 3.

дение их членов и преступников. Поэтому члены криминогенных групп большинство преступлений совершают в проблемных, конфликтных ситуациях или благоприятных для этого условиях.

В свою очередь, преступные группы характеризуются четкой ориентацией на преступное поведение, для них характерны противоправные нормы и подготовленное, организованное совершение преступлений.

Изучение криминогенных подростковых групп в течение последних 10–15 лет предпринималось криминологами и психологами в самых различных регионах страны. В результате этих исследований И. П. Башкатов выделяет три уровня развития криминогенных групп:

1. Предкриминальные или асоциальные группы подростков с ориентацией на антиобщественную деятельность.

2. Неустойчивые или криминогенные группы, характерезующиеся преступной направленностью групповых ценностных ориентации.

3. Неустойчивые криминальные или преступные группы, сформированные для совместного совершения каких-либо преступлений.

По его данным, среди исследуемых подростковых групп, совершающих преступления, 74 % — мужского состава, 6 % — женского, 20 % — смешанного.

Однако в последнее время наметилась тревожная тенденция в отношении женской преступности. С одной стороны, отмечается рост преступности среди несовершеннолетних девушек, а с другой — факты циничного отношения к девушкам в семейных подростковых группах. Наличие так называемых "общих девочек", групповой секс, привлечение девушек из уличных компаний к участию в изнасиловании своих подруг и знакомых.

По роду занятий, по исследованиям Беличевой С. А., перед осуждением 31 % несовершеннолетних членов преступных групп работали, 28 % — учились в общеобразовательных школах, 29 % — в ПТУ, 12 % — не учились и не работали. При этом для работающих были характерны прогулы, нарушение дисциплины, недобросовестность; для учащихся — нежелание учиться:

39 % — учились плохо, 49 % — удовлетворительно и лишь 12 % — хорошо.

По данным Игошева К. Е., около 1/3 преступлений несовершеннолетние совершают под непосредственным влиянием взрослых. Причем 32 % — при помощи "выгодных", корыстных предложений, просьб, советов, 30 % — путем постепенного приобщения к совместным выпивкам, иногда с использованием угроз, обмана или избиения.

Чаще всего в преступление несовершеннолетних вовлекают взрослые в возрасте 18–25 лет, многие из которых судимы. Кроме того, с приобщением несовершеннолетних к выпивкам возникает дополнительный мотив преступных действий, заключающихся в поисках средств на приобретение спиртного.

По данным исследований, до момента объединения в преступные группы 94,1 % взрослых и 78,3 % несовершеннолетних систематически или периодически употребляли спиртные напитки.

Таким образом, как свидетельствуют различные исследования, стихийно складывающиеся неформальные подростковые группы, во-первых, существенно различаются по степени своей криминализации, во-вторых, весьма динамичны по своей внутренней структуре, имеют собственные, присущие им закономерности развития и криминализации, знание и понимание которых необходимо для успешной профилактики групповой преступности несовершеннолетних.

Каковы внутренние субъективные причины ее саморазвития и самодвижения Здесь действует общая социальная закономерность: возникновение того или иного социального явления зависит от внешних причин, а возникнув, оно начинает развиваться по своим внутренним законам. И если бы в настоящее время можно было бы нейтрализовать все внешние причины (криминологи насчитывают от 150 до 250 причин – факторов), то преступность несовершеннолетних не пошла бы сразу на убыль, а продолжала бы свое саморазвитие. Возникает вопрос: каковы эти механизмы саморазвития преступности, какова их природа Первый механизм можно было бы назвать персонализированным, аналогичным действующему (вернее, действовавшему) в законопослушной среде институту наставничества и шефства опытных людей над подрастающим поколением. В преступной среде такими наставниками и шефами являются, прежде всего, рецидивисты, отбывшие наказание и "повысившие в местах лишения свободы свою квалификацию”. Благоприятствует этому омоложение преступности и, в частности, снижение среднего возраста особо опасных рецидивистов. Чем моложе рецидивист и особо опасный рецидивист, тем он более привлекателен для подростков. Выйдя на свободу, он подыскивает себе неустойчивых подростков, чтобы их руками совершать преступления, а в случае опасности уголовного преследования подставлять под уголовную репрессию подростка, принуждая его брать ответственность на себя. Нередко, выйдя на свободу, рецидивист не возвращается в свою прежнюю преступную группу, особенно если он был там на вторых ролях. Жажда самоутверждения побуждает его создавать из подростков группу "под себя", насаждая в ней угодные ему нормы и ценности. Особенностью функционирования данного механизма воспроизводства подростковой преступности является и то, что создаваемое сообщество быстро профессионализируется в преступном промысле.

Второй психологический механизм связан с возникновением спонтанных криминальных групп, начавших свое развитие с уровня асоциальных, достигших уровня криминального. В таких группах группообразующим фактором является деятельность (вначале асоциальная, а затем криминальная), которая для подростков в силу их возраста является притягательной. И главное, в такой группе, совершив первое преступление, подросток оказывается "замазанным", и выйти из группы ему практически невозможно. Кроме того, он "повязан" и многочисленными экономическими связями: "он всем должен и ему все должны". В группе действуют суровые меры к "отступникам", с чем тоже приходится считаться. Так, преступная группа, возникшая "случайно", стремясь, как и любой социальный организм, продлить свое существование, становится школой подготовки молодых преступников. Опираясь на знание житейской психологии, она начинает втягивать в свою орбиту неустойчивых подростков, используя многочисленные способы и приёмы (от покровительства, разжигания низменных страстей, угроз, шантажа, физического насилия до спекуляции на чувствах товарищества, благородства, верности слову, мужества). Попадая в преступную группу, подросток немедленно приобретает определенную психологическую, моральную, физическую и материальную защиту от окружающих подростковых сообществ, что побуждает его быть преданным группе.

Третий психологический механизм связан со всеобщей криминализацией нашего общества, которая проявляется, в частности, в возникновении огромного криминального слоя населения (целого класса преступников) со своей культурой, обычаями, традициями, ритуалами, нормами, ценностями, получившими наименование "криминальной субкультуры". Криминальная субкультура, как и любая подкультура, по своей сущности агрессивна. Она вторгается в культуру официальную, взламывая ее, девальвируя ее нормы и ценности, насаждая в ней свои правила, нормы, атрибутику. Известно, что носителем любой культуры является язык. Если взять наш "великий и могучий русский язык" как носитель культуры нации, то он оказался весь пронизан уголовной терминологией. Даже в детском саду дети понимают, что "мент", "козел", "петух", "обиженный" — плохие слова. А ведь это все терминология уголовного жаргона. Никого уже не смущает, что и народные депутаты в прямом эфире "ботают по фене". А ведь известно, кто говорит на уголовном жаргоне, тот и мыслить начинает криминальными категориями. Для подростков, склонных к языковым инновациям, уголовный жаргон становится особенно привлекательным. Поэтому происходит не только быстрое сращивание молодежно-подросткового сленга с уголовным жаргоном, но и интенсивное овладение подростковым населением нормами и ценностями преступного мира с его жестким разделением людей на "своих" и "чужих", с четкой уголовной иерархией внутри "своих", с особыми правилами приема новичков в группу ("пропиской"), системой привилегий для уголовной "элиты", кличками, клятвами ("божбой"), нанесением татуировок, бесконечными "разборками" между группировками за территорию и зоны преступного промысла и т. п. Все это отражается на так называемой настенной живописи (в туалетах, на стенах домов, на остановках транспорта, в вагонах электричек и т. п.).

Четвертый психологический механизм связан с организованной преступностью, лидеры которой стремятся подготовить себе достойную смену.

Делается это путем создания специальных школ по подготовке из подростков будущих телохранителей, "пехоты" и будущих лидеров преступного мира. В таких школах насаждается здоровый образ жизни, исключающий любое употребление алкоголя и наркотиков. Какой "босс" организованной преступности возьмет себе в телохранители алкоголика или поручит важную операцию с имуществом и большими материальными ценностями наркоману Ежедневные занятия спортом, овладение оружием и компьютером и многое другое позволяют лидерам организованной преступности вырастить из подростков и молодежи новую генерацию преступного мира, которая идет на смену "преступникам от нищеты".

Таковы основные психологические механизмы воспроизводства подростковой преступности. При этом преступный мир широко использует огромный и разнообразный арсенал средств, способов и механизмов практической психологии, максимально учитывает индивидуальные и возрастные особенности несовершеннолетних для того, чтобы втянуть их в криминальную деятельность и каждого использовать в этой деятельности с максимальной отдачей. Все это обязывает ученых и практиков уделить самое серьезное внимание исследованию психологических аспектов преступности несовершеннолетних, механизмов ее расширенного воспроизводства и учету их в воспитательно-профилактической работе.

Практическим сотрудникам ОВД хорошо учитывать, что находясь в группе, подростки совершают преступления, которых бы не совершили в одиночку.

Из практики известно, что даже довольно сдержанные подростки под воздействием группы становятся способными к агрессивным проявлениям.

Наиболее часто преступные группы несовершеннолетних состоят из 2– 3-х человек. Это подтверждает и наш проведенный недавно анализ: из проанализированных групп 12 состояли из 2-х человек, 8 — из 3-х.

Не менее важным фактором, характеризующим групповую преступность, следует считать срок существования групп. Известно, что чем больше срок, тем степень деморализации участников выше. Более того, вырабатывается определенная система поведения. Каждая 2-я группа существовала около месяца, но есть такие группы, которые действовали длительное время. В этом есть вина работников отделений по предупреждению и пресечению правонарушений несовершеннолетних (ОППН), отделений уголовного розыска (ОУР).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.