WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 |

5.3. ОЦЕНКА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА 5.3. Оценка производительности труда В своем выступлении на заседании Государственной Думы Российской Федерации 8 мая 2008 г., утвердившей его председателем правительства, В.В. Путин только одну проблему назвал большой и упомянул ее самой первой. Эта проблема – производительность труда. Такой приоритет нового главы правительства, постоянные призывы государственных органов к ее повышению, пристальное внимание экспертов и малые успехи в этой области позволяют назвать производительность труда третьей бедой России. Ну если и не третьей (всенародное голосование, возможно, поставит на более высокие места коррупцию и квартирный вопрос), то по крайней мере одной из основных в современных условиях.

Однако призывы властей и внимание экспертов – это одна сторона медали. Вторая сторона – отношение к производительности труда предприятий, которые, собственно, и должны, по мнению правительства, ее повысить.

Но хотят ли предприятия повысить производительность труда своих работников Нужно ли это самим предприятиям Ответы на эти вопросы могут пролить свет на проблему роста производительности труда совсем с другой стороны. Причем со стороны, от которой этот рост в основном и зависит.

Регулярные панельные опросы руководителей промышленных предприятий позволяют получить представление об отношении к проблеме производительности труда самих предприятий. Причем по некоторым вопросам – в режиме достаточно длительного (для пореформенного развития российской экономики) мониторинга и с учетом факторов, которые можно отследить только через опросы.

Производительность труда в российской промышленности устраивала в 2008 г. 68% предприятий, и только 25% производителей оценивали ее как «ниже нормы». Таким образом, только четверть предприятий в российской промышленности была солидарна с позицией сторонних наблюдателей. Самый высокий уровень неудовлетворенности зарегистрирован в лесопромышленном комплексе (35%) и машиностроении (33%).

Лидером же рейтинга по удовлетворенности производительностью труда оказалась химия и нефтехимия (88%). Второе место делят пищевая отрасль (73%), промышленность стройматериалов (72%) и металлургия (70%). Замыкает рейтинг легкая промышленность, но даже в ней более половины (53%) предприятий считают свою производительность труда нормальной (см. рис. 32). В такой ситуации рассчитывать на то, что российские предприятия активно откликнутся на призывы властей увеличить производительность труда, достаточно сложно.

5. РЕЗУЛЬТАТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОНЪЮНКТУРНЫХ ОПРОСОВ И ПАНЕЛИ ИЭП Рис. Вопросы о планах изменения выпуска и планах изменения численности занятых, которые входят в состав европейской гармонизированной конъюнктурной анкеты и задаются респондентам панели ИЭП с 1993 г., позволяют оценить намерения промышленных предприятий в области производительности труда за длительный период времени. Результаты расчетов по матрицам сопряженности дают две основные характеристики этих намерений: долю предприятий, которые планируют увеличить производительность труда в ближайшие месяцы, и долю предприятий, намеренных оставить ее без изменений.

Первые результаты (см. рис. 33) говорят о том, что основная часть российских промышленных предприятий предпочитает менять выпуск и занятость в одном направлении, т.е. оставлять производительность труда без изменений. Доля таких предприятий за время мониторинга колебалась от 48 до 77% и составляла в среднем 60%. Это говорит о том, что основная часть российских промышленных предприятий предпочитала не планировать изменение производительности труда. Хотя точнее будет сказать так: большинство российских предприятий планировали такие изменения выпуска и занятости, которые приводили бы к сохранению сложившейся у них производительности труда. И только 3 раза ежеквартальный мониторинг намерений предприятий показывал снижение намерений сохранить производительность до 48–50%, т.е. до такого уровня, когда намерений увеличить производительность труда могло стать в рос5.3. ОЦЕНКА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА Рис. сийской промышленности больше. Но такого, увы, не произошло. Тогда намерения увеличить производительность труда лишь достигли своих максимальных значений (45–46%).

У намерений изменить-сохранить производительность труда в российской промышленности наблюдалась следующая динамика. Первый период, начавшийся, судя по всему, со стартом экономических реформ, закончился в начале 1998 г. – за несколько месяцев до дефолта. На первых порах он характеризовался высоким уровнем желания сохранить сложившуюся производительность труда и, соответственно, низким – ее увеличить. В конце 1993 г. – начале 1994 г. доля предприятий, намеревавшихся не менять производительность, достигала 76%, а желавших ее увеличить было только 16–19%. Но такое (не очень благоприятное) соотношение интересов предприятий стало постепенно меняться в лучшую сторону, и к началу 1998 г. распространенность намерений увеличить производительность труда достигла 46%. В среднем за 1998 г. доля таких намерений составляла 40%. Оба результата 1998 г. являются абсолютными рекордами: первый – для квартальной динамики, второй – для годовой. Таким образом, в преддверии дефолта 1998 г. больше всего российских промышленных предприятий были готовы повышать производительность труда.

Особенно велика была такая готовность в металлургической и химической отраслях (см. рис. 34). На другом полюсе этого рейтинга 1998 г. находятся легкая и пищевая промышленность, готовность повышать производительность которых была тогда почти в 2 раза меньше, чем у лидера.

5. РЕЗУЛЬТАТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОНЪЮНКТУРНЫХ ОПРОСОВ И ПАНЕЛИ ИЭП Рис. Таким образом, тяжелейшие условия преддефолтного развития российской промышленности (жесточайшие спросовые ограничения, неплатежи, бартер, разрекламированная конкуренция с импортом и пр. уже забываемые особенности 1990-х гг.) все-таки заставляли предприятия планировать увеличение производительности труда по крайней мере до I квартала 1998 г. Еще два замера намерений предприятий (апрель и июль 1998 г.), хронологически предшествовавшие дефолту, уже показали снижение намерений увеличить производительность до 37% при увеличении намерений сохранить производительность до 50%. Хотя никаких очевидных причин для этого тогда не было – платежеспособный спрос и выпуск продолжали падать, прогнозы по ним ухудшались. Очевидных резких изменений экономической ситуации в России тоже не предвиделось. Получается, что предприятия готовы были бороться за рост производительности труда только до I квартала 1998 г. Затем такое желание у них пропало скорее всего по той причине, что они поняли бесперспективность этого в сложившихся на тот момент экономических условиях.

Дефолт вывел российскую промышленность из кризиса и… снизил потребность предприятий в увеличении производительности труда. Первые последствия (положительные) дефолта российская промышленность ощутила только в ноябре–декабре 1998 г. Тогда темпы снижения спроса замедлились, прогнозы изменения показателей стали улучшаться. Однако общие панические настроения (обвал рубля, крах банковской системы, снижение жизненно5.3. ОЦЕНКА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА го уровня населения) не позволяли еще промышленным предприятиям (и не только им) во всей полноте оценить последствия дефолта. Поэтому принципиальных подвижек в планах изменения производительности труда в конце 1998 г. – начале 1999 г. не произошло: готовность увеличить производительность осталась в интервале 37–39% (как и в предыдущие 3 квартала). Но уже во II и III кварталах 1999 г. склонность к повышению производительности снизилась до 32%, а в III квартале 2000 г. она достигла 26%, что стало абсолютным минимумом десятилетнего периода (с января 1996 г. по июль г.). Очевидно, что причиной такого ослабления намерений увеличивать производительность труда стало принципиальное изменение динамики и характера промышленного роста после дефолта. К этому моменту в промышленности произошли изменения не только в развитии основных показателей, но изменилось и отношение предприятий к своему положению на рынке. Они убедились в устойчивости тенденции промышленного роста и в нормальном (небартерном) его характере. О таком переломе в сознании российских предприятий свидетельствует и изменение политики управления запасами готовой продукции: если ранее производители при первой возможности старались минимизировать свои накопления, то в 2000 г. они перешли к управляемому поддержанию излишков готовой продукции, что позволяло быстро и без производственной штурмовщины удовлетворять новых заказчиков. В таких условиях потребность в увеличении производительности труда снизилась.

В целом по промышленности в 2000 г. этот показатель составлял только 30%, т.е. только 30% предприятий планировали тогда такое изменение выпуска и занятости, которое могло обеспечить рост производительности труда. При этом 62% предприятий предпочитали оставить ее без изменений. В 2000 г. готовность увеличивать производительность труда снизилась во всех отраслях российской промышленности. В результате 2000 г.

стал одним из худших с точки зрения намерений предприятий увеличить производительность труда (см. рис. 35).

Однако динамика спроса и выпуска в 2001–2002 гг. вновь заставила предприятия озаботиться проблемой производительности труда. В этот период темпы роста продаж и производства снизились до худших для всего последефолтного периода значений, а намерения увеличить производительность возросли к концу 2002 г. до 46% (так же, как и в начале 1998 г.). Среднегодовой результат 2002 г. показал, что 39% российских промышленных предприятий планируют увеличить производительность труда, а это лишь на 1 п.п. уступает результату 1998 г. и является рекордом последефолтного периода.

5. РЕЗУЛЬТАТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОНЪЮНКТУРНЫХ ОПРОСОВ И ПАНЕЛИ ИЭП Рис. Период 2003–2004 гг. вновь позволил российским предприятиям «забыть» о необходимости повышать производительность труда.

Увеличение темпов роста продаж и выпуска при хорошей обеспеченности запасами готовой продукции сократили распространенность планов роста производительности труда в промышленности до 30–37%, а среднегодовые показатели – до 35%. Последним «благоприятным» для роста производительности труда оказался 2005 г. Тогда уровень намерений увеличить ее возрос в первом полугодии до 42–43%, а средний результат года составил 37%, что вывело 2005 г. на третье место после 1998 и 2002 гг.

2007 и 2008 гг. оказались самыми неудачными для планов повышения производительности труда. В 2007 г. склонность предприятий к ее повышению опустилась до 30% (минимум последефолтного периода), в 2008 г. составила 33% (второе место «снизу» последефолтного периода). Предприятиям опять явно ни к чему было увеличивать производительность труда.

Отраслевой анализ намерений увеличить производительность труда показал, что лидером в этой сфере чаще было машиностроение (см. рис. 36).

Только в 1996 г. эта отрасль значительно уступила легкой и пищевой промышленности. В 2008 г. намерение увеличить производительность труда и в машиностроении было зарегистрировано только у 28% предприятий, тогда как в 2002 г. этот показатель поднимался (в среднегодовом исчислении) до 41%. Основная часть машиностроительных заводов всегда планировала 5.3. ОЦЕНКА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА Рис. такое изменение выпуска и занятости, которое предполагало сохранение сложившегося уровня производительности. В первом полугодии 2008 г. доля таких намерений достигла в отрасли 71%, что является абсолютным рекордом нашего мониторинга. Иными словами, машиностроение как никогда было настроено не менять отраслевую производительность. Впрочем, аналогичные масштабы (70%) намерений «законсервировать» ситуацию были зарегистрированы в 2008 г. и в легкой, и в пищевой отраслях. Но там результаты 2008 г. не являлись рекордными: пищевая промышленность была более консервативна в 1993 г. (79%), легкая – в 1997 г. (76%).

В машиностроении, легкой и пищевой отраслях, как показывают расчеты, в 2008 г. было больше всего предприятий, не намеренных изменять производительность труда (см. рис. 37). Во втором эшелоне находились лесопромышленный комплекс и металлургия (распространенность таких планов там 59%), в третьем – промышленность стройматериалов и химическая (49–50%). Таким образом, основные отрасли российской обрабатывающей промышленности (машиностроение, легкая и пищевая) были перед кризисом в наименьшей степени готовы поддержать призывы правительства к увеличению производительности труда.

Кризис заставил предприятия озаботиться проблемой производительности труда (рис. 38). Перед началом кризиса (мониторинг оценок удовлетворенности производительностью начался, к сожалению, только в мае 2008 г.) 2/3 предприятий были вполне удовлетворены производительнос5. РЕЗУЛЬТАТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОНЪЮНКТУРНЫХ ОПРОСОВ И ПАНЕЛИ ИЭП Рис. Рис. 38.

тью работников, особенно в химии и нефтехимии (87% предприятий), цветной металлургии (82%), стройиндустрии и пищевой промышленности (по 73%). Критичнее всего оценивали свои показатели в машиностроении, где только 56% заводов считали нормальной сложившуюся выработку на одного занятого.

5.3. ОЦЕНКА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА Однако 4 последующих квартала заставили предприятия существенно пересмотреть оценки производительности. К апрелю 2009 г. удовлетворенность ею упала на 21 пункт, и в промышленности возобладали предприятия, считающие свою производительность «ниже нормы».

Самые сильные корректировки произошли в черной металлургии, где неудовлетворенность производительностью поднялась до 93%, хотя годом ранее таких оценок было только 10%. В машиностроении неудовлетворенность достигла 58%, в стройиндустрии – 56%. Химия и нефтехимия прошла пик неудовлетворенности своей производительностью в I квартале 2009 г. (72%), легкая – в IV квартале 2008 г. (47%).

Стройиндустрия и цветная металлургия достигли максимума по этому показателю в III квартале 2009 г. (70 и 42% соответственно). Наиболее благоприятное положение с производительностью труда сложилось в пищевой промышленности, где во все кризисные кварталы удовлетворенность ею находится в интервале 71–74% и ничем не отличается от докризисных оценок. Однако достижение дна кризиса и решительные меры в области занятости, похоже, переломили ситуацию с оценками производительности труда в российской промышленности в III квартале 2009 г. Баланс вновь сместился в пользу удовлетворенности объемами выработки на одного работника.

Кризисный 2009 г. сформировал новые тенденции в планах предприятий относительно производительности труда работников и в оценках этого фактора.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.