WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Борьба с «правым уклоном» пришлась на начальный период проведения крупнейших преобразований в стране конца 1920-х – 1930-х гг., главнейшими из которых были массовая коллективизация сельского хозяйства и форсированная индустриализация промышленности. Конкретные проявления «правого уклона» в Вятской организации ВКП(б) партийными функционерами на этом этапе рассматривались именно в контексте данных кампаний.

«Правый уклон» во взглядах и деятельности вятских коммунистов связывался, прежде всего, с преобразованиями в деревне, что было обусловлено аграрным характером губернии. Часть коммунистов персонально тяготела к деревенской «верхушке». Связь могла выражаться в определенной материальной зависимости, родственных отношениях, а также в совместных застольях.

Нередко члены партии лично не были заинтересованы в коллективизации сельского хозяйства, противодействовали проводимым хлебозаготовкам, т. к.

сами являлись зажиточными крестьянами. Вступая же, повинуясь партийной дисциплине, в коллективные хозяйства, некоторые их них при этом ущемляли права бедняков. Кроме того, ущемление прав бедноты имело место и вне коллективных хозяйств и, как правило, было связано с недовольством отдельных партийцев льготной налоговой политикой государства по отношению к беднейшим слоям деревни.

В советских и производственных ячейках «правый уклон» партийными работниками усматривался в противодействии или недооценке социалистического соревнования, неверии в эффективность политики ВКП(б) в промышленности, а также в наличии «крестьянских настроений» в рабочей партийной среде, под которыми партийные руководители понимали осуждение рабочими и другими слоями населения (служащими, интеллигенцией, военными и др.) налоговой и кредитной политики в деревне, неприятие коллективизации, поддержку зажиточных слоев села и др.

Следует отметить, что большинство коммунистов, обвиненных в «правом уклоне», формально не причисляли себя к какой-либо оппозиции (по нашим подсчетам, в Вятском регионе представители данной группы большевиков составляли 98,41% от всех объявленных партийными органами сторонников «правого уклона»). На различных партийных собраниях и конференциях они вместе со всеми голосовали за резолюции, осуждающие позиции бухаринского течения в ВКП(б), какими-либо оппозиционными высказываниями не злоупотребляли.

Их фактическая оппозиционность обычно реализовывалась в конкретных настроениях и делах, не соответствующих официальной линии XV съезда ВКП(б), иным установкам партийного центра. Несмотря на это, объективно в своей деятельности они проводили линию, в основном совпадающую с официально признанными признаками «правого уклона».

Подобные настроения и поведение части членов ВКП(б) вступали в явный конфликт с выработанным сталинской группой в руководстве партии и страны курсом на модернизацию СССР. Исходя из опыта недавней борьбы с троцкистами, коммунистические лидеры сформировали в сознании партийных масс образ новой, «правой» оппозиции, который подавался как еще большая опасность, чем «левые загибы». Искоренение проявлений «правого уклона», в первую очередь поддержки кулачества как мощнейшей силы на селе, противостоящей коммунистам, в контексте идеологии «большого скачка» должно было проводиться наиболее интенсивно, учитывая радикальность наступления государства на деревню.

Таким образом, к началу весны 1929 г. в Вятской губернии сложилась ситуация, при которой в случае практического проведения теми или иными коммунистами линии «правого уклона» партийным функционерам было неважно, разделяют ли те теоретические взгляды Н. И. Бухарина. Поддержка же с их стороны на различных собраниях резолюций, одобряющих официальную линию партии, не могло в таком случае служить оправдательным доводом. От членов ВКП(б) требовалось не только на словах, но и на деле реализовывать официально принятую стратегию развития страны.

Второй параграф «Перенос центра тяжести в область экономических преобразований (март 1929 – июнь 1930 г.)» посвящен анализу эволюции методов борьбы с «правым уклоном» на данном этапе.

Весна 1929 г. ознаменовалась началом качественно нового этапа в борьбе с «правым уклоном». К концу апреля 1929 г. на места поступили конкретные сведения, призванные обеспечить коммунистов наиболее полной информацией о «правом уклоне» в ВКП(б), что должно было помочь партийцам в проведении политической кампании по борьбе с проявлениями пробухаринского уклона. На состоявшемся 16–23 апреля объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) была принята резолюция «По внутрипартийным делам», предельно конкретизирующая официально признанное толкование проявлений «правого уклона». Помимо прочего, из этого документа следовало, что при сохранении идеологических методов борьбы с «правым уклоном», таковым следовало считать не только неверные идеологические воззрения отдельного коммуниста, но и его конкретные действия, практически реализующие линию уклона. Аналогичные положения содержались в резолюции «О внутрипартийных делах», единогласно принятой на состоявшейся в Москве 23–29 апреля 1929 г.

XVI всесоюзной конференцией ВКП(б).

Решения апрельского объединенного пленума ЦК и ЦКК, XVI всесоюзной конференции ВКП(б) вятские коммунисты рассмотрели на партийных собраниях, прошедших в мае 1929 г., одним из результатов которых стала выработка новых форм противодействия «правому уклону» на местах. При наличии случаев идеологического нажима на приверженцев «правых» взглядов, на данном этапе основными методами борьбы с «правым уклоном» в Вятской организации ВКП(б) становится применение административных санкций и наложение партийных взысканий. Показательными процессами в рамках данной кампании в указанный период времени стали снятия со своих постов партийной верхушки Унинского и Богородского районов Нолинского округа.

Существовали также «скрытые» формы борьбы – в рамках «генеральной чистки» партии 1929–1930 гг., – когда лиц, объективно проводивших линию «правого уклона», исключали из партии без упоминания такового в причинах наказания. Таких коммунистов в Вятском округе было 190 человек или 18,5% от общего числа исключенных, что составляло 3,1% всего состава Вятской окружной партийной организации. В сравнении с общесоюзными показателями партийцев, исключенных по указанным причинам, относительно общего числа «потерявших» партбилет было практически столько же – 19,1%. Процентное отношение исключенных за объективные проявления «правого уклона» в СССР к числу проверенных к 20 апреля 1930 г. (1123780 человек) было значительно меньше – 1,3%, – чем в Вятском округе. Исходя из этого, получалось, что при невысоком (3,1) проценте исключенных за «правый уклон» в Вятской окружной партийной организации ВКП(б), он все же был практически в два с половиной раза больше, чем в целом по Советскому Союзу. По социальному составу исключенных цифры были практически равны.

Таким образом, на этапе марта 1929 – июня 1930 г. борьба с «правым уклоном» проводилась очень осторожно, в большинстве случаев без упоминания такового, принимая во внимание массовость сопротивления официальному курсу ВКП(б) как партийных, так и небольшевистских слоев населения страны. К тому же официально признанные лидеры «правого уклона» – Н. И. Бухарин, А. И. Рыков, М. П. Томский, – занимали очень высокие партийные и государственные посты.

Третья глава «Социальные группы, противостоявшие сталинскому курсу, и методы их нейтрализации» состоит из двух параграфов. Первый параграф «„Правый уклон” как ядро широкого фронта противостояния сталинскому курсу в начале 1930-х гг.» посвящен анализу места кампании по выявлению «правого уклона» в Вятской организации ВКП(б) в осуществлении мероприятий по модернизации народного хозяйства региона на новом этапе.

Политическая жизнь на территории бывшей Вятской губернии к лету 1930 г. характеризовалась сохранением напряженности. Проведение мероприятий, связанных с массовой коллективизацией сельского хозяйства и форсированной индустриализацией промышленности, вкупе с продовольственными затруднениями, вызывало недовольство части как деревенских, так и городских жителей. Подобное положение не могло не сказаться на ситуации внутри правящей коммунистической партии. В этой накаленной атмосфере борьба внутри ВКП(б) перешла на качественно новый уровень.

Лето 1930 г. ознаменовалось официальным разгромом «правого уклона» в ВКП(б). 26 июня – 13 июля 1930 г. состоялся XVI съезд ВКП(б). Важнейшим решением съезда в рамках борьбы с «правым уклоном» стало признание взглядов «правой оппозиции несовместимыми с принадлежностью к ВКП(б)». В то же время указывалось, что борьба с «правым уклоном» не только не должна была закончиться после XVI съезда ВКП(б), но и разгореться с новой силой.

На данном этапе борьба с проявлениями «правого уклона» по-прежнему увязывалась с проведением в СССР сплошной коллективизации сельского хозяйства и форсированной индустриализации страны. С увеличением масштабов преобразований данное противостояние дополнялось новыми моментами.

В партийных документах вводилось новое понятие – «правооппортунистический самотек», под чем подразумевалось прежде всего вялая, безынициативная работа, отсутствие нужной реакции на указания центра и т. п. «Правый уклон» стал собирательным понятием, объединяющим не только ранее обозначенные предыдущими пленумами ЦК и ЦКК его проявления, но и общее сопротивление, просто недовольство со стороны коммунистов проводимым ВКП(б) курсом, нежелание жить в тяжелых условиях реформируемой страны. Строго говоря, под борьбой против «правого оппортунизма» понималось противостояние всем проявлениям оппозиционности курсу на ускоренную модернизацию экономической базы советского общества, любым формам сопротивления ему.

Это в полной мере проявилось в партийных организациях, находящихся на территории бывшей Вятской губернии, где под «правым уклоном» стали пониматься не только противодействие официальному курсу большевистской партии, но и требование своевременной выдачи заработной платы, недовольство качеством питания и т. п., а порой и элементарная профессиональная некомпетентность коммунистов.

По-видимому, таким образом руководящие партийные органы пытались сбить недовольство и, как следствие, нежелание работать коммунистов, вызванное трудностями, возникшими на начальном этапе крупнейших преобразований страны. За два с лишним года открытой борьбы с «правым уклоном» в умах партийцев сформировался устойчивый негативный образ сторонников «правого уклона», принадлежность к которым вызывало строгое порицание. «Новодел» в характеристике проявлений «правого уклона» – недовольство условиями жизни, профессиональная халатность – должен был показать, что и это объективно препятствует линии ВКП(б).

Кроме того, анализ конкретного исторического материала показывает, что коммунисты в силу различных причин реализующие в своей практической деятельности, осознанно или нет, линию «правого уклона», и различные слои общества, недовольные политикой власти, представленные частью крестьянства, интеллигенции и рабочих de facto смыкались, образуя единый фронт, объективно направленный на смену сталинской линии развития страны.

К тому же коммунисты, тем или иным образом препятствующие проведению в Вятском регионе разработанных сталинской группировкой мероприятий по коллективизации сельского хозяйства и индустриализации страны, были представлены самыми различными слоями населения. По нашим подсчетам, социальный состав членов ВКП(б), обвиненных в «правом уклоне», представлял собой следующую картину: 51,79% – крестьяне, 31,47% – рабочие, 16,73% – служащие. При численном большинстве крестьян (что и неудивительно, учитывая аграрный характер бывшей Вятской губернии) обращает на себя внимание определенная схожесть требований и действий представителей различных слоев населения. Коммунисты-крестьяне, коммунисты-рабочие и коммунисты-служащие, несмотря на различие в занимаемых должностях, месте проживания, были недовольны в основном коллективизацией сельского хозяйства, налоговыми льготами беднейшим слоям населения, низким уровнем жизни, мероприятиями, связанными с интенсификацией производства, и др.

Таким образом, «правый уклон» в ВКП(б) представлял собой реальную угрозу сталинскому варианту модернизации страны. Именно поэтому руководству СССР, для реализации намеченных темпов социально-экономических преобразований было вынуждено решительно преодолевать сопротивление официальному курсу, особенно внутри правящей партии, ибо приверженцы «правого уклона», хотели они этого или нет, своими действиями фактически ему препятствовали.

Во втором параграфе «Реализация решений XVI съезда ВКП(б) Вятской парторганизацией» характеризуются методы борьбы с «правым уклоном» в Вятской региональной организации ВКП(б) после окончания очередного партийного съезда.

Выявление «правого уклона» в той или иной партийной организации, ячейке ВКП(б) влекло за собой применение со стороны контрольных органов соответствующих взысканий. Имелись случаи, когда их налагали в целом на партийные объединения или руководящие органы определенного уровня; тем самым давалось понять, что в случае допущения в дальнейшем ситуации, в результате которой стало необходимым применение санкций, последуют более жесткие меры, уже индивидуального порядка. Но все же руководящие и контрольные партийные органы реагировали, как правило, на индивидуальные действия, квалифицируемые как совпадающие с «правым оппортунизмом».

Отличались многообразием как сами санкции, так и причины их наложения со стороны различных партийных органов. Но наиболее распространенными были два варианта. Во-первых, наказания назначались за проявления «правого уклона» в профессиональной деятельности коммунистов. Во втором варианте большевики подвергались партийными взысканиями за проявления «правого уклона», выявленные в их выступлениях на различных партийных собраниях, а то и просто в личных беседах. Как правило, это были заявления о неэффективности политики партии или же высказывания недовольства существующими условиями жизни.

Однако и на этом этапе система наказаний не была упорядочена, отсутствовала определенная их градация в привязке к тем или иным партийным проступкам. В каждом конкретном случае решение о форме и степени суровости наказания принималось местными партийными инстанциями. При этом не последнюю роль могли играть межличностные отношения внутри партийных ячеек, особенно деревенских, социальная дифференциация внутри которых была особенно выразительной.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.