WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 48 |

Данные выводы имеют равное отношение и к термину « охрана». Закрепляя статью 23, Конституция РФ отходит от текстуального использования названных терминов, обобщая « неприкосновенностью». Данное обстоятельство обязывает юридическую науку приложить усилия для полного и точного уяснения смысла анализируемого субъективного права. Чтобы применительно к конкретной ситуации правоприменитель мог иметь представление: кто является обязанным или управомоченным, что он обязан сделать, от каких действий должен воздерживаться.

Обращая внимание, что « единообразному применению закона способствовала бы однозначность понятий, унификация терминологии, устранение как синонимичности, так многозначности, полисемии»1, нельзя не сказать, что выявление элементов права на неприкосновенность частной жизни способствует определению содержания данного права, даёт всеобъемлющее представление о возможных правомочиях в целом.

Собственно невмешательство - есть обязанность государства обеспечить позитивное регулирование данного права, а также закрепление состояния определенной автономии человека от государства, общества, себе подобных и может регулироваться государством двояко:

1) через установление запретов;

2) через закрепление определенного правового статуса субъекта, либо через закрепление определенного режима социальной деятельности человека.

Вторую сторону можно рассмотреть на примере установления свободы вступления в брак для мужчины и женщины, достигших Общая теория прав человека. М., 1996, с. 171.

совершеннолетия. Конституция РФ не закрепила данное право, но оно присутствует во многих международных документах. Статья 16 Всеобщей декларации прав человека гласит: « Мужчины и женщины, достигшие совершеннолетия, имеют право без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии вступать в брак и основывать семью. Они пользуются равными правами в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и во время его расторжения. Брак может быть заключен только при свободном и полном согласии обеих вступающих в брак сторон. Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства»1. Состояние в браке или его отсутствие считается ( в настоящее время) личным делом каждого, и никто не может быть принужден к вступлению в брак или к разводу. Последнее до недавнего времени, пока супружескими отношениями занималась церковь, было весьма проблематично.

Достоянием общества стала трагическая история любви Ромео и Джульеты, ^рассказанная У. Шекспиром. Поэтому определение своего гражданского состояния не должно зависеть ни от государства, ни от влияния других лиц или родителей.

Ограничения в этом вопросе могут иметь лишь одну цель - защиту интересов будущего ребенка ( запрет на брак между близкими родственниками - статья 14 Семейного кодекса РФ2) или нравственности общества ( запрет на вступление в брак лиц одного пола). Хотя и эти ограничения в некоторых странах не признаются. Является ли удачным текстуальное закрепление в Конституции РФ права на неприкосновенность частной жизни Как уже отмечалось выше Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод предусматривает право каждого на уважение его личной жизни. Речь идёт не о « неприкосновенности», а об « уважении». Иными словами Европейская Конвенция закрепляет право на признание личной жизни. То есть личная жизнь - объективная ценность, которая признаётся столь значимым международным договором. Но признание не означает обязательности положительных действий со стороны государства, как и охранительных. Значение придаётся инициативе гражданина по самозащите своей частной жизни. У гражданина есть личная жизнь, она признаётся ( уважается) государством, но защита своего блага - бремя самого гражданина, как и определение её границ. Следствием такого подхода будет отсутствие чёткого по- Международная защита прав и свобод человека. М. 1990, с.17.

Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

нимания содержания частной жизни, а также установления пределов ограничений. Европейский Суд по правам человека отмечал, что «понятие «уважение» не является абсолютно чётким»1.

Используется также формулирование права как принципа в форме категорического императива - Частная жизнь неприкосновенна. Закрепление в виде принципа также имеет ряд недостатков. Субъективное право может быть ограничено, в отношении принципа ограничения менее допустимы. Одновременно можно сказать, что общественный интерес может превалировать над частной жизнью как личным благом. Вне рамок правового регулирования оказываются также положительные действия государства по обеспечению реализации данного права, государство тем самым как бы провозглашает - Частная жизнь неприкосновенна и мы не будем в неё вмешиваться, что бы не случилось, но и гражданин не должен обращаться к нам за помощью, а решать свои проблемы самостоятельно. Критика такого подхода актуализируется во многих странах в аспекте борьбы с проявлениями насилия в семье.

Некоторые международные акты закрепляют право на невмешательство в частную жизнь. В данном случае не подпадает под защиту нарушения права со стороны частных лиц. Например, частная организация устанавливает камеры слежения на рабочих местах, не предупреждая об этом работников, или один из жильцов проводит наружное наблюдение за своими соседями, фиксируя их контакты. Государство, устанавливая принцип невмешательства, определяет, в первую очередь, свои обязательства перед гражданином, налагает ли тем самым обязательства на всех граждан, действующих не в качестве официальных должностных лиц. Данное положение выглядит спорным, учитывая мнения некоторых учёных, считающих, что Институт конституционных прав и свобод человека и гражданина - это взаимные обязательства между человеком и государством2.

Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998, с. 298.

И.Л. Петрухин, например, считает, что статья 23 Конституции РФ защищает только частные телефонные разговоры: « Администрация учреждений, предприятий, организаций вправе прослушивать служебные телефоны служащих, если это необходимо для контроля за сохранением государственной, служебной и коммерческой тайны и трудовой дисциплины» ( Личные тайны ( человек и власть). М.,1998, с.89). Однако как разграничить служебный разговор от частного разговора, когда родитель ведёт беседу со своим несовершеннолетним ребёнком, желая проверить, например, пришёл ли он из школы. Конституция всё-таки защищает частную жизнь ( именно жизнь) гражданина, а не место деятельности чело века, закладывая в основу технические показатели её осуществления.

Анализируя нормы, посвященные неприкосновенности частной жизни, в Конституции РФ 1993 года и в Конституции РФ, существовавшей до 12 декабря года, можно сделать вывод, что границы охраняемого объекта несколько расширились.

Статья 40 Конституции РФ на 11 декабря 1993 года закрепляла, что « каждый имеет право на неприкосновенность его частной жизни...». Статья 23 Конституции РФ, действующей в настоящее время, утверждает: « Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени». Определяя грамматическое толкование можно увидеть, что Конституция РФ 1978 года ( со всеми последующими изменениями) предусматривала защиту информации, связанной только с конкретным лицом ( местоимение « его»).

Поскольку право на неприкосновенность частной жизни нужно понимать и как право на свободу общения, где выступают два и более субъекта, получалось, что здесь не действует охранительный механизм. Конституция РФ 1993 года закрепляет и право на семейную тайну, беря под охрану и семейное общение, означая при этом, что тайна каждого члена семьи, хотя и не относящаяся к другому, является общей и подлежит охране в отношении любого. Если рассматривать Европейскую Конвенцию и Международный Пакт, то они также используют местоимение «его», но не в формуле - «право на неприкосновенность его частной жизни». Статья 17 Международного Пакта закрепляет: « Никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь...». Статья 8 Европейской Конвенции «Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни...». Это не вызывает двойного толкования, поскольку вызвано логичным построением конструкции предложения. Поэтому текст статьи 23 Конституции РФ 1993 года можно считать более удачным и технически точным.

Помимо общего закрепления права на неприкосновенность частной жизни в российской Конституции, в статье 23 предусмотрены также право на личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Часть 2 дополнительно говорит о праве на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых телеграфных и иных сообщений. Также в части 2 имеются общие основания ограничения права на тайну почтовой связи. То есть общая конструкция статьи 23 состоит из 5 элементов:

- право на неприкосновенность частной жизни;

- право на личную и семейную тайну;

- право на защиту своей чести и доброго имени;

- право на тайну почтовой связи;

- основания ограничения права на тайну почтовой связи. Следует отметить, что право на защиту своей чести и доброго имени не является предметом настоящего исследования, поскольку имеет косвенное отношение к современному содержанию права на неприкосновенность частной жизни. Честь и доброе имя нуждаются в защите, когда они опорочены.

Наиболее распространённая форма реализации данного права проявляется при распространении сведений, не соответствующих действительности. Ложная информация характеризует человека как отрицательную личность, что разрушает общее представление в глазах окружающих о добром имени гражданина. Именно такой смысл имеет статья 152 ГК РФ - « Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности».

Нарушение неприкосновенности частной жизни имеет место и тогда, когда распространяется правдивая информация, в огласке которой не заинтересовано лицо, но которая не имеет никакого отношения к общественной деятельности. То есть разглашение сведений не может быть оправдано общественным интересом. Хотя и в данном случае наличествует посягательство на честь и доброе имя. И то и другое - субъективная оценка, формируемая гражданином самостоятельно. И формирование её зависит от цели, которую ставит перед ней человек. Как отмечал Эрик Берн, «большая часть человеческих взаимоотношений (по крайней мере 51 %) основана на обманах и уловках, иногда весёлых и забавных, иногда низких и злобных»1. Его теория игр имеет серьёзное психологическое обоснование. Иными словами человек сам моделирует ситуацию, отводя и себе, и другим определённые роли. Применительно к рассматриваемому явлению человек формирует общее представление о себе у других, преследуя определённые цели. Естественно, что все личностные проявления, которые не отвечают заявленным требованиям, всячески скрываются от возможного разглашения. Это объясняется тем, что и другие люди также играют роли. Если в отношениях одна из сторон «выпа- Берн Э. Секс в человеческой любви. М., 1998, с. 177.

дает» из общей схемы, то это приводит к разрушению всей конструкции. Итог:

моральное осуждение, разрыв дружеских симпатий, семейных уз, расторжение взаимных обязательств и так далее. Общество ещё, по-видимому, долго будет жить в плену своих стереотипов. Соответственно при распространении информации о частной жизни, даже если она соответствует действительности, можно говорить и о порочении чести и доброго имени. Естественно такой вывод нуждается в детальном анализе и найдёт со временем ещё своего исследователя.

М.Н.Малеина предлагает выделить две самостоятельные группы правомочий:

права на тайну частной жизни и права на неприкосновенность частной жизни, объединив родовым понятием - права, обеспечивающие автономию личности1. Первое справедливо отмечается как сложное субъективное право, включающее в себя целый комплекс отраслевых субъективных прав: право на медицинскую тайну, право на нотариальную тайну, адвокатскую тайну, банковскую тайну, другие аспекты права на тайну частной жизни. Иными словами ключевое понятие - тайна. То есть законодательное употребление данного термина даёт основания объединять некоторые положения вокруг данного центра. Однако в отраслевых нормативных актах тайна является, скорее всего, не некоей информацией, а режимом использования данной информации. Поэтому и нормы в основном включают в себя не закрепление правомочия гражданина, а особую процедуру допуска к закрытой информации2.

Вторая группа - права на неприкосновенность частной жизни3 - состоит из права на неприкосновенность личной свободы, права на неприкосновенность жилища, право на неприкосновенность документов, телефонных и других переговоров, телеграфных и иных сообщений личного характера и другие. Признавая, что те или иные Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2001, с. 153.

Более того, некоторые нормативные акты в таких случаях вообще не закрепляют именно субъективного права, принадлежащего гражданину. Например, Федеральный закон «О банках и банковской деятельности».

«Право на неприкосновенность частной (личной) жизни означает возможность обособления частной жизни, самостоятельного решения всех вопросов личной жизни и запрет вмешательства третьих лиц кроме случаев, предусмотренных законом или согласованных с гражданином» ( Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2001, с. 184).

аспекты свободы человека - это в конечном итоге способ ограждения своего внутреннего мира от внешнего вмешательства ( то есть создание поля личной автономии), нельзя согласиться с таким объединением субъективных прав под эгидой неприкосновенности частной жизни. Каждое из них имеет не просто свою историю, но является самостоятельным субъективным правом, имеющим перед собой конкретные цели, свою структуру и содержание. В каждом случае законодательного закрепления выделяется свой объект регулирования. Каждому самостоятельному праву соответствуют и свои принципы ограничений. Как раз одна из важнейших задач современной юриспруденции и состоит в том, чтобы не смешивая понятия, выявить критерии ограничения субъективного права, дать ценностную характеристику каждому праву.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.