WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 48 |

Федеральный закон « О свободе совести и религиозных объединениях» закрепляет: «Тайна исповеди охраняется законом. Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди». Конструкция статьи показывает, что норма включает в себя фиксацию общего принципа и одновременно гарантии его соблюдения.

Одновременно следует обратить внимание, что тайна исповеди является предметом регулирования законодательства Российской Федерации, а также канонического права. И если ранее каноническое право являлось частью правовой системы государства, то сейчас по большинству вопросов предмет регулирования отношений полярно различается.

Одновременно в юридической науке профессором И.Л. Петрухиным было высказано мнение, что целесообразнее говорить в рамках неприкосновенности частной жизни о религиозных тайнах двух ви- Русское православие: вехи истории. М., 1989, с. 256.

Камо грядеши, святая церковь // Огонек. - 1992. - N 18-19. - С.12-13.

дов, не ограничиваясь только тайной исповеди: « тайна верующего, его право скрывать свою принадлежность к религии вообще и к отдельным вероучениям в частности и тайна, доверенная священнику, которую он не должен разглашать»1. Выше уже указывалось, что само право на свободу совести является элементом права на уважение частной жизни, её неприкосновенность. Однако свобода совести - самостоятельное право, которое имеет своё собственное содержание и, по-видимому, которое не следует рассматривать сквозь призму другого субъективного права, хоть и носящего более общий характер. Поэтому и в рамках настоящего исследования целесообразнее ограничиться анализом тайны исповеди.

Субъектом тайны исповеди таким образом, является священнослужитель, то есть лицо, состоящее при храме и обладающее правом совершать религиозные обряды как в храме, так и вне его. Словарь Брокгауза и Ефрона определяет, что «священник - название представителя религии, состоящее при храме и совершающего, по силе данной ему благодати священства, все таинства в храме и вне храма, везде, где требуется богослужебная молитва»2. Нет смысла распространять обязанность на всех, кто служит при храме, так как сам священник несет обязанность, чтобы никто кроме него случайно или умышленно не узнал содержание исповеди.

М.К Х Варьяс, упоминая о субъектах церковного права, представителей церковной епархии объединяет одним понятием - клир - « это совокупность лиц, назначенных в соответствии с церковными канонами для общественного служения в Церкви и получивших для этого служения особые полномочия»3. В свою очередь клирики разделяются на священнослужителей и церковнослужителей.

Священнослужителей, М.Ю. Варьяс определяет, как лиц, наделённых в соответствии с нормами церковного права властными полномочиями, составляющими в своей совокупности священную и правительственную церковную иерархию. В свою очередь священнослужители подразделяются на епископов, пресвитеров, диаконов.

Церковнослужители - это низшие клирики, выполняющие вспомогательные функции.

Особую группу субъектов, по мнению М.Ю.Варьяса, составляют монашествующие.

Петрухин И.Л. Личные тайны (человек и власть), 1998. с. 220.

Энциклопедический словарь. Том XXIX.СПб., 1901, с.281.

Варьяс М.Ю. Краткий курс церковного права. М., 2001, с. 103 и далее.

Содержание тайны исповеди включает в себя все сведения, которые стали известны священнослужителю при совершении таинства. Тайна носит абсолютный характер, так как она не знает исключений и не может быть раскрыта ни суду, ни правоохранительным органам, никому вообще. Не подлежат разглашению как характер полученных сведений, так и сам факт (или отсутствие его) проведения таинства.

Возникает вопрос, а будут ли тайной сведения, сообщенные священнику в виде раскаяния с целью обрести душевный покой, но не во время совершения самого таинства. Теоретик церковного права профессор пражского университета Феринг еще на рубеже XX века утверждал: « Священник не может показывать и о том, что ему сказано хотя и вне исповеди, но в виде признания, сделанного духовному отцу»1.

Меры ответственности, применяемые к священнослужителю, будут прежде всего основываться на правилах той или иной религиозной конфессии. В Русской Православной Церкви к лицам духовного звания применяются особые наказания:

1. Лишение священного сана.

2. Запрещение в священнослужении.

3. Лишение монашества.

4. Запрещение участвовать в богослужении.

5. Отстранение от должности и запрещение занимать церковно- административные должности2.

Задача законодательного регулирования выступает в обеспечении тайны исповеди государственными мерами. Таковыми и является фиксация в различных нормативных документах запрет на сбор сведений, придание свидетельского иммунитета и так далее.

Одновременно следует обратить внимание, что тайна исповеди не провозглашается как субъективное право. Не существует нормативного акта, закрепившего: Каждый имеет право на тайну исповеди. Конструкция статьи Закона « О свободе совести и религиозных объединениях » выглядит следующим образом. Провозглашается принцип: «Тайна исповеди охраняется законом».

Следующее предложение является гарантией соблюдения принципа - Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди. Оно указывает на то, что священнослужитель обладает имму- Энциклопедический словарь. Том XXIX. СПб. 1901, с.281.

Варьяс М.Ю. Краткий курс церковного права. М., 2001, с. 120.

нитетом от привлечения к ответственности за отказ от разглашение тайны исповеди.

Иными словами статья Закона «О свободе совести и религиозных объединениях» предназначена, в первую очередь, для правоохранительных органов. Она к ним корреспондирует вводимое правило. Это означает, что законодательство не имеет направленности урегулировать отношения священнослужитель - прихожанин. Эти отношения урегулированы нормами церковного (канонического ) права. Соответственно выглядит проблематичным привлечение к юридической ответственности представителя религиозного объединения, огласившего публично тайны, доверенные при покаянии, по иску гражданина. Хотя гражданин в данном случае может ссылаться на общие нормы гражданского законодательства, требуя защиты своего нарушенного нематериального блага.

Несмотря на это, некоторые законодательные акты не содержат гарантий сохранения тайны исповеди. Так, Закон « Об оперативно-розыскной деятельности» не содержит запрета на проведение оперативно-розыскных мероприятий в месте, где происходит обряд покаяния.

Поэтому вполне возможна ситуация, при которой, например, в исповедальне перед великим постом (когда люди в большинстве своём приходят к покаянию) устанавливается аппаратура для прослушивания, что в принципе не противоречит действующему законодательству.

Существенным прогрессом можно признать установления правила в статье 17 закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в соответствии с которым органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается использовать конфиденциальное содействие по контракту священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных объединений. Данное положение дублируется в статье Федерального закона «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации».

Однако уголовно-процессуальное законодательство фактически « не знает» такой принцип как тайна исповеди. Статья 72 УПК РСФСР не включает священнослужителей в перечень лиц, обладающих правом отказа от дачи свидетельских показаний о том, что ему доверено в силу его духовного сана. Статья 308 Уголовного кодекса РФ « Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний» фиксирует только одно примечание: « Лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников».

Хотя указанные кодексы следует соотносить с нормами Закона « О свободе совести и религиозных объединениях», было бы более последовательным закрепление тайны исповеди в текущем уголовном и уголовно-процессуальном кодексах.

Заключение Подводя итоги, обратим внимание на некоторые наиболее существенные моменты:

человек как личность характеризуется не только многомерной включённостью в социальные связи, но и своей неповторимой индивидуальностью, позволяющей вносить в общественную жизнь момент субъективного творчества. С другой стороны, общество, охраняя индивидуальность личности, признаёт за ней определённый уровень свободы. Частная жизнь есть элемент свободы индивида, одновременно отражающий его общественную и индивидуальную природу. С этой точки зрения неприкосновенность частной жизни выступает социальной ценностью, в охране которой объективно заинтересованы как личность, так и общество. Отсюда и возникает проблема правовой охраны неприкосновенности частной жизни.

Проблема права на неприкосновенность частной жизни многопланова, поэтому её изучение будет полным только в результате совместных усилий юридической, философской, политической, культурологической и других общественных наук.

Само же содержание, которое вкладывается в понятие частной жизни, носит исторический характер и его трактовка зависит от многих факторов: обычаев, устоев, характерных для большинства населения, уровня культуры общества, национальных и религиозных особенностей развития. Можно отметить, что в международно-правовых документах нередко отражается особенность регулирования тех или иных отношений в государствах, для которых характерен общинный уклад. Причём его не следует путать с общинным строем, как видом общественно-экономических формаций. Общинность рассматривается как форма совместного проживания, когда частная жизнь каждого включена в жизнь социальной структуры (расширенной семьи, рода и так далее), охраняется совместно, как совместно и регулируется.

Исходным моментом в юридическом исследовании данного вопроса должны, на наш взгляд, являться теоретические аспекты понятия субъективного права и определение роли гражданских прав и свобод в системе законодательства России.

Конец XX века стал переломным моментом в развитии института прав человека в Российском обществе. Советская наука и практика при определении понятия субъективного права брали за основу дозволенность поведения со стороны государства и обусловленность его классовой волей. Подобный подход ставил личность в подчиненное отношение к государству, в зависимость от политической ситуации, от настроения масс и т.п. При этом основной уклон делается не на дозволение, а на соответствие классовой воли. Одновременно любой нормативный документ подчиняется ей и подлежит игнорированию (подправлению) со стороны правоприменителя. Революционная законность, правосознание становились основой такого права, когда государства не брало на себя обязательства соблюдать даже те нормы, которые устанавливались высшими органами государственной власти.

Однако человеческая практика выработала другой фундамент, который во главу угла ставит человека, а не усмотрение субъективного политика. Многие связывают это с развитием теории естественных прав. Но и данная теория имеет много слабых сторон. По-видимому, основная проблема состоит в узком законоцентристском понимании права. Право - это явление, которое трудно описать всего лишь тем материалом, который выходит из-под пера официального нормотворца. Это настолько глобальная проблема, на которой невозможно остановиться в двух строках.

Представляется, право на неприкосновенность частной жизни принадлежит человеку независимо от того, закреплён ли данный институт законодательством того ли иного государства. Та или иная степень юридического обеспечения данного права не умоляет его первозданности. Но, закрепляя данное право в официальном источнике, государство тем самым придаёт ему юридическое значение. Право на неприкосновенность частной жизни становится юридической категорией, а соответственно приобретает своё содержание, структуру, элементы.

Данное право может быть ограничено, причём в соответствии с природой данного права, которая также должна быть определена юриспруденцией.

Применение классической системы содержания субъективного права и анализ права на неприкосновенность частной жизни позво- ляет выявить особенность его юридической природы. Данное право сложно определить как меру дозволенного поведения ( возможность действия, требования, пользования социальным благом). Оно, в первую очередь, барьер от произвольного вмешательства во внутренний мир человека, от навязывания определенного поведения, возможного ограничения повседневной свободы выбора, причем не столько на правоприменительном уровне, сколько на уровне правотворчества Необходимость.

наличия внутреннего мира человека предопределена особыми свойствами человеческой психики.

Одновременно человек, живя в обществе, вынужден обращаться в публичные органы, где и возникает необходимость раскрытия определённых сторон частной жизни, без чего невозможна полезная деятельность этих органов. Сам общественный уклад ставит иногда статус гражданина в зависимость от меры раскрытия некоторых сторон частной жизни. Однако необходима защита сведений, доверенных клиентом, для предотвращения возникновения атмосферы недоверия в обществе.

Учитывая названные посылки, можно прийти к следующим выводам:

1. Право на неприкосновенность частной жизни - неотъемлемое право, принадлежащее человеку в силу его особой природы. Поэтому в социальной жизни оно выступает как индивидуальное притязание гражданина ко всем субъектам права. Обретая правовую форму, неприкосновенность частной жизни выступает и как конституционное право, попадающее в сферу публичного регулирования, а также как гражданское личное неимущественное право, « ощущающее» на себе особенности методов частного права.

Одновременно в отраслевом законодательстве регулирование данного права в большей мере осуществляется административно-правовыми нормами. Именно за щите данного права от административного ( публичного) вмешательства и посвящены основы правового регулирования указанного субъективногоправа.

2. Право на неприкосновенность частной жизни - фундаментальный принцип построения взаимоотношений между субъектами гражданского общества, взаимоотношений личности и государства.

3. Под правом на неприкосновенность частной жизни следует понимать неотъемлемое право человека на самостоятельное определение своего образа жизни, свободного от произвольных регламентации, вмешательства или посягательства со стороны и государства, и общества, и человека.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.