WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 48 |

То есть субъекты адвокатской тайны несут полный объем обязанностей, что нельзя сказать о субъектах тайны судебного представительства, обладающих только свидетельским иммунитетом. Но адвокатская тайна является только профессиональной, тайна судебного представительства имеет более широкий круг субъектов. По содержанию же объем адвокатской тайны гораздо шире и полнее.

Закон не говорит в течение какого срока защитник или представитель обязан сохранять тайну. Представляется, что бессрочно, даже после смерти лица, доверившего адвокату сведения, за исключением Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат... М. 1993, с.149.

случаев, когда они служат реабилитации. Для предания огласке такого рода информации необходимо согласие правопреемников.

Если нет запрета клиента, адвокат, иной защитник или представитель вправе по собственному усмотрению использовать доверенные ему сведения, но только в интересах представляемого. Таким образом, в рассматриваемых случаях он по собственному усмотрению решает, огласить ли доверенные ему сведения (в интересах обвиняемого) или воздержаться от этого, если оглашение сведений не принесет пользы представляемому.

Однако распоряжаться доверенными сведениями вопреки воле представляемого адвокат (иной защитник, представитель), по-видимому, не вправе1.

В пользу бессрочности сохранения тайны говорит и то, что ни УПК, ни ГПК в Российской Федерации не ограничивает какими-либо сроками запрет на допрос в качестве свидетелей защитника или представителя.

Возникает также проблема, вправе ли защитник или представитель выступать в интересах представляемого, но вопреки его желанию. Имеются мнения как за разглашение, так и против. Следует согласиться, что адвокат не имеет этического права разглашать такие сведения, не должен « ставить себя в состояние конфронтации с обвиняемым»2. К тому же, разглашая тайну судебного представительства, защитник или представитель превращает себя в свидетеля, а согласно российскому законодательству они не могут быть допрошены в этом качестве. То есть доказательства будут собраны с нарушением закона, и согласно статье 50 Конституции РФ их использование не допускается. Клиент вправе будет отказаться от такого защитника или представителя. С. Ария правильно считает, что о совершённом его клиентом преступлении адвокат должен умолчать: « При состоявшемся действии сообщение о нём может преследовать единственную цель - кару. Несмотря на общественную пользу такого поступка, адвокат при этом выступает как помощник карательных органов государства, то есть действует в явном противоречии с принципами и природой адвокатуры как института»3.

В юридической литературе было высказано мнение, что только в одном случае возможно разглашение адвокатской тайны: «если об- Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат... М. 1993, с.141.

Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М. 1989. с.49.

Ария С. Об адвокатской тайне // Российская юстиция. 1997. № 2, с. 37.

виняемый сообщил адвокату о готовящемся опасном преступлении, совершении которого еще возможно предупредить. Если, например, обвиняемому известно, что в такой-то час и такую-то минуту будет взорван самолет, пароход, мост или будет совершено нападение на определенных лиц, или будет предпринято ограбление банка и т.п., то он должен немедленно сообщить об этом в следственные органы или в прокуратуру, и тогда он может быть допрошен в качестве свидетеля по этим фактам»1.

Здесь, в первую очередь, конечно этическая проблема. Соответственно адвокат не может выступать как представитель, но и его показания не могут быть использованы в судебном разбирательстве.

Не совсем полон также перечень обстоятельств, исключающих участие в деле лица в качестве защитника или представителя как в гражданском, так и в уголовном процессах. Помимо вышеназванного следовало бы включить и иных лиц, оказывавших юридическую помощь в качестве судебного представителя клиентам, интересы которого противоречат интересам обратившегося с просьбой о ведении дела. Согласно же формулировке, действующей в настоящее время, юрист, не являющийся членом коллегии адвокатов, вправе в разных делах при тех же сторонах, выступать в одном деле в качестве представителя истца, а в другом - в качестве представителя ответчика.

Необходимо также создать ряд организационных гарантий сохранения адвокатской тайны. Это и создание условий для хранения деловой документации адвокатов, а при создании в будущем независимых адвокатов такой порядок отчетности перед налоговыми органами, который бы абсолютно исключал возможность последних почерпнуть сведения, составляющие адвокатскую тайну.

В трудную ситуацию попадает защитник, если обвиняемый, отрицая на допросах вину, признается ему, что он совершил преступление. «С одной стороны, он по-прежнему обязан хранить адвокатскую тайну, а с другой - его могут упрекнуть в сговоре с обвиняемым. В этой ситуации адвокат может посоветовать обвиняемому чистосердечно признать себя виновным... Если обвиняемый не желает признавать себя виновным, позиция адвоката должна зависеть исключительно от имеющихся в деле доказательств»2.

Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М. 1989, с.51.

Там же, с.47.

В дореволюционной России следователь имел право провести обыск в кабинете присяжного поверенного ( адвоката) для обнаружения бумаг, переданных ему обвиняемым или другими лицами с условием сохранить их в тайне ( ст.368, 369, УУС 1864 г.). Следователь мог ограничиться выемкой этих бумаг, не производя обыска. Адвокату представлялось лишь право присутствовать при осмотре бумаг следователем1. УПК РСФСР, существующий в данный момент, вполне разрешает и сейчас производить обыск и выемку у адвоката. И это очень часто происходит, как правило, с теми, кто ведет принципиальную защиту. « Все притязания следователей и прокуроров на вторжение в сферу адвокатской тайны, осмотры и изъятия документов в юридических консультациях должны быть отклонены самым решительным образом»2.

Коллизия возникает и при применении статьи 139 УПК РСФСР, в соответствии с которой, в необходимых случаях следователь может предупредить защитника « о недопустимости разглашения без его разрешения данных предварительного следствия». Защитник, нарушивший данное правило может быть привлечен к уголовной ответственности по статье 310 УК РФ. Поскольку адвокат допускается к участию в деле с момента задержания, а обвиняемый только с момента предъявления обвинения получает возможность знакомиться с материалами дела, то распространяется ли требование соблюдать тайну предварительного следствия защитником и по отношению к своему подзащитному.

До конца не урегулированы вопросы ответственности защитника, представителя за разглашение сведений, составляющих тайну судебного представительства. В соответствии со статьей 24 Положения об адвокатуре РСФСР: «Жалобы на действия адвокатов, связанные с осуществлением ими профессиональных обязанностей, рассматриваются заведующими юридическими консультациями, президиумами коллегий адвокатов». Иными словами « нарушение адвокатской тайны независимо от умышленных или неосторожных действий адвокатов - дисциплинарный проступок, влекущий суровые последствия вплоть до прекращения членства в коллегии адвокатов»3. Исключение из коллегии адвокатов можно обжаловать в суд. Привлечение к дисциплинарнойответственностииногда весьма проблематично Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М. 1989, с.53.

Там же, с.58.

Малеина М.Н. Указ. соч., с.75.

в силу профессиональной круговой поруки, даже если другие члены коллегии адвокатов и будут осуждать виновного. Свидетельство тому - сама статистика привлечения к дисциплинарной ответственности адвокатов.

Превалирование корпоративных интересов существует не только в Российской Федерации, и в других странах - США, ФРГ, Англии - считается признанным, что привлечение адвоката к дисциплинарной ответственности весьма проблематично.

Именно поэтому в Англии была учреждена должность омбудсмена по юридическим услугам в результате принятия Закона 1990 года о судах и юридических услугах. И хотя в Англии существуют три профессиональные организации, рассматривающие нарушения профессиональной этики, считается, что все-таки существует возможность уйти виновным от ответственности: «Саморегуляция разумна до определенной точки, но ее еще необходимо подкрепить абсолютно независимой инспекцией того, как профессиональные организации рассматривают жалобы, а этой инспекцией следует дать полномочия для восстановления справедливости. Таким образом, омбудсмен - последняя инстанция, куда можно обратиться после того, как все другие возможности обжалования исчерпаны»1.

И хотя он уполномочен давать только рекомендации, закон обязывает опубликовать имя юриста, не выполняющего их причины непринятия мер в форме, предложенной омбудсменом, например, в газетах. Если он и это не выполнит, омбудсмен вправе разгласить обстоятельства судебного дела. Последний может рекомендовать, чтобы «профессиональная организация, рассматривавшая жалобу на предварительной стадии, выплатила компенсацию за неправильный разбор дела, если он, омбудсмен, придет к такому выводу»2.

Такой положительный опыт вполне возможно распространить и в Российской Федерации.

Поскольку статья 51 УПК РСФСР вменяет обязанность не разглашать сведения, составляющие тайну судебного представительства, представителям профессиональных союзов и общественных организаций возможно и к ним применениемер дисциплинарной ответственности. По отношению к этим лицам и адвокатам могут быть применены меры гражданско -правовой ответственности за причинение Бэл Р. Друг познается в беде // Англия. 1991 N 4, с.94.

Там же.

вреда на основании норм Гражданского кодекса РФ. Но это весьма трудно сделать, поскольку в данном деле существо решения будет упираться в невозможность собрать результативную доказательственнуюбазу.

Иное же лицо, допущенное к защите, или являющееся представителем, вообще не несет никакой ответственности за разглашение доверенных ему сведений, что, повидимому, недопустимо, и является существенным пробелом в законодательстве.

Поэтому можно предусмотреть соответствующую ответственность в договоре на оказание юридической помощи. Но так как одной из сторон договора является юрист, а другая не обладает соответствующими правовыми знаниями, то вряд ли можно рассчитывать на эффективность данной меры.

Также и близкие родственники и законные представители несовершеннолетних обвиняемых, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков несут только моральную ответственность. Высказано мнение, что на них « надо возложить юридическую ( уголовно-правовую) ответственность за разглашение такого рода тайн, исключая случаи, когда разглашение использовано в интересах представляемого, т.е.

способствовало его оправданию или смягчению ответственности. Следует также установить уголовную ответственность всех других лиц, допущенных в качестве защитников или представителей по делу, за разглашение сведений, доверенных им обвиняемыми представляемыми»1.

На наш взгляд, установление уголовной ответственности не соответствует степени общественной опасности деяния и не приемлемо по своей сути. Было бы реальным закрепление обязанности защитника или представителя, разгласившего адвокатскую тайну, возместить причиненные убытки, а также моральный ущерб, предание таких фактов широкой огласке.

Не несут ответственности члены президиума коллегии адвокатов, имеющих доступ к документам, составляющих тайну судебного представительства, при рассмотрении вопроса о дисциплинарной ответственности адвоката. Не несет ответственности за разглашение тайны судебного представительства переводчик, участвовавший в беседах адвоката и доверителя. Кроме того, переводчик может быть допрошен в качестве свидетеля по известным ему обстоятельствам, так Петрухин ИЛ. Личная жизнь: пределы вмешательства. М. 1989, с.45.

как ни в ГПК, ни в УПК Российской Федерации исключений в отношении него нет.

Не являются субъектами адвокатской тайны и технические работники юридических консультаций, не решен вопрос об ответственности за разглашение тайны судебного представительства адвокатов, прекративших членство в коллегии адвокатов.

Законодательство нечетко определяет само содержание адвокатской тайны. Все это накладывает определенный отпечаток на содержание поднимаемой проблемы.

Адвокаты прекрасно понимают, что в настоящее времени УПК, ни ГПК, ни Положение об адвокатуре не регулируют многие уже сложившиеся отношения. И так как принято во всех странах соблюдение тайны общения между защитником и доверителем, в новых нормативных актах следовало бы отразить вышеуказанные моменты и, в первую очередь, дополнительно гарантировать свидетельский иммунитет защитника и представителя недопущением проведения в отношении оперативнорозыскных мероприятий и следственных действий с целью получения информации, предоставленной адвокату доверителем.

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством в Федеративной Республике Германия адвокат, адвокат по патентным делам ( их помощники, лица, которые работают в порядке стажировки по специальности) обладают правом отказа от дачи свидетельских показаний о том, что им доверено или стало известно в силу их положения. Гарантией соблюдения адвокатской тайны выступает установление запрета (параграф 97) на выемку переписки между обвиняемым и адвокатом, записей адвоката о доверенных обвиняемым сведениях. Указанные ограничения, правда, действуют только тогда, когда материалы находятся у адвоката. Параграф 97 фиксирует также, что «ограничения на выемку не применяется, если право отказа от дачи свидетельских показаний имеют лица, подозреваемые в соучастии, пособничестве или укрывательстве либо если речь идёт о предметах, которые добыты в результате совершения уголовно наказуемого деяния, или использовались для совершения уголовно наказуемого деяния, или послужили объектом совершения уголовно наказуемого деяния». УПК ФРГ предусматривает и возможность исключения защитника из процесса, «если имеются серьёзные подозрения или в стадии предания суду обнаруживается, что он:

1) участвовал в совершении деяния, которое является предметом расследования;

2) злоупотребляет общением с обвиняемым, находящимся под стражей, и тем самым создаёт существенную угрозу совершения им уголовно наказуемого деяния или это угрожает безопасности места заключения либо 3) совершил действия, которые При решении вопроса об осуждении обвиняемого способствовали бы его незаконному оправданию, укрывательству» (параграф 138а).

В соответствии с параграфом 148 УПК ФРГ общение защитника с обвиняемым может подлежать контролю.

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.