WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 48 |

Хотелось бы отметить также возникающие трудности при исполнении профессиональных обязанностей нотариусом, связанные с истребованием документов медицинского характера. Согласно статье 43 Основ законодательства РФ о нотариате нотариус должен проверить дееспособность обратившегося к нему гражданина, для этого он вправе запрашивать необходимые сведения от юридических и физических лиц. Закон РФ « О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» в статье 8 определяет, что требование сведений о состоянии психического здоровья или психического освидетельствования допускается лишь в случаях, установленных законом. В статье 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан дается исключительный перечень лиц, кому могут предоставляться сведения, составляющие врачебную тайну, без согласия на то пациента. Нотариусов в нем нет. В настоящее время при наблюдении психических отклонений нотариус может отказать в совершении нотариального действия. А при его обжаловании суд может запросить нужную информацию от медицинских учреждений. В то же время нельзя допустить, чтобы каждый раз нотариус требовал от лица, обратившегося к нему, справку о его состоянии психического здоровья.

Адвокатская тайна В соответствии с Российской Конституцией каждый имеет право на получение квалифицированной юридической помощи. Гражданин зачастую остро нуждается в услугах юриста, без которого не всегда достаточно полно можно защитить свои права. В этом случае граж- данин передаёт часть информации, в огласке которой он не заинтересован.

Соответственно возникает потребность обеспечения тайны частной жизни обратившегося за консультацией. Именно защите интересов гражданина, обеспечении неприкосновенности частной жизни и служит целый ряд правовых норм, образующий в совокупности самостоятельный институт - адвокатскую тайну.

Её необходимость « диктуется соображениями о доверительном характере взаимоотношений между представителем и представляемым, без чего само существование адвокатуры было бы немыслимо. Клиент должен быть абсолютно уверен в том, что адвокат не разгласит и не использует ему во вред доверенные тайны и другие сообщенные сведения»1. В противном случае профессиональная деятельность защитника не имела бы нужного эффекта и подрывала бы основы правосудия:

состязательность процесса, презумпция невиновности, право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, равноправие сторон.

В научной литературе высказывалось мнение о том, что термин « адвокатская тайна» не совсем точно отражает суть данного института, «так как хранителем данной тайны может быть не только адвокат, но и защитник - представитель профсоюза, другое лицо, выполняющее функции защиты. Встречается и иной термин - « тайна судебной защиты». Он тоже не вполне приемлем, потому что не охватывает тайну, доверенную представителям потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика.

Учитывая это, данный институт следовало бы назвать « тайной судебного представительства», имея в виду, что судебная защита - это разновидность представительства»2. Но и с этим мнением нельзя полностью согласиться, потому что последний термин не охватывает защиту сведений, полученных вне судебного разбирательства, при консультации по общеправовым вопросам или при защите интересов клиента в иных государственных органах.

По-видимому, при рассмотрении этого вопроса следует обратить внимание на следующее обстоятельство. Здесь присутствуют два правовых явления: собственно адвокатская тайна, вытекающая из Положения об адвокатуре РСФСР3, и защита информации и лица, полу- Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М. 1989, с.41.

Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат... М. 1993, с. 132.

Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. № 48. Ст. 1596.

чившего ее при оказании юридической помощи в качестве представителя в суде, то есть как раз тайны судебного представительства.

Субъектом адвокатской тайны может быть только адвокат, который «не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи» - часть 3 статьи 16 Положения об адвокатуре РСФСР. Не являются ее субъектами ни иные работники адвокатуры, ни лица, проходящие учебную практику в юридических консультациях. То есть это сугубо профессиональная тайна.

Субъектами тайны судебного представительства помимо адвоката являются и другие лица:

- защитник, не являющийся членом коллегии адвокатов. Ими мо гут быть согласно статье 47 УПК РСФСР представители профессиональных союзов и других общественных организаций, близкие родственники, законные представители, другие лица, допущенные органом следствия или судом в качестве защитника;

- представитель потерпевшего, гражданского истца или ответчика. Ими могут быть согласно статье 56 УПК РСФСР и статье 44 ГПК РСФСР практически любые лица.

Субъектом адвокатской тайны не являются члены Президиума коллегии адвокатов, которым могут стать известны сведения личного характера при рассмотрении дисциплинарных дел. Субъектами также не будут являться технические работники юридических консультаций. Хотя и они могут стать носителями конфиденциальной информации: хотя бы о самом факте посещения таким-то гражданином такого-то адвоката.

Содержание адвокатской тайны несколько шире тайны судебного представительства, в первую включаются:

- сам факт обращения в юридическую консультацию за помощью или отсутствие такового;

- сведения о содержании, характере, мотивах обращения;

- любые сведения, полученные в ходе рассмотрения уголовного или гражданского дела и из материалов дела;

- сведения о личной жизни представляемого, как почерпнутые от него самого, так и почерпнутые в процессе общения (внешний об лик, в случае посещения жилого помещения и т.д.).

Тайна же судебного представительства возникает только с момента оформления представительских полномочий, в связи с этим в содержание входит только та информация, которая получена в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника.

Частично это охватывает статья 51 УПК РСФСР, запрещающая разглашать адвокату, представителю профсоюза, общественной организации « сведения, сообщенные им в связи с осуществлением защиты».

«Содержание адвокатской тайны - это разнообразные сведения, знание которых необходимо адвокату для осуществления защиты по делу, оказания юридической помощи. Вполне возможно, что такого рода сведения не будут затрагивать каких-либо сторон личной жизни клиента. Однако если адвокат получит информацию, которая раскрывает наиболее сокровенные стороны личной жизни последнего, то, видимо, было бы неправильным считать возможным ее разглашение лишь только потому, что она ( эта информация) не относится непосредственно к делу, по которому адвокат приглашен для оказания юридической помощи»1.

Можно выделить основные гарантии сохранения тайны судебного представительства, которые также относятся и к адвокатской:

1) требование закона не разглашать сведения, сообщенные доверителем в связи с оказанием юридической помощи ( ст. 16 Положения об адвокатуре), в связи с осуществлением защиты (ст.51 УПК РСФСР);

2) запрет допроса в качестве свидетеля защитника обвиняемого - об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника, адвоката, представителя профессионального союза и другой общественной организации - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя (ст.72 УПК РСФСР);

3) запрет допроса представителя по гражданскому делу или за щитника по уголовному делу в качестве свидетеля в гражданском процессе - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника (ст.61 ГПК РСФСР);

5) разрешение встреч защитника с обвиняемым (подсудимым, осужденным) наедине без ограничения их количества и продолжительности (ч.2 ст.51 УПК РСФСР)2.

Второе и третье положения носят императивных характер, «они не только дают адвокату право отказаться от дачи показаний в каче- Красавчикова Л.О. Личная жизнь под охраной закона. М. 1983, с. 154.

Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат... М. 1993, с.135.

стве свидетеля, но и запрещают органам предварительного следствия, а также суду при рассмотрении уголовных и гражданских дел допрашивать адвокатов как свидетелей даже в тех случаях, когда адвокаты пожелали бы дать такие показания»1.

Практика деятельности правоохранительных органов свидетельствует о том, что зачастую они пытаются проигнорировать данные гарантии закрепления адвокатской тайны. Ни для кого не секрет, что в комнатах в СИЗО, где проводятся беседы содержащихся под стражей и адвоката, установлены подслушивающие устройства.

Адвокатов ( особенно по делам, имеющим общественный резонанс) принуждают к даче свидетельских показаний. Примеры такого давления описаны И.Л. Петрухиным в монографии « Личные тайны ( человек и власть)». Так, адвоката В. Карышева, защищавшего Солоника, после побега подзащитного 22 сентября 1995 года был вызван на допрос к следователю в качестве свидетеля. Адвокат Б.Кожемякин в городе Рязани был доставлен офицерами УВД в прокуратуру области для дачи свидетельских показаний по делу, по которому он выступал в качестве защитника. После того, как он отказался, к нему была избрана мера пресечения - подписка о невыезде2.

Представляется, что такие действия попирают грубейшим образом права человека.

Государство тем самым показывает, что сопротивляться системе бесполезно, так как она не предоставляет каких-либо, даже элементарных, возможностей защитить человеку себя от произвола государственных органов. К сожалению, такие случаи имеют место быть гораздо чаще, чем это указывается в периодической печати.

Анализируя вышеизложенное, можно придти к выводу, что тайна судебного представительства и адвокатская тайна носят абсолютный характер, то есть не имеют исключений. Но нормы уголовно-процессуального права в РФ имеют ряд пробелов, которые не обеспечивают гарантированность их соблюдения. Нет запрета на проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении защитника и обвиняемого, представителя и представляемого3. Поскольку это не указано ни в УПК РСФСР, ни в законе «Об оперативно-розыскной дея- Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. М. 1991, с.75.

Петрухин И.Л. Личные тайны (человек и власть). М., 1998, с.156-158.

Статья 17 Федерального закона « Об оперативно-розыскной деятельности» лишь устанавливаетзапрет использоватьконфиденциальноесодействие по контрактуадвокатов.

тельности», то вполне возможно УПК РСФСР допускает проведение таких следственных действий как обыск и выемка в помещении юридических консультаций, как выемка почтово-телеграфной корреспонденции между защитником или представителем и доверителем. А та информация, полученная в результате следственных действий, будет иметь доказательственное значение, то же самое можно сказать и об информации, полученной оперативно-розыскным путем. Понятно, что суд ( практика показывает) такие данные не будет учитывать как доказательства, полученные в соответствии с федеральным законом. Всё-таки требования о соблюдении адвокатской тайны внушают определённое уважение со стороны судейского корпуса. Но подобным образом полученная информация может послужить основой для административного давления на адвоката и подзащитного.

Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»1 фиксирует ( статья 18): « С момента задержания подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником наедине.

Количество и продолжительность свиданий не ограничиваются». Свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать.

Корреспонденция осужденного согласно статье 22 ИТК РСФСР2 подлежала обязательной цензуре, переписка с адвокатом не являлась исключением из этого правила.

Уголовно-исполнительный кодекс РФ3 не внёс коррективы в данные правила.

Статья 89 УИК РФ предусматривает, что для получения юридической помощи осужденным по их заявлению предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи. По желанию осужденного и указанных лиц свидания могут предоставляться наедине. В соответствии со статьёй 91 УИК РФ «получаемая и отправляемая осужденными корреспонденция подвергается цензуре». Телефонные разговоры осужденных также контролируются персоналом исправительных учреждений. Кодекс до 2001 года не содержал исключений из данного правила применительно к переписке с адвокатом. Законом от Собрание законодательства РФ. 1995. № 29. Ст. 2759.

Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1970. № 51. Ст. 1220.

Собрание законодательства РФ. 1997. № 2. Ст. 198.

20.03.2001 года было определено, что « переписка осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, цензуре не подлежит, за исключением случаев, если администрация исправительного учреждения располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц». В этих случаях контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений осуществляется по мотивированному постановлению руководителя исправительного учреждения или его заместителя.

Кроме того, доверитель может быть допрошен о характере, содержании беседы с защитником или представителем. Тем самым, оказывая давление на доверителя (тем более, если он находится в СИЗО, то есть под постоянным контролем со стороны государственных органов), адвокат лишается возможности оказать результативную юридическую помощь. Поэтому оправданным выглядит предложение о целесообразности внесения изменений в закон, «что не только адвокат, но и его клиент не может быть допрошен об обстоятельствах уголовного дела, обсуждавшихся между ними при встрече наедине. Показания таких клиентов следовало бы исключать из числа допустимых доказательств»1. Также защитник или представитель может быть привлечен к уголовной ответственности за недоносительство о преступлении, ставшим ему известным в связи с исполнением своих обязанностей. И тогда это лицо превращается в обвиняемого. Данная ситуация никак не решается ни УПК РСФСР ни уголовным законодательством.

Не распространяется обязанность сохранения в тайне сведений, полученных при защите доверителя, не непрофессиональных защитников, не членов коллегии адвокатов.

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.