WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 48 |

2 ст. 11 - речь идёт о Европейской Конвенции о правах человека - Г.Р.). По его мнению, данное ограничение недостаточно способствует получению таких выгод, как уменьшение путаницы при ведении переговоров и содействие образованию профсоюзов»1. Однако и сейчас возникают споры среди юристов по поводу создания так называемых уполномоченных профсоюзов, когда правительство утверждает перечень организаций, с которыми могут вестись переговоры. Тем более, что по этому вопросу Европейский Суд по правам человека встал на сторону государства. В частности по делу Национальный профсоюз полиции Бельгии против Бельгии было указано, что «Королевский указ от 2 августа 1966 г. создал неравенство в обращении в ущерб таким организациям, как профсоюз-заявитель. Правительство настаивало на том, что оно желало избежать «профсоюзной анархии» и считало необходимым «обеспечить последовательную и сбалансированную политику, должным образом учитывая профессиональные интересы всех сотрудников провинций и коммун». Это сама по себе правомерная цель, и Суд не имеет основания полагать, что Правительство имело какиелибо другие намерения...»2. Общество, по-видимому, ещё не созрело до того состояния, когда только личность, как самоценность, станет центром правовой системы. Можно приводить различные основания иного порядка. Как правило, обосновывают тем, что так удобнее обществу и государству, а в конечном итоге и каждому человеку; Вместе лучше защищать права, чем одному. Настораживает то, что такая система иногда даёт «сбой», и жертвой такого сбоя становится не абстрактное общество или государство, а конкретный человек со своим миропониманием и своей судьбой. В конечном итоге возникает вопрос ( может быть отчасти лишь правовой) - вправе ли общество пожертвовать одним человеком для достижения общего блага И в чём выражается общее благо Во всеобщей сытости, послушности и благонадёжности И каким целям должно следовать право К сожалению, очень часто высокие инстанции (в том числе и международные), носящие в своём названии слова «права человека», забо- Дженис М, Кэй Р., Брэдли Э., Европейское право в области прав человека (Практика и комментарии). М., 1997, с.260.

Европейский Суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. T.I, M., с. 85.

тятся, в первую очередь, о сохранении существующей системы. В этом случае человек как бы просто теряется.

Вышеизложенное подчёркивает, что право на неприкосновенность частной жизни - это не просто одно из субъективных прав, закрепляемых в нормативном порядке, а определённая грань взаимоотношений человека, общества, государства.

Оппонируя приведённым выводам, можно отметить, что в приведённых случаях и присутствует смешение понятий законного интереса и субъективного права.

Неприкосновенность частной жизни как законный интерес есть определённое дозволение, но которое не обеспечено конкретной обязанностью, что и прослеживается в реальной жизни. Можно привести характерный пример. Законный интерес: быть оставленным в покое в вечернее время суток. Но гражданин не может обязать, например, муниципальное образование запретить проезд всем машинам по автодороге, проходящей под его окнами после 20-00. Иными словами указанная грань взаимоотношений не всегда обеспечивается взаимными правами и обязанностями.

Только если нормативный акт оперирует понятием субъективного права, тогда можно выделять и корреспондирующие обязанности к определённому субъекту правоотношения. Может присутствовать и злоупотребление законным интересом, когда собственник пытается оградиться от внешнего воздействия путём установления колючей проволоки, через которую пропущен электрический ток. Действительно приведённые тезисы нельзя не учитывать, но и провести грань между тем, где присутствует только законный интерес, а где субъективное право очень сложно. Ибо если попытаться сделать это, то в конечном итоге придётся согласиться с тем, что содержание права на неприкосновенность частной жизни выражается только в нормативно оформленном документе. При этом официальный акт должен чётко очертить, что понимается под неприкосновенностью, какими действиями обладает субъект права, в том числе по отношению к иным лицам. Подобный подход приводит к искусственному сужению содержания субъективного права. Можно ли ставить наличие данного права только в зависимость от воли законодателя Представляется возможным дать на этот вопрос отрицательный ответ.

Право на неприкосновенность частной жизни выступает признанием со стороны государства приоритета ( первичности) индивидуума как субъекта права. Отчасти оно не означает такого же признания со стороны общества (как возможно и обратное). Тем са- мым государство соглашается, что у человека есть своя частная жизнь, принадлежащая только ему. Только человек является строителем своей жизни. Он может в любой момент разорвать правовую связь с государством (путём от выхода из гражданства до самоубийства).



Чрезмерное давление на личность со стороны государства влечёт обратную связь, выражающуюся в « бегстве» в частную жизнь. В данном случае человек замыкается и наиболее ярко проводит грань между общественными процессами и своим внутренним миром. Закрепление права на неприкосновенность частной жизни или его отсутствие не может влиять на этот процесс. Общественные отношения начинают развиваться по своим законам. Характерно, что наибольшие всплески развития науки и культуры происходят именно при тоталитарных режимах. Личность становится апатичной по отношению к государству. В конечном итоге люди «переживают» такой политический строй. Как правило, завершающей вехой является или эпоха реформирования, или пора революционных катаклизмов. Данный аспект отражает ещё одно предназначение права - его соответствие реально складывающимся общественным отношениям. Право нельзя рассматривать как средство революционного переустройства общества, с его помощью, по-видимому, нельзя резко нарушать естественный ход событий. В противном случае право и иные социальные регуляторы идут параллельным путём, пока такое противостояние не дойдёт до критической точки.

Поэтому уяснение содержания субъективного права - это не просто логический анализ текста нормативного акта, это отражение нормативного смысла права в реально складывающихся общественных отношениях.

Содержание можно выразить, согласно общему определению, приведенному выше, из толкования самого понятия, а точнее через рассмотрение его элементов «неприкосновенность» и «частная жизнь».

«Неприкосновенность» в лексическом смысле понимается, в первую очередь, как невмешательство. Конституция СССР не закрепляла право на неприкосновенность частной жизни, а только право на охрану личной жизни. Если трактовать неприкосновенность лишь как невмешательство, то право, закрепленное статьей Конституции РФ, будет нести только отрицательную смысловую нагрузку. Таким образом, признавая однобокость права на охрану личной жизни, проявляющуюся в том, что оно включает лишь охранительную деятельность компетентных органов, при вышесказанном выводе мы даем и праву на неприкосновенность частной жизни не полный смысл, не включая в него правоохранную сторону. Тем более, что отрасль конституционного законодательства относится теорией права к публичным отраслям, поэтому властное воздействие на регулирование общественных отношений является одним из основных его методов.

Здесь налицо отличие от частноправового понимания охраны как гарантии реализации права, то есть совокупности мер, направленных на сохранение, улучшение, предотвращение и устранение вредных последствий охраняемого объекта1. В публичном же праве охрана выступает и как гарантия, и как элемент охраняемого объекта, поскольку является основным способом реализации властеотношений.

Данный момент был четко обоснован А. Шопенгауэром: « Охрана права, разумеется, обозначена только в государстве, но самое право существует независимо от последнего, ибо насилие может только подавить его, но не уничтожить. Вот почему государство, это - ни что иное, как охранительное учреждение, ставшее необходимым, вследствие тех бесчисленных посягательств, которым подвергается человек и которые он в состоянии отражать не в одиночку, а в союзе с другими людьми»2.

Теория права выделяет помимо охраны также еще один позитивный элемент - защиту, что « в наиболее общем смысле... есть противодействие незаконным нарушениям и ограничениям прав, свобод и интересов личности, предупреждение этих нарушений и ограничений, а также возмещение причинённого вреда в случае, если предупредить или отразить нарушение и ограничение не удалось»3. Поэтому, анализируя статью 23 Конституции Российской Федерации можно прийти к выводу, что неприкосновенность включает в себя три стороны - охрану, защиту, собственно невмешательство.

Под охраной в теории права понимаются меры, осуществляемые государственными органами и другими субъектами права, направленные на предупреждение нарушений прав и свобод человека и гражданина, на устранение причин их порождающих, устранение препят- Охрана окружающей природной среды. М. 1993. с.11.

Шопенгауэр А. Избранные произведения. М. 1992. с. 139-140.

Общая теория прав человека. М., 1996, с. 169.

ствий и способствующие таким образом реализации прав и свобод, установленных законом1.

Под защитой понимается совокупность мер, направленных на недопущение нарушения прав и свобод человека и гражданина, а также « принудительный способ осуществления права, применяемый в установленном порядке компетентными органами либо самим управомоченным лицом»2. Надо сказать, что объектом защиты выступа ют не только права и свободы, но и объект или субъект тех или иных правоотношений.

Оба элемента направлены на недопущение нарушения данного права гражданина, и составляют, как правило, задачи и функции соответствующих органов, и объектом воздействия выступает третье лицо - потенциальный или фактический правонарушитель. При видимости совпадения понятий охраны и защиты, все-таки при тесной взаимозависимости и взаимосвязи они имеют и собственные признаки, которые и позволяют их различать. Хотя данная граница достаточно прозрачна, что дает основание многим правоведам применять эти термины как синонимы. « Защита есть момент охраны, одна из её форм»3, наиболее распространённая точка зрения. При этом охрана рассматривается в широком и узком смысле. Это легко проследить на примере понятия « охраны гражданских прав», выделяемого авторами учебника по Гражданскому праву: « В соответствии со сложившейся в науке традицией понятием «охрана гражданских прав» охватывается вся совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав. В него включаются меры не только правового, но и экономического, политического, организационного и иного характера, направленные на создание необходимых условий для осуществления субъективных прав. Что касается собственно правовых мер охраны, то к ним относятся все меры, с помощью которых обеспечивается как развитие гражданских правоотношений в их нормальном, ненарушенном состоянии... Наряду с таким широким пониманием охраны в науке и в законедательстве используется и понятие охраны в узком смысле слова. В этом случае в него включаются лишь те предусмотренные законом меры, которые направлены на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при Конституционный статус личности в СССР. М. 1980, с.202.

Конституционный статус личности в СССР. М. 1980, с.203.

Ведяхин В.М., Шубина Т.Е. Зашита права как правовая категория // Правоведение. 1998. № 1, с.68.

их нарушении или оспариваний. В целях избежания терминологической путаницы, охрану в узком значении этого слова принято именовать защитой гражданских прав»'1. Исходя из этой точки зрения, защита рассматривается как совокупность собственно правовых мер охраны, или как охрана в узком смысле слова.

Охрана, как представляется, - это деятельность, направленная на будущее, ее основная задача - не допустить правонарушение, устранить преграды для реализации правомочия, профилактико-предупредительная деятельность.

Защита - это деятельность, возникающая в случае наличия конкретного правонарушения, либо устранение такого состояния, которое реально приведет к наступлению негативных последствий, а также направленная на восстановление нарушенного права, « имеет своё функциональное назначение - обеспечение и восстановление правопорядка, предупреждение правонарушений2. Как правило, присутствует уже конкретный правонарушитель и лицо, чье право ограничено виновными действиями. Анализируя учебную литературу, можно придти точно к такому же выводу. В большинстве источников право на защиту рассматривается как возможность совершать определённые действия по отношению к правонарушителю и возможность апеллировать к уполномоченным государственным органам в целях реализации мер государственного принуждения к правонарушителю3.

Следует обратить внимание, что термины «охрана» и «защита» использовались при создании Конституции РФ в различных аспектах: как собственно понятия, так и как основа однокорневых словосочетаний. Так, «защита» может указывать на особый род деятельности, причём применительно к государству в целом, но по отношению либо к какой-то особой группе наиболее значимых объектов ( статья 38 Конституции РФ предусматривает - « Материнство и детство, семья находятся под защитой государства»), либо к институту прав и свобод человека и гражданина в целом (статья 45 Конституции РФ: «Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Гражданское право. Часть 1/ Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. М., 1996.с.240.

Ведяхин В.М., Шубина Т.Е. Зашита права как правовая категория // Правоведение. 1998. № 1.с. 79.

Обращает внимание, что действующие правовые акты и научная литература использует именно термин « право на защиту», те самым закрепляя соответствующее субъективное право.

Российской Федерации гарантируется»). В рамках общего обозначения можно говорить и о разновидностях защиты: судебная ( статья 46 Конституции РФ), социальная (статья 7 Конституции РФ) и так далее. Естественно, что не любая из этих форм имеет распространение и на право на неприкосновенность частной жизни.

Использование однокорневого глагола, как правило, происходит в сокращённых редакциях обязательств: например, в статье 8 Конституции РФ закреплено, что в РФ признаются и защищаются равным образом различные формы собственности.

Аналогичная редакция не содержит чёткого указания, что должно иметь место в конкретном случае. Это указывает, прежде всего, на необходимость научного толкования.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 48 |





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.