WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 48 |

Однако здесь можно отчасти не согласиться с мнением, что органы валютного контроля совсем не обладают таким правом. В соответствии Законом РФ «О валютном регулировании и валютном контроле»2 к органам валютного контроля относится Центральный Банк РФ, который в соответствии с Федеральным законом «О банках и банковской деятельности» обладает правом получить информацию от кредитных учреждений. Поэтому об отсутствии данных правомочий можно говорить только в отношении иных органов и агентов валютного контроля.

Некоторые споры возникают о полномочиях Службы судебных приставов истребовать информацию, отнесённую к банковской тайне. Следует отметить, что на момент принятия новой редакции закона «О банках и банковской деятельности» данная служба вообще не существовала.

Федеральный закон « О судебных приставах»3 фиксирует: Судебный пристависполнитель имеет право получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, объяснения и справки ( статья 12). Данное право обеспечивается возможностью привлечения к ответственности на основании норм Федерального закона «Об исполнительном производстве»4.

Собрание законодательства РФ. 1998. № 10. Ст. 1159.

Первоначально текст опубликован: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 45. Ст. 2542.

Собрание законодательства РФ. 1997. № 30. Ст. 3590.

Собрание законодательства РФ. 1997. № 30. Ст. 3591.

В данном случае на лицо коллизия норм. Действия судебных приставов по истребованию сведений, составляющих банковскую тайну, основаны на законе. Также и банковское учреждение может основывать свой отказ в предоставлении такой информации на нормах закона «О банках и банковской деятельности», закрепляющей исключительный перечень органов, обладающих указанным полномочием:

«...основанием для получения госорганами сведений, составляющих банковскую тайну, является не общее полномочие госоргана запрашивать у предприятий, учреждений и организаций необходимую информацию для осуществления своей деятельности, а установленные в законах специальные случаи истребования у кредитной организации, сведений, составляющих банковскую тайну»1. В обоих случаях нормы представлены законодательным источником. Как отмечает С.Козина, «в свете изложенного уместно обратиться к понятиям общей и специальной норм права. Приоритет последней в юридической теории безусловен. Норма ФЗ « О банках и банковской деятельности», устанавливающая правовой режим банковской тайны, специальная... Позиция законодателя, оградившего специфичную информацию от незаконного доступа, остаётся неизменной с момента принятия ЗоБД, поскольку даже законодательное наделение иных, не перечисленных в нём структур правом получения сведений не распространяется на сведения, составляющие банковскую тайну. Таким образом, органы, не перечисленные в ст. 26 ЗоБД, не вправе требовать от кредитных организаций предоставления информации, составляющей банковскую тайну»2.

Хотелось бы представить и иную точку зрения на представленную проблему.

Приоритет специальной нормы по отношению к частной не всегда безусловен в праве.

Примером может служить приоритет конституционных норм по отношению к отраслевым. Одновременно не редко российский законодатель подчёркивает приоритет общих правовых актов по отношению к специальным, например, статья Гражданского кодекса РФ: « Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу».

Норма, содержащаяся в законе «О банках и банковской деятельности» - норма, регулирующая отношения в сфере банковской дея- Карчевский С. Банковская тайна: проблемы правового регулирования // Хозяйство и право. 2000. № 1, с. 53.

Козина С. Банковская тайна и прокурорский надзор // Законность. 2000. № 9, с. тельности ( статья 2 закона « О банках и банковской деятельности»), которая относится к сфере частного права. Норма, содержащаяся в законах, регулирующих статус государственных органов, относится к сфере публичного права. При конкуренции норм частного и публичного права традиционно приоритет отдаётся нормам публичного права. Правоотношения, возникающие в сфере оказания банковских услуг - находятся на стыке интересов: « частноправовых, обусловленных отношениями клиента и банка по поводу заключения и исполнения договора банковского счёта ( договора банковского вклада), и публично-правовых, обусловленных отношениями банка и государственных органов, регламентированными законодательными актами»1. Эти отношения и надо разделить. Соответственно различается предмет правового регулирования, а также нормативная основа указанных правоотношений. Отношения «банк - государственный орган» регулируются в любом случае не только законом « О банках и банковской деятельности», но и иными нормативными актами, определяющими компетенционную основу государственного органа. Иная точка зрения может парализовать работу, в первую очередь, правоохранительных органов. Ни одно государство мира себе такую « роскошь» не позволит. Конечно, можно согласиться с тем, что законодательные акты должны более чётко фиксировать полномочия государственных органов, не идти по пути наименьшего сопротивления, указывая общую фразу - « запрашивать необходимые сведения» и тому подобное. Одновременно следует учитывать, что при проведении оперативно-розыскных мероприятий, может быть получена информация, относящаяся к банковской тайне. Данная деятельность регулируется законом « Об оперативнорозыскной деятельности». И суд, например, рассматривая вопрос о выдаче ордера на прослушивание телефонов банковского учреждения, будет руководствоваться именно этим законом, а не правилом статьи 26 закона «О банках и банковской деятельности».

В данном случае деятельность оперативных подразделений правоохранительных органов будет правомерной.

В отношении прав судебных приставов высказывалась точка зрения, представляющая возможность руководствоваться при характеристике их полномочий аналогией закона: «...

нельзя полагать, что до внесения изменений в закон судебные приставы-исполнители лишены доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну. Ста- Карчевский С. Банковская тайна: проблемы правового регулирования // Хозяйство и право. 2000. № 1, с. 47.

тья 6 ГК РФ предусматривает, что к гражданским правоотношениям, если они прямо не урегулированы законодательством и если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения.

Применение аналогии закона в данном случае вполне допустимо»1. Хотелось бы отметить, что как раз в данном случае невозможно применение аналогии закона по следующим причинам. Правоотношения, возникающие по поводу реализации государственным органом своих полномочий, не частноправовые, а публичноправовые. Они не могут регулироваться нормами Гражданского кодекса РФ. Тем более распространение принципа аналогии закона или права на компетенционную основу деятельности государственных органов в публичной сфере не должно происходить произвольно. Традиционным принципом деятельности публичных органов является - Разрешено только то, что прямо разрешено законом. В противном случае, не государство в лице высших органов власти определяет объём полномочий своей структурной единицы аппарата, а она сама (единица) выступает для себя в роли творца права. Осуществление контроля за законностью реализации такой компетенции будет крайне осложнено.

Надо сказать, что огромное значение при правильном разрешении возникающих споров придаётся судебной практики, которую инициируют, в первую очередь, банковские учреждения. « Тактика банковского поведения в этом случае проста: не соответствующий закону нормативный акт не исполняется, а в случае обнаружения такого неисполнения государственными органами и наложения штрафа на банк постановление о штрафе оспаривается в арбитражном порядке»22.

В некоторых странах законодательство устанавливает почти абсолютную банковскую тайну. В швейцарских банках часто предлагают кодировку счетов, при котором любое лицо может взять деньги со счета, если знает шифр. Сам банк не знает, кто является собственником вклада. Это обусловливается экономическим интересом, тем, что каким бы путем ни были получены деньги, поступая в этот банк, они будут работать на рост благосостояния государства.

В Соединенных Штатах Америки до 1970 года банковская тайна была абсолютна. Существовало только два исключения:

Ахидова И. Банковская тайна и аналогия закона // Хозяйство и право. 1999. № 10.

Олейник О. Правовые проблемы банковской тайны // Хозяйство и право. 1997. №6, с.

138.

- « чековое», так как считалось, что « чек является не конфиденциальным средством сношения, а публичным, обращаемым документом... Требование о конфиденциальности неприменимо к чекам, погашенным чекам или заявлениям банков по чековым счетам, и не возникает какого-либо права на сохранение тайны. Это верно, даже если клиент пытается предотвратить раскрытие информации о своих деловых сделках с помощью коммерческого счета адвоката»'1;

- «исключение по банковским» документам предусматривает, что учет, который ведется и за который платит банк для своего удобства и деловых целей, принадлежит банку и вкладчики не имеют на его данные никаких прав. Следовательно, « учетные записи могут быть оглашены в суде против желания вкладчика, несмотря на то, что документы касаются счета вкладчика»2.

Последнее исключение « развязывало руки» государственным органам в вопросах проникновения в банковскую тайну.

В настоящее время действуют два нормативных акта, регулирующих банковскую тайну США. Это Закон о банковской тайне и Закон о праве на финансовую тайну.

«Закон о банковской тайне был принят, чтобы обеспечить помощь в «уголовном, налоговом и административном расследовании и процессах» в форме истребования бухгалтерских книг и предоставления информации о некоторых банковских сделках.

Этот закон создал « бумажный след», необходимый для доказательства незаконности финансовых сделок»3.

Он был обусловлен тем, что «исключение по банковским документам» получило большое распространение, что наталкивалось на интерес клиента к конфиденциальности банковских услуг, и поскольку объектом исключения были банковские документы, их попросту перестали вести или велись так, чтобы нельзя было использовать в суде для доказательств противоправности некоторых действий. То есть главной задачей этого закона было закрепление единообразия бухгалтерского учета с тем, чтобы установить сам предмет запроса со стороны государственных чиновников.

Теперь в банковских документах « должны быть отражены» идентификация каждого лица, имеющего счет в Соединенных Штатах в банке, и каждого отдельного лица, обладающего правом подписы- Банковское право США. М. 1992, с.538.

Там же, с.538.

Там же, с.539.

вать чеки, снимать деньги или иным образом действовать в отношении любого такого счета; копии каждого чека, ордера на получение денег (драфта) или подобного документа, выписанного на него и предъявленного к оплате, учет документов, полученных для хранения или вклада, и идентификация любого лица, участвующих в сделке, « о которой требуется сообщать или учитывать по Закону о бухгалтерских документах и сделках с иностранным эмитентом»1. К таким относятся сделки свыше 000 долларов, независимо от природы сделки, а также сведения о лицах, имеющих интерес или контроль над иностранным счетом, сделки с валютой. Любое финансовое учреждение, обязанное предоставлять такой отчет « должно» проверить и отметить идентичность, адрес и номер удостоверения личности или карточки социального страхования любого лица, участвующего в такой сделке»2.

В Российской Федерации подобные меры предпринято ввести Указом Президента РФ « Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей» от 23 мая 1994 года № 10063. В соответствии с пунктом 8 Указа « банки и другие кредитные учреждения обязаны информировать налоговые органы о совершении физическими лицами (включая нерезидентов) операций на сумму, эквивалентную 10 тысячам долларов США и выше. При установлении случаев неисполнения этих обязанностей Центральный банк Российской Федерации обязан принять меры в порядке, предусмотренном Законом РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)».

Законодательство США является в принципе уникальным, поскольку на банк возлагается обязанность вести ту бухгалтерскую отчетность, которую должен вести клиент. А требования об идентификации лица больше напоминают переложение на банк функций органа дознания. Верховный Суд США не признал противоречащим Четвёртой поправке к Конституции США требования полиции выявления банком документов, принадлежащих обвиняемому ( чеков, свидетельств по уплате и т. п.) в связи с уголовным расследованием (United States v. Miller, 1976). Суд признал, что клиент отказывается Банковское право США. М. 1992, с.539-540.

Банковское право США. М. 1992, с.541.

Собрание законодательства РФ. 1994. № 5. Ст. 396.

Франковски С., Гольдман Р., Лентовска Э. Верховный Суд США о гражданских правах и свободах. Варшава, 1997, с. 193.

от ожидания права на частную жизнь, разрешив доступ сотруднику банка к персональной информации.

Закон о праве на финансовую тайну от 1978 года имел цель уточнить порядок и основания предоставления сведений, составляющих банковскую тайну, правительственным агентам. Он ограничивает круг ситуаций, когда правительственные органы могут получить доступ и ( или) копии финансовых документов «клиента» или финансового учреждения, случаями, прямо перечисленными в законе. Клиент может дать письменное разрешение, чтобы, помимо всего прочего, некоторые документы могли представляться для каких-либо целей или каким-либо правительственным органам. Использование судебного приказа о расследовании, изданного согласно Федеральным правилам уголовного процесса, должно сопровождаться уведомлением клиента в течение 90 дней, если выдавший приказ суд не предоставит отсрочки. Кроме того, правительственный орган должен заполнить официальный письменный запрос к финансовому учреждению в случае, если невозможно использовать административный запрос или ордер.

Лицо, в отношении которого истребованы документы, имеет право обжаловать запрос в окружной суд США. Иск будет удовлетворен, если заявитель докажет, «что требуемые финансовые документы не имеют отношения к законному расследованию и реализации права, предоставленного правительством в своем уведомлении».

То есть закон устанавливает две возможности реализации права:

- правительственный агент обязан доказать наличие явных оснований подразумевать, что истребуемая информация необходима для законного расследования;

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.