WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 48 |

Проблема обеспечения прав человека, установления четкого механизма их реализации находила свое отражение в трудах многих ученых-юристов. Была выработана такая категория - как гарантии прав человека. Подходы к ее пониманию разнообразны - от полного отрицания подобного элемента в праве до детального изучения, определения структуры, классификации, обоснования как необходимого признака любой правовой нормы. Как отмечал Георг Еллинек, « существенным признаком понятия права является таким образом не принуждение, а гарантия, одним из видов которой служит принуждение»2.

Критике отрицания гарантий в праве были посвящены работы и дореволюционных русских юристов Кистяковского, Чичерина. Современное освещение данные вопросы получили в работах Керимова Н.В., Матузова Д.А., Бобровой H.A., Витрука Н.В., Кандаурова В.М. и других. Причем рассмотрение гарантий идет двумя путями: общетеоретическим - как средство реализации правовой нормы, и применительно к правам человека - как механизм реализации естественных прав и свобод человека.

Следуя первым путем, нетрудно заметить, что анализируется в основном юридический механизм. Исходным моментом является то, что уже присутствует юридически значимая, санкционированная государством норма, которая требует претворения в жизнь.

Есть и иной подход. Его основополагающим началом служит то, что права человека есть нравственно-юридическая категория, они I присутствуют независимо от государства, носят универсальный характер, потому уже само закрепление этих прав в нормативном материале является одним из видов их гарантированности. Как отмечал B.C. Эбзеев: « Личные конституционные права советских граждан, образующие институт личной свободы, иногда называют личными гарантиями.»3. При этом как бы выделяют ступени гарантированности. Низшая ступень - фактическое закрепление, средняя ступень - Локк Д. Сочинения: В 3 т. Т.З. М. 1988, с.396.

Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб. 1908, с.246.

Эбзеев B.C. Советское государство и права человека: Конституционные вопросы.

Саратов. 1986, с.112.

установление механизма обеспечения на законодательном уровне, создание правовой обусловленности, высшая - прибавляется безотказный процесс исполнения правового предписания. Согласно этой концепции права человека являются низшим пределом правового пространства, в случае пересечения которого государство скатывается к тоталитарному режиму, к тирании. «Особенности прав человека в том, что «область их жизни» находится на пограничной зоне с правом, на подступах к праву.

Они часто конституируются, но реальным правовым механизмом не обеспечены. Их закрепление в правовой системе какого-либо государства сразу же возводит непосредственно социальные притязания человека на уровень охраняемых этим государством интересов. Поэтому в чистом виде права человека в любой национальной правовой системе не существуют, хотя по своим первичным социально-политическим характеристикам (как общие предпосылки нормального существования личности) они, конечно, сохраняют свою «реликтовую природу»1.

Уже вовлекая права человека в юридическое пространство, государство гарантирует этим реальность моральных принципов: « Права человека - это субъективные права, выражающие не потенциальные, а реальные возможности индивида, закреплённые в конституциях, международно-правовых актах и законах»2.

После этого как раз и можно говорить о гарантированности прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в нормативных актах, в том смысле, в котором она понимается в классической теории. Следует отметить, что такой особый подход характерен лишь для анализа прав человека и был положен в основу еще Д.Локком и французскими мыслителями. Но он имел и отрицательное воздействие на развитие теории права, поскольку многим ученым давало повод делать вывод о том, что для реализации свободы человека в государстве достаточно лишь краткого закрепления этого принципа в основном законе и нет надобности какого-то более детального регламентирования.

Соответственно видится следующее обобщающее определение гарантий права на неприкосновенность частной жизни - это юридически значимый механизм обеспечения рассматриваемого права, не- Шайкенов H.A. Правовое обеспечение интересов личности. Свердловск. 1990, с.162.

Проблемы общей теории права и государства/ Под ред. В.С.Нерсесянца. М. 1999, с.229.

укоснительно реализуемый на основе конституционного закрепления как на законодательном, так и на правоприменительном уровне. На сегодняшний момент сложилась традиционная классификация гарантий. Они подразделяются на общие и специальные. К общим относят политические (режим демократии, гласности в стране, стабильность гражданского общества, политическая свобода населения, разделение властей), экономические ( определенный уровень благосостояния в обществе, сложившиеся производственные отношения, свобода предпринимательства и использования собственного труда), идеологические ( мировоззрение личности и общества на понимание добра и зла, уровень культуры, воспитания, совокупность представлений на то или иное общественно значимое явление). Хотя в науке больше предпочтения отдается изучению юридических гарантий, следует отметить, что и общие гарантии должны учитываться при исследовании прав человека, как имеющие огромное влияние на законодательство и его практику применения в целом.

Наличие общих гарантий, а также взаимное влияние друг на друга прав и общих гарантий их реализации позволяют говорить о детерминированности прав экономическими и культурными условиями жизни общества. Данный подход может привести к тому, что следует признать отрицание некоторых прав в силу их, например, экономической необусловленности. Любая детерминированность может означать, что есть права немецкие, а есть российские. Есть законность и правопорядок белой расы, а есть - чёрной. И так далее.

Специальные гарантии - это юридические способы и средства, обеспечивающие конкретные условия и порядок реализации правовой нормы, поэтому в теории права их и называют «собственно гарантии реализации»1.

Специальных гарантий выделяется много, но все они объединены одной целью - это создание юридического механизма реализации права на неприкосновенность частной жизни. «Совершенствование. процедур защиты прав и свобод индивида - важнейшая и неотложная задача Российского государства. Размытость, неопределенность, противоречивость, а то и полное отсутствие юридических правил, обеспечивающих защиту прав граждан, - свидетельство тяжелой правовой ситуации, сложившейся в обществе. Юридические механизмы, действовавшие в бывшем Союзе, разрушены, новые еще не сфор- Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. М. 1974, с.233.

мированы, а те, которые действуют, крайне несовершенны. В таких условиях права человека и гражданина, сформированные в Конституции РФ, не имеют процессуально-правовой опоры. А это грозит как и в прежние времена, превратить эти права в чистую декларацию, оторванную от реалий»1.

Для устранения подобных противоречий необходимо достаточное количество нормативного материала высокого качества, отвечающего требованиям правового и демократического государства. В данном случае справедлива проблема, поставленная H.A. Шайкеновым: «Почему нарушения прав человека, если они имеются, всегда носят массовый характер Потому что нарушения эти возможны не только и не столько на стадии правовой реализации интересов, хотя и они не исключены, а уже на этапе правотворчества. Вот почему эти вопросы прямо связаны с правопониманием, с борьбой против « неправового законодательства», не только против правоприменительного, сколько против законодательного произвола»2.

На наш взгляд законодательство Российской Федерации в этой сфере должно содержать: установление ответственности за нарушение права на неприкосновенность частной жизни, судебной контроль деятельности государственных органов, в том числе право на судебное обжалование действий и решений, нарушающих данное право и право на конституционное обжалование как гарантию от законодательного произвола, а также соблюдение тайны частной жизни, ставшей известной при взаимодействии личности с публичными органами, организациями, предприятиями, учреждениями по поводу реализации принадлежащих ему прав.

Ответственность согласно общетеоретической концепции может быть уголовной, административной, дисциплинарной, гражданско-правовой.

В Российской Федерации предусматривается уголовная ответственность за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений (см.

выше). Нарушение может быть в форме ознакомления с почтовой корреспонденцией, содержанием телефонных переговоров или телеграфных сообщений без согласия на то адресатов, а также в форме разглашения сообщения, независимо от того в устной или письменной форме это было сделано. Дан- Конституция РФ и совершенствование механизмов защиты прав человека. М. 1994, с.9.

Шайкенов H.A. Указ, соч., с. 162.

ная норма является характерной для уголовного законодательства большинства стран.

Новым уголовным кодексом Российской Федерации предусматривается новая глава 19 « Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», в которой можно найти статью 137, закрепляющую уголовную ответственность за общий деликт - Нарушение неприкосновенности частной жизни:

«Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности и причинили вред правам и законным интересам граждан».

Объективная сторона состоит в том, что « виновный собирает или распространяет сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну, без его согласия. Распространение этих сведений может быть в публичном выступлении, в публичной демонстрации произведения, в средствах массовой информации.

Под собиранием сведений о частной жизни понимается похищение этих сведений, а также любая форма получения названных сведений для последующего их оглашения»1. Уголовное законодательство справедливо исходит из того, что оглашение должно причинить вред правам и законным интересам граждан. Однако достаточно трудно выделить данный критерий, поскольку вред может быть нанесён и неимущественным правам, например, здоровью. Хотя с объективной точки зрения нарушение права на неприкосновенность частной жизни может и принести материальные выгоды « потерпевшему». В наличии и оценке вреда при разглашении большую роль играет и субъективный фактор - то, как относится сам гражданин к такому распространению. Отчасти и позитивные события, преданные огласки, могут причинить гражданину глубокие нравственные страдания.

Данное преступление совершается с прямым умыслом. Как видно, обязательными признаками субъективной стороны выступают корыстная или иная личная заинтересованность. Как отмечают авторы Комментария к Уголовному кодексу РФ, «корыстная заинтересо- См. более подробно Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (издание второе, измененное и дополненное) / под ред. Ю.И. Скуратова, В.М.Лебедева.

1997.

ванность в нарушении неприкосновенности частной жизни понимается как стремление лица получить существенную выгоду без незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою собственность или собственность других лиц.

Виновный стремится извлечь выгоду за счет увольнения лица, чье право на неприкосновенность частной жизни было нарушено за счет отказа, например, от участия в конкурсе, снятия своей кандидатуры на выборах в пользу виновного и т.п.

Корысть имеет место в случаях, когда виновный собирает или распространяет сведения о частной жизни за определенную плату либо продает эти сведения.

Личная заинтересованность может выражаться и в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, получение услуги, сокрытие своей некомпетентности и т.п.»1.

Часть вторая 2 статьи 137 УК предусматривает квалифицирующий признак, при котором наступает более суровая ответственность - использование виновным своего служебного положения. Данная норма направлена, прежде всего, против должностных лиц, которым сведения о частной жизни лица передаются в силу их особого профессионального статуса.

Ранее действовавший Уголовный кодекс вводил самостоятельную ответственность лиц, разгласивших врачебную тайну, которым эти сведения стали известны в связи с исполнением ими своих служебных или профессиональных обязанностей. Но сведения, составляющие врачебную тайну, не единственные проявления частной жизни. Поэтому статья 137 УК РФ поглощает и данные действия в силу своего общего характера.

Сейчас также присутствует уголовная ответственность за незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст. УК РФ). Предназначение данной нормы находится в том, что банковская тайна (особенно коммерческая) - это не только тайна частного лица, но и принадлежащая юридическому лицу - клиенту банка. При наличии только статьи 137 в УК РФ действия, направленные против юридических лиц, были бы ненаказуемы.

См. более подробно Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (издание второе, измененное и дополненное) / под ред. Ю.И. Скуратова, В.М.Лебедева.

1997.

В Уголовном кодексе Франции предусмотрена ответственность любого лица, обладающего конфиденциальной информацией, которая была доверена в связи с выполнением профессиональных функций, и разгласившего ее1.

В соответствии с действующим законодательством возможно применение дисциплинарных взысканий к должностным лицам и другим работникам и служащим органов государственной власти, организаций, предприятий, учреждений. Их правовой статус в этом случае должен включать обязанность не разглашать охраняемые законом тайны частной жизни, ставшие известными в процессе выполнения своих профессиональных функций. Возможна дисциплинарная ответственность, если такая обязанность оговаривается трудовым контрактом.

Одновременно в соответствии со статьёй 129 Кодекса законов о труде РФ администрация обязана правильно организовать труд работников, создавать условия для установления такого режима документооборота и деятельности, исключающего несанкционированное распространение сведений, вверенных им гражданами.

Статья 135 КзоТ РФ даёт перечень применяемых дисциплинарных взысканий:

- замечание;

- выговор;

- строгий выговор;

- увольнение.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.