WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 48 |

В Решении по делу Крюслен против Франции Европейский Суд по правам человека, признав несоответствие правоприменительной практики Франции гарантиям Европейской Конвенции, установил: «...ни в одном документе не определены категории лиц, телефоны которых могут быть прослушаны по постановлению суда, равно как не определён характер правонарушений, при котором возможно прослушивание... Равным образом не установлен порядок - составления итоговых протоколов, фиксирующих прослушанные разговоры. Не оговорены меры предосторожности, которые должны приниматься для сохранения записей в целости и сохранности на случай возможной проверки их судьёй или адвокатом. Не определены обстоятельства, при которых записи могут или должны быть размагничены, а также когда необходимо уничтожать ленты с записями (например, при снятии обвинения или оправдания судом)».

Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон « Об оперативнорозыскной деятельности»: Комментарий. М, 1997,с. 224.

В Российской Федерации за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений предусмотрена уголовная ответственность (статья 138 УК РФ): «наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года».

По части второй статьи 138 УК РФ наступает ответственность за то же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения или специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Нарушение тайны переписки, переговоров и иных сообщений имеет место в случае, когда корреспонденция становится достоянием других лиц без согласия адресата.

Данное преступление будет оконченным с момента ознакомления с содержанием конфиденциальной корреспонденции, подслушивания телефонных переговоров.

Это преступление может быть совершено только умышленно. Виновный осознает, что он изымает, знакомится с чужой корреспонденцией, прослушивает чужие переговоры, и желает совершить действия, нарушающие тайну переписки, переговоров и так далее1.

Обобщение вышеизложенного позволяет выделить принципы, которым должен отвечать Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности»:

- основание для ограничения тайны почтовой связи - только постановление суда, как исключение, по приказу руководителя органа, осуществляющего оперативнорозыскные мероприятия, с последующим утверждением судьи, а в случае отказа - незамедлительное прекращение таких мероприятий;

- исчерпывающий перечень субъектов, в отношении которых могут вводиться ограничения, предусмотренные статьей 23 Конституции РФ. На наш взгляд к ним могут быть отнесены: обвиняемый, подозреваемый в совершении преступления либо его близкие родственники или знакомые, характер общения с которыми свидетельствует о наличии у них общего умысла в сокрытии информации, имеющей доказательственное значение по уголовному делу;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации ( издание второе, измененное и дополненное) / под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М. 1997.

- обязательность уничтожения материалов, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий, если они проведены: а) с нарушением закона, то есть без какого-либо законного основания, будь то судебный ордер или приказ руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскные мероприятия, б) по приказу руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскные мероприятия с последующим отказом судьи в санкционировании таких действий; в) в отношении другого лица, которое не указано в постановлении судьи; г) после прекращения действия оснований, являющихся обязательными для проведения оперативнорозыскных мероприятий. Также подлежит уничтожению информация, не имеющая отношения к уголовному делу. Исключение может составлять информация, собранная в отношении лиц, являющихся членами организованной преступной группировки;

- закрепление исключительного характера оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих право на тайну почтовой связи. Данное положение предполагает возможность применять их только в том случае, когда получение необходимых данных невозможно другими способами.

Частная жизнь и право на получение информации Право на неприкосновенность частной жизни на прямую связано с правовым режимом информации. Сведения о частной жизни лица могут накапливаться в различных информационных базах данных. Передача этих сведений и происходит в виде передачи информации. Статья 24 Конституции РФ провозглашает, что « сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается».

Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» определяет информацию следующим образом - « сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления» (статья 2)1.

Данная дефиниция говорит о том, что информация необязательно должна быть задокументирована, чтобы использование и распространение её подпадало под конституционный запрет. Поэтому информация может предоставляться как в устной, так и в письменной форме. Наиболее Собрание законодательства РФ. 1995. № 8. Ст. 609.

актуальной проблемой использования информации сейчас является нахождение её в электронных банках данных.

Авторы Комментария к Конституции РФ справедливо отмечают: « В нашей стране проблемы защиты прав личности при работе с информацией о гражданах (персональными данными) до последнего времени не считались актуальными.

Изменение концептуальных подходов ко многим явлениям жизни нашего общества коснулось и охраны прав граждан, в том числе защиты личности от несанкционированного сбора персональных данных, от злоупотреблений, возможных при сборе, обработке и распространении информации персонального характера»1.

Наибольшую актуальность установление названного запрета в статье Конституции РФ приобретает пропорционально росту числа компьютеров в стране, движению к созданию единой компьютерной информационной сети. При наличии единого информационного пространства юридический аспект сбора и использования информации о частной жизни лица усложняется. Проиллюстрируем примером.

Гражданин К. желает устроиться на работу, обращается в бюро по трудоустройству, заполняет огромное количество анкет, которые заносятся в компьютер. Гражданин К.

обращается к врачу, который всю информацию о его лечении, болезни заносит в компьютер. Гражданин К. снимает суммы со своего банковского счёта, делает покупки в магазине с помощью банковской карточки, страхует имущество, обучается на курсах менеджмента. И везде, куда бы не обращался гражданин К., та или иная информация о нём заносится в электронную базу данных. Необходимость этого диктуется не обязанностью перед государством или прихотью руководителей организаций, а удобством и экономической целесообразностью. Референт - работник магазина или страховой компании - занося информацию в свой компьютер даже не думает о том, что есть интерес в том, чтобы у кого-то была полная картина о жизни гражданина К. И гражданин К. меньше всего задумывается о том, что на него есть какой-то специальный файл, где отражается часть его частной жизни. В данном случае право уже не может определять правовой режим только с помощью дозволений и запретов. Более того, в начале стали формироваться банки электронных данных, а уже потом возникла потребность поставить их под особый контроль со стороны общества и государства.

Данная Комментарий к Конституции РФ. М., 1994, с. 74.

проблема имеет глобальное значение особенно для развитых стран, опирающихся на мобильные информационные ресурсы и высокоточные технологии. В Советском Союзе отсутствовала данная проблема из-за неразвитости ПЭВМ, в отношении Западных стран она подавалась как особый способ подавления личности капиталистическим обществом: « Таким образом, независимо от того, знает об этом американский гражданин или нет, каждый раз, когда он подаёт сведения о налогах, оформляет страхование жизни или получение кредита, ходатайствует о правительственных льготах или оформляется на работу, путешествует по коммерческой авиалинии, снимает комнату в отеле или берёт на прокат автомашину, он, вероятнее всего, оставляет следы в памяти ЭВМ. Эти следы, будучи скоррелированы и проанализированы, могут дать информационный портрет американского гражданина»1.

Вернёмся к нашему гражданину К. Допустим, что некая организация заинтересована в получении сведений о данном гражданине. Достаточно иметь доступ ко всем информационным системам, чтобы, не выходя из офиса, представить о его жизни полное представление. Наличие анкеты в бюро по трудоустройство говорит о том, что К. либо не работает, либо не доволен своим местом работы. Если имеется последний вариант, то К. может рассматриваться как благоприятная мишень для фирм, занимающихся промышленным шпионажем, для фирм-конкурентов. Сведения о его здоровье заинтересуют потенциальных работодателей. Определённые покупки также могут свидетельствовать о пристрастиях гражданина К2. Посещение специальных курсов даёт основания предполагать о желании изменить своё существование. Может ли право урегулировать подобную ситуацию, не противопоставляя экономический интерес интересам личности, общества и государства Или стоит согласиться с мнением, что нарушение неприкосновенности частной жизни - это необходимая цена прогресса.

Систематизация персональных данных облегчается при введении единого идентификационного номера гражданина. Это означает, что Николайчик В.М. США: полицейский контроль над обществом. M., 1987, с. 51.

В одном из американских фильмов это показывается очень характерным примером.

Мужчина покупает нижнее бельё для женщины. Зная антропометрические данные его супруги, можно сделать вывод, что, покупая иной размер, делается покупка для другой женщины. Детектив делает соответствующий вывод о наличии любовницы, то есть компрометирующей связи. После этого проводятся иные сыскные мероприятия.

в рамках каких-либо отношений гражданину присваивается личный индивидуальный номер, который ему необходимо указывать при обращении в любую организацию. В этом случае аккумулирование всех персональных данных производится путём обработки всего массива информации через личный номер. Тем самым во всей электронной системе находится «ниточка», потянув за которую ( главная задача знать личный номер) можно получить полный объём обработанной информации. Данная проблема называется проблемой «Большого Брата»1 - « В данном случае меры защиты состоят либо в законодательном запрете на введение в стране какого-либо универсального идентификационного кода, либо в тщательном и жёстком правовом регулировании использования уже существующего в стране единого персонального идентификатора»2.

Статья 83 Налогового кодекса РФ3 предусматривает, что « в целях проведения налогового контроля налогоплательщики подлежат постановке на учет в налоговых органах...». Статья 84 дополняет, что « каждому налогоплательщику присваивается единый по всем видам налогов и сборов, в том числе подлежащих уплате в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации, и на всей территории Российской Федерации идентификационный номер налогоплательщика».

Иными словами действующее российское законодательство предусматривает присвоение единого личного номера ( ИНН), в том числе, и гражданам. Налоговый кодекс устанавливает, что каждый налогоплательщик указывает свой идентификационный номер в подаваемых в налоговый орган декларации, отчете, заявлении или ином документе, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством. Иными словами установленная законом обязанность у граждан состоит только в том, что налогоплательщик должен указывать свой ИНН только в документах, представляемых в налоговые органы.

Министерство РФ по налогам и сборам издало Приказ от 27 ноября 1998 года № ГБ-3-12/309 « Об утверждении порядка и условий присвоения, применения, а также изменения идентификационного номера налогоплательщика и форм документов, используемых при В честь романа Джорджа Оруэлла «1984».

Иванский В.П. Правовая защита информации о частной жизни граждан. М., 1999, с.

23.

Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3824.

учете в налоговом органе юридических и физических лиц», в котором указывается, что «Идентификационный номер налогоплательщика (ИНН) формируется как цифровой код, состоящий из последовательности цифр»1. Его основное предназначение и состоит в том, чтобы упростить электронную систему учёта и контроля налогоплательщиков. Одновременно сведения об идентификационном номере налогоплательщика не относятся к налоговой тайне. Практика свидетельствует о том, что при выплате любых вознаграждений физическим лицам бухгалтерия предприятий, учреждений, организаций требует указания ИНН. Зарубежная практика свидетельствует о том, что нередко вводится прямой запрет на обязательность указания единого кода физического лица при совершении сделок или оказании услуг.

Следует отметить, что установление запрета, аналогичному статье Конституции РФ, характерно для большинства Конституций стран Восточной Европы, принимавшихся в настоящее время. Это означает, что проблема сбора информации о гражданине вышла на качественно новый уровень, когда недостаточно защиты только в отраслевом законодательстве, а требуется фиксация в Основном законе. Текстуальное закрепление во многом идентично статье 24 Конституции РФ. Что же подразумевает под этим запретом Конституция Российской Федерации Под сбором, как представляется, следует понимать подбор, корректировку, классификацию и учёт информации в отношении конкретного лица2. Причём следует установить, что не всякий сбор информации подпадает под конституционный запрет. О применимости статьи 24 Конституции РФ не следует говорить при составлении «портрета» лица, когда источником информации являются открытые информационные ресурсы, например, средства массовой информации, официальные документы. Более того, в данном случае происходит «конфликт» запрета на сбор информации и права на получение информации.

Хранение можно определить как совокупность мер, призванных обеспечить наличие полученной информации, а также предотвратить Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1999. № 1.

Параграф 3 Федерального закона «Об охране данных» (ФРГ): «4. Сбор (сведений) есть приобретение данных о каком-либо физическом лице». См. Иванский В.П. Правовая защита информации о частной жизни граждан. М., 1999.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.