WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 48 |

Одновременно закрепляется - « Не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения». Данная норма расширяет требование судебного санкционирования, хотя Конституция РФ говорит только о нём применительно к праву на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. По-видимому, именно из конституционных положений следует исходить при анализе Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». При ином подходе тогда любое оперативно-розыскное мероприятие требовало бы судебного разрешения. В частности, наблюдение, сбор образцов, наведение справок и другое, так или иначе, затрагивают частную жизнь человека и гражданина.

Основой оспаривания норм Федерального закона « Об оперативно-розыскной деятельности» явилась, во-первых, возможность ис- пользования дел оперативного учёта совсем в иных целях, чем выявление противоправного деяния и преступника, во-вторых, заведение пел оперативного учёта без судебного на то санкционирования. Однако Конституционный Суд РФ ушёл от оценки норм закона, не содержащих гарантий защиты прав человека. Основной акцент был также сделан на системный анализ норм Федерального закона, в первую очередь закрепляющих цели и основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий:

«... в них идет речь о собирании и систематизации не «любых сведений», как полагает заявительница, а лишь сведений, являющихся основанием для проведения оперативно - розыскных мероприятий и связанных с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений, а также выявлением и установлением лиц, их подготавливающих...».

Вывод выглядит следующим образом: « Следовательно, статья регламентирует сбор, хранение и использование сведений (информации), касающихся преступного деяния. Преступное деяние не относится к сфере частной жизни лица, сведения о которой не допускается собирать, хранить, использовать и распространять без его согласия, а потому проведение таких оперативно - розыскных мероприятий не может рассматриваться как нарушение ( выделено автором) конституционных прав, предусмотренных статьей 24 Конституции Российской Федерации». Иными словами, по мнению Конституционного Суда РФ преступник не имеет прав, предусмотренных статьями 23 и 24 Конституции РФ. Подобная логика может иметь далеко идущие последствия. В следующий раз можно определить, что преступник не имеет некоторых гарантий, закрепляемых Конституцией РФ, например, право на квалифицированную юридическую помощь, свидетельствовать против самого себя, право на возмещение вреда, причинённого органами государственной власти и так далее. Тогда любые действия, которые выполняли должностные лица по отношению к преступнику, не могут рассматриваться как нарушение этих прав, а значит и оцениваться с точки зрения соответствия Конституции РФ.

Логической ошибкой Определения Конституционного Суда РФ является то, что дело оперативного учёта, как правило, заводится, когда у лица, в отношении которого оно заведено, ещё нет статуса преступника. Статья 49 Конституции РФ фиксирует достаточно чётко - Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотрен- ном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Поэтому и судить о преступности деяния можно только по вступившему в законную силу приговору суда, а не по факту заведения дела оперативного учёта.

Можно привести выводы Европейского Суда по правам человека по делу Мелоун от 2 августа 1984 года: « Положения закона должны быть сформулированы достаточно чётко, с тем чтобы дать гражданам надлежащее указание относительно обстоятельств и условий, при которых публичные органы вправе прибегнуть к скрытому и потенциально опасному вмешательству в осуществление права на уважение частной жизни и корреспонденции»1.

Российское законодательство подчёркивает, что нормативную основу оперативно-розыскной деятельности составляют во многом административные акты.

Именно в них наиболее чётко регламентированы процессуальные аспекты данной деятельности. На этом настаивали, в первую очередь, при принятии закона представители российских правоохранительных органов. Такой порядок наиболее удобен, так как создаёт благоприятное поле для дискреционного манёвра.

Административный акт легче отменить, изменить, скорректировать. Большинство из них закрыто для широкого пользования. Одновременно практика стран Западной Европы и США показывает, что их законодательные акты более открыты. Как справедливо отметили авторы Комментария к Федеральному закону « Об оперативно-розыскной деятельности»:

«подход к определению правового режима добывания криминальной информации... прежде всего имеет профилактический характер и несёт на себе пропагандистскую нагрузку, так как каждому гражданину понятно, в каких случаях и объектом каких оперативно-розыскных процедур он может стать в случае противоправного поведения. Кроме того, государство, принимая такие открытые правовые акты, акцентирует внимание населения на том, что оно принимает меры по правовой регламентации оперативно-розыскной работы различных сыскных ведомств»2.

Европейский Суд по правам человека по делу Класс и другие от 6 сентября года определил: « Какой бы ни была принятая система наблюдения, должны существовать надлежащие и эффективные га- Гомьен Д. Харрис Д. Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998, с.301.

Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон « Об оперативнорозыскной деятельности»: Комментарий. М., 1997, с. 150.

рантии против злоупотреблений»1. На выводах, сформулированных Европейским Судом по правам человека, по этому делу, хотелось бы остановиться несколько подробнее.

Закон (G 10) от 13 августа 1968 года ограничивал право на тайну почтовой связи. Заявители, оспаривая закон, не отрицали право государства на установление соответствующих законодательных мер, однако видели несоответствие его Конвенции в том, что он не обязал власти уведомлять о таких мерах заинтересованных лиц, исключив тем самым возможность оспаривания. Европейский Суд установил, что «надзор за мерами наблюдения может осуществляться на трёх этапах: когда наблюдение санкционировано, во время его проведения и после того, как оно закончилось. Что касается первых двух этапов, сама природа и логика тайного наблюдения диктуют, что не только наблюдение, но и надзор, сопровождающий его, должны проходить без ведома заинтересованного лица»2.

Закон ФРГ, ставший предметом рассмотрения, также фиксировал санкционирование оперативно-розыскных мероприятий не судебным органом, а органом исполнительной власти (в частности, министрами внутренних дел и обороны) под соответствующим политическим постоянным контролем со стороны Парламентской комиссии. И в этом случае Суд не нашёл нарушений норм ЕКПЧ: «Тем не менее, принимая во внимание природу надзорных и других гарантий, предусмотренных Законом G 10, Суд заключает, что исключение судебного контроля не превышает пределов того, что может быть признано необходимым в демократическом обществе. Парламентский совет и Комиссия G 10 независимы от органов, ведущих наблюдение, и они облечены достаточными полномочиями и властью осуществлять эффективный и постоянный контроль. Более того, демократический характер отражается в сбалансированности состава Парламентского совета. Оппозиция также представлена в данном органе и поэтому имеет возможность участвовать в осуществлении контроля над мерами, санкционированными уполномоченными министром, который подотчётен Бундестагу»3.

Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон « Об оперативнорозыскной деятельности»: Комментарий. М., 1997, с. 301.

Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. М., 2000, с. 177.

Там же Отсутствие обязательного последовательного уведомления лица о проводимых тайных мероприятиях также было признано Судом соответствующим ЕКПЧ.

Право проводить оперативно-розыскные мероприятия предоставлено также Федеральным законом « Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации»1 одноименным органам. Как отмечает профессор В.И.Басков, « как известно, значительный объём оперативно-розыскных мероприятий выполняют органы Федеральной службы безопасности Российской Федерации», а их деятельность существенно отличается от деятельности указанных выше органов ( имеются в виду МВД, ФСНП, ГТК - прим. Г.Р.), что потребовало особого регулирования»2.

Следует отметить, что нормы Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» имеют также прямое и непосредственное отношение к регулированию деятельности органов ФСБ.

Естественно, что одним из принципов их деятельности является сочетание гласных и негласных методов и средств деятельности, так как он - основа спецслужб всех стран мира. Данный нормативный акт является итогом реформирования отношений в области государственной безопасности.

Основными направлениями деятельности органов федеральной службы безопасности согласно статье 8 являются контрразведка, борьба с преступностью, разведывательная. В статье 9 сказано: « Осуществление контрразведывательной деятельности, затрагивающей тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений граждан, допускается только на основании судебного решения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации». Для получения судебного решения на органы федеральной службы возлагается обязанность предоставить служебные документы, касающиеся оснований для проведения подобных мероприятий за исключением оперативно-служебных документов, в которых содержатся сведения об осведомителях, а также об организации, о тактике, методах и средствах осуществления контрразведывательной деятельности (последние не входят в предмет прокурорского надзора).

Собрание законодательства РФ. 1995. N15. Ст. 1269.

Басков В.И. Комментарии к законодательству об оперативно-розыскной деятельности и органах ФСБ // Вестник Московского гос. ун-та. Серия 11. Право. 1998. № 3, с. 25.

Статья 10, регламентирующая отношения в сфере борьбы с преступностью, уже не содержит нормы относительно получения судебного решения на осуществление ограничений тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений.

Есть отсылочная диспозиция, обязывающая органы федеральной службы безопасности действовать при осуществлении своих функций в этом направлении в соответствии с Законом « Об оперативно-розыскной деятельности», УК, УПК, а также настоящим федеральным законом.

Правовой основой разведывательной деятельности данной спецслужбы РФ являются только нормативные акты Федеральной службы безопасности РФ. В то же время разведывательная деятельность осуществляется в целях получения информации об угрозах безопасности РФ. Толкования формулировки «угроза безопасности» может быть достаточно широким. Не совсем ясно, в рамках разведывательной деятельности, могут ли органы ФСБ проводить оперативно-розыскные мероприятия на территории РФ в отношении граждан РФ. В статье 5 Федерального Закона « Об оперативнорозыскной деятельности» дается лишь одно указание: «Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается проводить оперативно-розыскные мероприятия в интересах какой-либо политической партии, общественного и религиозного объединения; принимать негласное участие в работе федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов, Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также в деятельности, зарегистрированных в установленном порядке и не запрещенных политических партий, общественных и религиозных объединений в целях оказания влияния на характер их деятельности; разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом»1.

Статья 13 Федерального закона «О внешней разведке»2, например, очень чётко ограничивает применение методов и средств разведывательной деятельности в отношении граждан Российской Федерации только территорией иностранных государств. Только обеспе- Российская газета. 1995. 18 авг.

Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 143.

чение собственной безопасности осуществляется органами внешней разведки Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом « Об оперативнорозыскной деятельности».

Органами, имеющими право осуществлять оперативно-розыскные мероприятия, являются и органы милиции (статья 11 Закона РФ «О милиции»1). При осуществлении этого права они должны руководствоваться правилами, установленными Федеральным Законом « Об оперативно-розыскной деятельности». Самостоятельных правил, закрепляющих какие-либо, по образному выражению профессора В.И.Баскова, «сепаратистские» особенности, данным законом нe предусмотрено.

Аналогичное положение предусматривается в отношении органов налоговой полиции ( статья 11 Закона РФ « О федеральных органах налоговой полиции»2).

Законодательство только очерчивает цели, для реализации которых данные органы могут осуществлять оперативно-розыскные мероприятия: « с целью выявления, предупреждения и пресечения фактов сокрытия доходов от налогообложения и уклонения от уплаты налогов, дознание и предварительное следствие по которым отнесены законом к ведению федеральных органов налоговой полиции, а также обеспечения собственной безопасности».

Есть примеры и в других законодательных актах. Так, статья 224 Таможенного кодекса РФ3 также фиксирует: « Таможенные органы Российской Федерации осуществляют оперативно-розыскную деятельность в целях выявления лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, признаваемое законодательством Российской Федерации преступлением, производство дознания по которому отнесено к компетенции таможенных органов Российской Федерации, а также при запросах международных таможенных организаций, таможенных и иных компетентных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации по таможенным вопросам».

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.