WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 48 |

На основе вышеизложенного можно сделать вывод, что Российское законодательство подробно регулирует проведение операции по искусственному прерыванию беременности, представляя женщине самостоятельно решать вопросы данной операции. Однако пользование данным правом ограничивается рядом условий, главным из которых является срок беременности. Основанием введения такого условия служат защищаемые публичной властью блага: права неродившегося ребёнка, здоровье матери.

Как было отмечено выше, пользование противозачаточными средствами в некоторых странах долгое время запрещалось. Объяснени- См. Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве. М. 1995, с. 102.

ем служило также право на жизнь тех детей, рождение которых предотвращается таким образом. Ортодоксальная идеология католической церкви также основывала такое мнение недопустимостью вмешательства в Божественное провидение. В декабре 1991 года папа Иоанн Павел II в своём Апостольском послании (письме к клиру) подтвердил, что римско-католическая церковь запрещает развод, аборты, пробные браки и контрацепцию.

Следует отметить, что повсеместное введение в юридическую практику США «прайвеси» - неприкосновенность частной жизни произошло именно благодаря рассмотрению Верховным судом США закона запрещающего контрацепцию даже супругам. Закон штата Коннектикут с 1879 года «запрещал любому лицу под страхом уголовного наказания ( штраф от 50 долларов и выше или лишение свободы от месяцев до одного года) использовать « любой медицинский препарат, лекарственное средство или медицинский инструмент с целью предупреждения зачатия». Лицо, способствовавшее совершению этого преступления, - врач, дававший совет и консультации относительно правильного употребления контрацептивов, - могло быть отдано под суд не просто как соучастник и пособник, а как «если бы он выступал как исполнитель преступления»1. Медицинские работники и наказывались по данному закону. В течение 1940-50- х годов законодательные органы штата не смогли принять предлагаемые поправки к данному закону. В конце 50-х годов один из врачей и три его пациентки инициировали судебную проверку закона на предмет конституционности.

Судебные органы Коннектикута признали правила конституционными, а женщинам было предложено воздержание как способ предупреждения от беременности.

Верховный суд США отказался рассматривать апелляцию по причине отсутствия угрозы уголовного преследования.

«Ответом» стало открытие центра Лиги планирования рождаемости (1 ноября 1961 г.) всё тем же доктором-гинекологом Бакстоном и исполнительным директором Лиги Эстель Гризвольд. Центр проработал 10 дней до ареста основателей Центра и их наказания Штрафом в размере 100 долларов. Судебные инстанции штата подтвердили правомерность наказания, пока дело вновь не оказалось в Верховном суде США. «Здесь мы имеем дело с правом на непри- Власихин В. Крузены против Департамента здравоохранения штата Миссури // Российская юстиция. 2000. № 10, с. 50.

косновенность частной жизни, которое старше Билля о правах, старше даже, чем наши политические партии или система просвещения», - было отмечено в решении Суда1. Придание « прайвеси» конституционной защиты в самом Суде вызвало неоднозначную оценку, признавая бессмысленность закона, судьи в особых мнениях отмечали, что Конституция отнюдь не предусматривает данное право. Однако судебный прецедент, в первую очередь, имел направленность на супружеские пары.

В 1972 году в решение по делу Eisenstadt v. Baird Суд рассмотрел правила штата, запрещающие предоставление противозачаточных средств лицам, не состоящим в браке. Практически, как и в упомянутом выше деле, основанием уголовного обвинения стали « провокационные» действия Бэрда, вручившего на своей лекции тюбик спермицидного крема незамужней студентке. Суд, правда, ушёл от придания конституционной защиты праву, обосновав правом на равную защиту со стороны закона - « В контексте доступности противозачаточных средств гражданское состояние не может стать основанием для дифференциации с точки зрения принципа равной защиты со стороны закона»2.

Приведённое выше показывает, насколько тонкая существует грань между различными личными правами, в какой тесной взаимосвязи они находятся и как важно определить содержание каждого из них, чтобы реальная оценка пределов ограничений соответствовала принципам правового государства.

Право на неприкосновенность частной жизни лиц, состоящих на публичной службе, и свобода слова Одним из главных элементов характеристики государства как демократического является закрепление принципа гласности в деятельности государственных органов.

Тем самым фиксируется возможность граждан осуществлять постоянный контроль за должностными лицами. Их деятельность в правовом государстве подчинена праву, воле народа. Согласно статье 3 Конституции РФ только народ является носителем суверенитета и единственным источником власти.

Франковом С., Гольдман Р., Лентовска Э. Верховный Суд США о гражданских правах и свободах. Варшава, 1997, с. 35.

Там же, с. 37.

Таким образом, он может постоянно спрашивать с лиц, чьи действия направлены на исполнение его воли, насколько добросовестно и честно осуществляют они свое предназначение. Поскольку взаимоотношения «государство-общество-личность» носит гораздо более сложный характер, чем в древних государствах, особую актуальность приобретает регулирование проблем, связанных с информационной обеспеченностью населения, с одной стороны, и с защитой права на неприкосновенность частной жизни государственных служащих, с другой стороны. Любое лицо, непосредственно выполняющее ( претворяющее) волю государства, вправе рассчитывать на особую защиту со стороны государства. К тому же такое лицо является таким же гражданином, обладающим правами и свободами. Нахождение баланса интересов между этими благами - задача, которая должна быть выполнена юридической наукой. В свете поднимаемой проблемы актуальными выглядят два аспекта: подчинённость частной жизни публичного служащего общественным интересам, когда само государство может контролировать её специальными способами, и степень освещения частной жизни указанных лиц средствами массовой информации.

Ещё 26 августа 1789 года Декларация прав человека и гражданина в статье зафиксировала: «Общество имеет право требовать отчета у каждого должностного лица по вверенной ему части управления». Реальным проявлением подобного принципа является закрепление права на свободу слова и распространение информации. Свобода слова гарантируется и в Российской Федерации (статья 29 Конституции РФ). Однако, пользование данным правом ( как в принципе, и любым) налагает на гражданина и определенные обязательства: оно не должно нарушать права и свободы других лиц.

Европейская Конвенция о правах и свободах человека дополнительно в пункте 2 статьи 10 закрепляет, что свобода слова предполагает соответствующие обязанности и ответственность. Главным ограничением в регулировании данного вопроса выступает право на неприкосновенность частной жизни.

В любом государстве особое внимание всегда уделяется частной жизни лиц, состоящих на публичной службе. К этой категории граждан относятся представители государства, общества, социальных групп, публичных корпораций, выражающих публичный интерес, опосредующий не волю какой-либо личности, а касающийся всего государства, всех граждан, всего общества. Тем более, что именно вокруг публичных служащих возникают наиболее жаркие дискуссии о защите частной жизни. Это подогревается и периодически возникающими скандалами.

Достаточно вспомнить скандальные показы эротических сцен, снятых скрытой камерой, с уже бывшими высокопоставленными государственными чиновниками.

Большая часть лиц, состоящих на публичной службе, состоит из государственных служащих. К тому же нормативное регулирование более чётко регулирует именно вопросы специального статуса государственных чиновников.

Федеральный закон «Об основах государственной службы РФ» закрепляет, что «государственным служащим является гражданин РФ, исполняющий в порядке, установленном федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта РФ». Причем закон не дает исчерпывающий перечень государственных служащих. Отдельные виды регулируются Конституцией РФ, Федеральными Конституционными законами, иными федеральными законами. Отдельно, например, регламентируется статус Президента РФ (Конституцией РФ), статус судьи Конституционного Суда РФ ( Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде РФ»), статус члена Правительства РФ (Конституция РФ и Федеральный конституционный закон «О Правительстве РФ»), статус сотрудника милиции (Закон РФ «О милиции») и так далее.

Государственный чиновник выполняет служебные функции. Вне работы он не представляет от своего имени государство, а действует как частное лицо. Нет, наверно, смысла останавливаться более подробно на том, что служебная деятельность должна быть гласной1. Должна ли быть гласной частная жизнь служащего Ещё Платон в своём бессмертном произведении «Государство» высказал, что правители должны отличаться особыми человеческими качествами. Данное отличие предполагает, что человек - особый не только во время исполнения служебных обязанностей. Несоответствие данному критерию означает, что этот человек не сможет достойно представлять интересы государства. На каком-то этапе он «сорвётся».

Речь не идёт об исключениях, когда и служебная деятельность строится на конфиденциальной основе. Например, деятельность спецслужб, либо при отнесении информации, которой оперируют служащие, к государственной тайне.

Одновременно традиционно считается, что государственный служащий олицетворяет авторитет государства. Как правильно отмечает Ги Брэбан, « считается, что некоторые действия и высказывания могут нанести ущерб достоинству службы, что аморальное поведение, и в особенности дерзкое поведение, может повлиять на престиж администрации и репутацию служащего»1. Следует рассмотреть в каких случаях информация, являющаяся частной жизнью, приобретает общественный характер, а также какой механизм установления баланса интересов закреплен в действующем российском законодательстве в вопросах конкуренции частной жизни государственных служащих и свободы слова.

При поступлении на государственную службу Федеральный закон «Об основах государственной службы РФ» не предъявляет к кандидату особых требований, связанных с сообщением им каких-либо фактов, не относящихся к его профессиональным навыкам, носящих сугубо личный характер. Пункт 3 статьи лишь обязывает гражданина предать огласке, то есть сообщить в соответствующую кадровую службу, медицинские сведения (п.п. 1 - он не должен быть недееспособным, п.п. 3 - не должно быть заболевания, препятствующего исполнение функциональных обязанностей по службе), некоторые элементы семейной тайны (орган вправе выяснить будет ли в последующем иметь место близкое родство или свойство с государственным служащими, если их служба связана с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому - п.п. 5). П. 4 статьи 21 закрепляет, что гражданин представляет при поступлении медицинское заключение о состоянии здоровья. В соответствии с Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан данный документ охватывается понятием врачебная тайна.

В соответствии со статьей 21 и 12 гражданин представляет информацию о полученных им доходах и имуществе, принадлежащем ему на праве собственности, являющимися объектами налогообложения. Иными словами законодательство не ставит в зависимость возможность поступления на государственную службу от личностных характеристик. Соискателя должности не могут заставить пройти психологическое тестирование, представить рекомендательные письма, отражающие его навыки, хобби, увлечения и т.д.

Одновременно при подборе сотрудников правоохранительных органов государство вправе устанавливать более жёсткие критерии Брэбан Г. Французское административное право. М, 1988, с. 329-330.

отбора, в том числе и связанные с раскрытием элементов частной жизни. Это предопределяется социальной ответственностью, возлагаемой на такого служащего.

Так, статья 19 Закона РФ « О милиции» фиксирует право поступления на службу в милицию граждан, способных « по своим личным и деловым качествам... исполнять возложенные на сотрудников милиции обязанности». Аналогичное требование имеется и в статье 16 Федерального закона «Об органах Федеральной службы безопасности в РФ» и в законе РФ « О федеральных органах налоговой полиции». Более того, Федеральный закон « Об оперативно-розыскной деятельности» органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, разрешает собирать данные, необходимые для принятия решений, например, о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну, по обеспечению безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и так далее ( статья 7 закона содержит оснований).

Таким образом, можно сделать вывод, что при подборе кадров на замещение вакантных должностей государственной службы, государственному органу может стать известна значительная по объему информация, относящаяся к частной жизни:

медицинское состояние, имущественное положение, привычки, навыки, компрометирующие связи и другое. Данная информация относится к служебной тайне, государственный орган даже при отказе в принятии на вакантную должность не имеет права предавать её огласке. Законодательство, наоборот, дополнительно гарантирует, какие личностные характеристики ( религия, раса, национальность... ст. Федерального закона « Об основах государственной службы в РФ») не должны учитываться при решении вопроса о поступлении на службу.

Обретая статус государственного служащего, гражданин приобретает специальный статус. Прохождение государственной службы отражается в личном деле, которое ведется кадровой службой. Причем ведение нескольких личных дел одного государственного служащего не допускается. Следует также отметить, что государственный служащий не утрачивает права на неприкосновенность частной жизни. Он также имеет право на индивидуальную автономию, проявляющуюся в установлении неформальных связей, выборе сексуального партнера, приверженности своим привычкам, навыкам, хобби. Закон «Об основах государственной службы РФ» гарантирует следующую гарантию права на неприкосновенность частной жизни государственного служащего: «Сбор и внесение в личные дела и реестры государственных служащих сведений об их политической и религиозной принадлежности, о частной жизни запрещается».

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.