WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 48 |

Во-первых, право можно ограничить « законом» и « на основании закона». В первом случае парламент сам устанавливает предел реализации права, который не требует дополнительного санкционирования со стороны судебного или исполнительного органа, во втором - в законе определены условия, основания, при которых, в соответствии с определенной процедурой, суд или административный орган ВИЧ/СПИД и права человека. Женева. 1998. с. 90.

имеют возможность произвести действия, ограничивающие реализацию права.

Во-вторых, согласно ей любое ограничение права на неприкосновенность частной жизни требует судебного санкционирования. При невозможности очертить четкие границы частной жизни это нереально. Поэтому судебный контроль применим только к ограничениям тайны почтовой связи, которая является одним из элементен исследуемого права. Именно такую модель избрала ныне действующая Конституция.

Уже часть 2, закрепляя право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, предусматривает, что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина закрепляется текстуально почти во всех Конституциях. Принципы ограничения могут быть несколько различными. Статья ^Основного закона Федеративной Республики Германия предъявляет некоторые формальные требования к содержанию ограничивающего чакона. Он должен носить общий характер, «а не огноситься к отдельному случаю». В законе должно быть названо это основное право, подлежащее ограничению с указанием статьи. Существо содержания основного права ни в коем случае не должно быть затронуто1. Аналогичные требования предусмотрены и в Конституции РФ: « В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Конституции стран Восточной Европы также определяют пределы ограничений прав и свобод. Статья 1 Конституции Эстонии закрепляет - « Права и свободы могут быть ограничены только в соответствии с Конституцией. Ограничения эти должны быть необходимы в демократическом обществе и не должны искажать сущности ограничиваемых прав и свобод». Одновременно в статье, фиксирующей право на неприкосновенность частной жизни, также говорится об общих началах ограничения права: « Государственные учреждения, местные самоуправления и их должностные лица не вправе вмешиваться в чью-либо семейную и частную жизнь иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом, в целях защиты здоровья, нравственности, общественного порядка или прав и свобод других людей, в целях пресечения преступления или поимки преступника» (статья 26).

Конституции зарубежных государств. М., 1996, с.161.

Статья 13 Конституции Словацкой республики объединяет принципы установления обязанностей, пределов прав и ограничений:

(1) Обязанности могут возлагаться только на основании закона, в его пределах и при условии соблюдения основных прав и свобод.

(2) Пределы основных прав и свобод могут быть установлены только законом и при соблюдении условий, предусмотренных настоящей Конституцией.

(3) Законные ограничения основных прав и свобод должны действовать одинаково для всех случаев, которые отвечают установленным условиям.

(4) Ограничения основных прав и свобод должны осуществляться с учетом их сущности и смысла. Такие ограничения могут осуществляться только в установленных целях.

Статья 15 Конституции Республики Словения ( осуществление и ограничение прав) предусматривает, что законом может быть установлен порядок осуществления прав человека и основных свобод в случаях, предусмотренных Конституцией, если это необходимо в связи с характером отдельного права или свободы. Права человека и основные свободы ограничены только правами других лиц и в случаях, предусмотренных настоящей Конституцией.

Обобщая вышеизложенное, можно отметить общепризнанные принципы ограничения прав и свобод:

- ограничение должно вводиться только законом;

- оно не должно умалять право, то есть затрагивать его сущность;

- законодательное установление должно соответствовать Конституции;

- ограничение допускается только в строго ограниченных целях;

- ограничение должно носить оправданный характер;

- закон в этом случае должен быть ясным, точным и понятным, не Допускающим двойного толкования;

- ограничение не должно носить дискриминационный характер;

- такой закон должен иметь определённые пределы;

- природа возможных ограничений должна вытекать из природы права, подлежащего ограничению.

Ограничения рассматриваются с общетеоретических позиций Чаще всего как правовые средства мотивации поведения личности: Именно стимулы и ограничения в конечном счёте являются значимыми для поведения, связанными в буквальном смысле с ценнос- тью, на которую ориентируется интерес субъекта»1. Соглашаясь с вышеизложенным, необходимо отметить, что ограничения являются и формой формулирования конституционно-правовых норм. Конечно, в таком смысле больше фарисейства, но если Конституция говорит прямо о некоторых ограничениях, это означает, что устанавливаются какие-то конкретные границы осуществления права.

Переходя их, лицо совершает противоправный поступок. В этом случае главная задача - определить эти границы. Каждому праву соответствует определённое ограничение. Не зря некоторые конституции ссылаются, что природа ограничения вытекает из природы ограничиваемого права. Соответственно при установлении пределов права на неприкосновенность частной жизни следует учитывать как общие принципы ограничений, так и принципы, конкретно вытекающие из природы данного права. Тем более, что в отношении некоторых прав теория говорит как об абсолютных, то есть не подлежащих ограничению ни при каких обстоятельствах. Именно такая позиция неоднократно подчёркивалась Конституционным Судом РФ по отношению к праву на судебную защиту. Так, Постановление от 3 мая 1995 года по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. А. Аветяна определяет: « Согласно Конституции Российской Федерации это право не может быть ограничено. Допустимые ограничения конституционных прав в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации могут быть введены законодателем только в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Право на судебную защиту ни в каком случае не может вступить в противоречие с данными целями и, следовательно, не подлежит ограничению. Именно поэтому право на судебную защиту отнесено согласно статье 56 ( часть 3) Конституции Российской Федерации к таким правам и свободам, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах»2. Было бы недопустимым оценивать вводимые огра- См. более подробно Малько A.B. Стимулы и ограничения в праве // Правоведение. 1998. № 3, Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В.Малько. М., 1997.

Собрание законодательства РФ. 1995. № 19. Ст. 1764.

ничения права на неприкосновенность частной жизни через содержание совершенно иного конституционного права.

Можно также сделать вывод: Конституция РФ допускает установление ограничений права на неприкосновенность частной жизни, но оно должно отвечать следующим условиям:

- возможность проникновения в сферу частной жизни должны быть указаны только в законе и отвечать целям статьи 55 (часть 3) Конституции РФ;

- в законе должен быть указан круг лиц, имеющих право вторгаться в частную жизнь;

- проникновение в сферу частной жизни должно быть не произвольным, а с соблюдением соответствующей процедуры.

Все указанные условия предъявляют наиболее жёсткие требования к процессуальной основе введения ограничений. К сожалению, советская юриспруденция меньше всего внимания уделяла именно процессуальной основе деятельности публичных органов. Можно закрепить достаточно обширный комплекс прав и свобод, но при отсутствии процессуального обеспечения он может стать лишь фикцией. Ведь сами конституционные права - это не более, чем текст, имеющий знаковое оформление.

Достаточно ли такой декларации Какова роль государства в воплощении этих прав Реальное претворение в жизнь конкретных правомочий зависит от процедурных правил, их чёткости и понятности. В этом вопросе трудно не согласиться с мнением судьи Верховного Суда США Джексона: « Справедливость и процессуальная стабильность являются непреложной основой свободы. В конце концов, можно как-то перенести жёсткие положения материального права, если они применяются справедливо и беспристрастно. Человек, которому предстоит делать выбор, был бы склонен выбрать советское материальное право, применяемое справедливо, с соблюдением наших процессуальных гарантий, чем наше материальное право, если оно осуществляется при помощи советских процессуальных принципов» ( особое мнение Джексона по делу Shaughnessy v. United States, 1953).

Международное право также выработало общие принципы ограничения прав человека. Всеобщая Декларация прав человека (1948 г.) ещё в статье предусматривала: « При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе». Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, закрепляя европейский стандарт защиты прав человека, предусматривая односторонние обязательства стран-участниц Конвенции, также устанавливает возможность ограничения права на неприкосновенность частной жизни: « Не допускается вмешательство государственных органов в осуществление этого права, за исключением случаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, общественного порядка или экономического благосостояния страны, для поддержания порядка и предотвращения преступлений, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, охраны здоровья или защиты нравственности или защиты прав и свобод других лиц» (статья 8).

Исходя из содержания статьи 8 ЕКПЧ, можно вывести ряд основополагающих выводов.

Конвенция защищает только отношения между государством в лице публичных органов и гражданином;

Ограничение должно быть предусмотрено законом, причём « предусмотрено законом» не означает лишь формальное требование закрепления ограничения в особом виде нормативных актов. Европейский Суд по правам человека в решении по делу Олссон (Olsson) против Швеции рассмотрел данный критерий более широко1. Сами заявители поставили вопрос о соответствии шведского закона праву по смыслу статьи Конвенции. Высокий Суд отметил: «Какая либо норма не может считаться «законом», если она не сформулирована с достаточной точностью так, чтобы гражданин самостоятельно или, если понадобится, с профессиональной помощью мог предвидеть с долей вероятности, которая может считаться разумной в данных обстоятельствах, последствия, которые может повлечь за собой конкретное действие... Фраза «предусмотрено законом» не просто отсылает к внутреннему праву, но имеет в виду и качество закона, требуя, чтобы Супруги Олссон обжаловали правила передачи детей на государственное попечение.

Окружным Советом по социальным проблемам г. Гётеборга было принято решение, что развитие детей находится под угрозой, поскольку родители не могут обеспечить им надлежащий уход. В течение примерно 7 лет дети находились либо в школе-интернате либо в приёмной семье. Доступ родителей к детям был ограничен.

последний соответствовал принципу верховенства права. Таким образом, подразумевается, что во внутреннем праве должны существовать определённые меры защиты против произвольного вмешательства публичных властей в осуществление прав, охраняемых inter alia п. 1 статьи 8»1.

Одновременно Суд согласился, что зачастую законодатель не сможет придерживаться предельной чёткости при изложении нормативного материала.

Применительно к конкретному делу, признав, что многие формулировки закона неопределённы, в решении было отмечено, что это компенсируется наличием судебного контроля на нескольких уровнях.

Аналогичные позиции были сохранены Судом. В частности в решении по делу Крюслен (Kruslin) против Франции (1990) было отмечено - « Формула «предусмотрена законом» в смысле статьи 8 п. 2 требует, во-первых, чтобы рассматриваемые действия властей имели основания во внутреннем законодательстве. Одновременно данное положение имеет в виду и качество конкретного закона. Она требует, чтобы закон был доступен для заинтересованного лица, которое могло бы предвидеть последствия его применения в отношении себя, а также, чтобы закон не противоречил принципу верховенства права»2.

Позиции Суда можно обозначить следующим образом. Ограничения должны быть включены во внутренне право. Конкретные действия против гражданина могут идти от различных должностных лиц, они должны основываться на законе. При этом Судом учитывается и судебная практика - «В сфере действия писаного права «законом» является действующий правовой акт, как он истолкован компетентными судебными органами в свете новых практических обстоятельств»33. Не допускается использование неопубликованных законов или ограниченных в доступе. Закон должен быть точным в смысле недопущения произвольного толкования и предусматривать подконтрольность действий публичных органов со стороны судебной власти. Точность закона исходит из того, что гражданин должен для себя представлять границы возможного ограничения и тем самым строить модель своего поведения.

Европейский Суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. T.I. M., 2000, с. 553.

Там же, с. 669.

Крюслен против Франции, там же, с. 671.

Ограничение права на неприкосновенностьчастной жизни должно быть признано «необходимымв демократическомобществе ». Следует добавить, что многие Конституции стран Восточной Европы также используют в своих нормах данную формулировку, которая означает обеспечение надлежащегобаланса между интересами личности и общим интересом защиты публичного порядка. Тем самым она представляет собой оценочный критерий, насколько присутствуетсоразмерностьмежду дискреционнымиполномочиями, представленными государством( наличие насущной общественной потребности в ограничении), и преследуемымправомернымцелям2. Государствоналагает ограничения не в соответствии с произвольным усмотрением законодателя а в силу ответственности,, возлагаемогона него за обеспечение публичного порядка3.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.